английские карточки по разным темам английский по скайпу для детей и взрослых
мужчина и женщина целуются
Глава 2.
Иллюзия
свободы

Прошло более шести часов с того момента, как самолёт приземлился в аэропорту столицы Марокко, а Джон Колкетт тянул время. Переговоры, которые он миролюбиво пытался вести с террористами, пока не дали ощутимых результатов: "Боинг" был почти заправлен горючим и вот-вот новая смена пилотов поднимется на борт.

— Стив, — стараясь быть спокойным и тщательно подбирая слова, говорил Джон, — мне не совсем ясны твои требования. Власти Гайаны разрешили посадку, бак почти полон, двое пилотов готовы приступить к своим обязанностям, но скажи, наконец, чего ты хочешь на самом деле? И какая сумма тебе нужна? Мы достанем её за короткое время — наличными или в облигациях — но и ты пойди нам навстречу. На борту есть женщины и дети, если ты отпустишь их, сразу же получишь половину суммы. Будь справедливым по отношению к заложникам, дай им шанс и у тебя появиться свой.

– Глупец! — рассмеялся Стив. — Мне нужен самолёт и пара отличных пилотов, а не ваши грязные деньги! И не надо этого психологического давления — я сам решу, как поступить с заложниками! Напоследок один бесплатный совет — если хотите вести с нами результативные переговоры, говорите по существу!

Майор услышал, как террорист заглушил связь. Что же делать? Все инструкции, которые он изучил в теории, были выполнены, а толку ноль. Раздосадованный и всё более нервничающий, Джон повернулся к машине и не поверил своим глазам — навстречу ему шла сама Барбара Дани. Сопровождавший её полицейский с сияющим лицом сообщил ему:

— Майор, Вы не представляете, какая удача! Мисс Нортон отдыхала в Касабланке и согласилась помочь нам!

— Нортон? — вопрошающе посмотрел на неё Джон.

— Мисс Дани осталась в прошлом, — с достоинством сказала Барбара, — а я Вас видела, майор! — стрельнув ярко подведёнными глазами, добавила она. Барбара обладала импозантной и эффектной внешностью, которую подавала, как подают в элитных ресторанах деликатес к дорогому вину. Джон за километр раскусывал таких и на лёгкий флирт отреагировал сухо, с некоторым оттенком брезгливости.

— Да?

— У Вас очаровательная жена и детишки! Кстати, сколько им?

— Мисс Нортон, перейдём к делу. Вы знаете, для чего находитесь здесь? — прямо спросил Джон.

Барбара вмиг стала серьёзной.

— Да, к сожалению. Но хочу заметить, майор, что вся эта история бросает на меня тень, в обществе пойдут ненужные разговоры...

— Мисс Нортон...

— Моя репутация может пострадать. Да и, откровенно говоря, я не рассчитываю на успех.…

- Может быть, Вы попытаетесь поговорить со своим сыном? — перебил её Джон. — Мы надеемся, что Ваше присутствие здесь как-то обезоружит его.

— Откровенно говоря, — сердито сверкнула глазами Барбара, — я особо не рассчитываю на успех. Видите ли, Стив мне не сын...

Джон и полисмен в немом изумлении уставились на неё.

— Я прихожусь Стивену мачехой. Мальчику было пять лет, когда его отец женился на мне. Мы прожили с ним пятнадцать лет, потом разошлись и вот уже в течение довольно-таки большого отрезка времени я ничего не слышала о судьбе Стива. Признаюсь, мы с ним никогда не ладили. Он считает меня виновной в смерти отца, — выдержав многозначительную паузу, добавила она.

С каждым словом таяла в сердце Джона надежда на то, что из этого предприятия что-нибудь получится.

— Но я попытаюсь, — улыбнулась Барбара, — Стивен ведь человек, и у него, как и у всякого, есть свои слабые места.

В голове Колкетта мелькнула мысль, что, возможно, парень и вырос таким благодаря своей мачехе.

— Хорошо, — сдержанно ответил он, — я скажу ему… - Стив, я надеюсь, ты не откажешься поговорить с... Я передаю связь.

Барбара приняла из рук майора микрофон и, театрально прокашлявшись, произнесла:

— Привет, Стивен! Ты узнал меня?

Стив медленно опустился в кресло. О, этот голос он бы узнал из миллиона похожих!

— Что случилось? — схватил его за плечо Арнольд. — Говори же!

— Моя мачеха… Барбара. Она здесь, — выдавил из себя Стивен. — Что они задумали? Арни, мне кажется, они готовят нам ловушку! — его лицо стало ожесточённым. — Отлично, я принимаю вашу игру! Сейчас выясним, какого чёрта она заявилась сюда!

— Стив, я не сомневаюсь, что ты узнал меня. Прошло несколько лет, как мы расстались, но ты не поверишь, как мне было горько узнать о том, что человек, которого я считала своим сыном, встал на преступный путь!

— Что она несёт? — нервно рассмеялся Арнольд. — Само лицемерие!

— … может быть, я не всегда была справедлива по отношению к тебе и твоему брату, — продолжала Барбара, — ты вправе послать меня к чёрту, но подумай о своём отце — ему было бы больно узнать, что его любимый сын стал преступником. Ты же всегда был честным, порядочным человеком!

— Это всё, что ты хотела сказать? — Стив справился с приступом волнения и теперь разговаривал сдержанно, не скрывая в своём голосе неприязни.

— Стив, если тебе нужен только самолёт, то зачем держать несчастных пассажиров в заложниках? Отпусти их и два пилота поднимутся на борт, это ведь последнее условие, на котором ты настаивал?

— Я думаю, это подействует, — несколько оживился Джон, — повторите, пожалуйста, ещё раз!

— Хорошо, — после долгого молчания Стив снова вышел на связь, — я принимаю ваше предложение. Но только после того, как сменится экипаж. Я отпущу всех! — он подчеркнул последнее слово. — И предупреждаю ещё раз — никаких фокусов!

Джон облегчённо вздохнул.

— Вы отлично справились с задачей! — невзирая на свою неприязнь к женщине, он горячо обнял её и пожал ей руки. — Группа захвата — приготовиться!

Решено было приступить к операции, как только последний пассажир покинет самолёт.

Стивен вошёл в салон, довольный результатами переговоров. В обмен на эти жизни он получит всё, что нужно для достижения заветной цели. И пусть ФБР бесится – Стив Дани слишком скользкий, чтобы его можно было взять голыми руками спецназа! Они разыскали его мачеху, думая, что смогут повлиять на ход дел. Но отпустить заложников с самого начала входило в его планы. Однако противник должен быть дезориентирован и в этом Барбара даже помогла.

Джон подошёл к пилотам, ожидавшим приказа. Он уже знал, что это были хорошо подготовленные парни и что на них можно было положиться.

— Тауфик и Идрис, — он внимательно посмотрел на каждого, — я могу пожелать вам только удачи, остальное вы знаете.

Он вручил им миниатюрный передатчик.

— Действуйте согласно указаниям, но если вдруг возникнет непредвиденная ситуация, попытайтесь взять её под контроль сами. Приступайте к выполнению задания!

Приятно было видеть лица ребят, полные энтузиазма, но Джона вдруг охватило дурное предчувствие. С тяжёлым сердцем проводил он их к машине и долго смотрел вслед, в который раз проклиная непролазную темноту ночи. Оставались считанные минуты до освобождения первого заложника.

Когда Стефани услышала, что их освободят, она сначала не поверила. Может быть, это западня, очередной ход террористов? Но ей не пришлось привыкать к этой мысли, потому что многочасовый марафон со смертью на самом деле подходил к концу.

— Выпускать по одному через каждые тридцать секунд, — отдал команду Стивен.

Сердце радостно затрепетало в груди. Стефани почувствовала, как невыразимая лёгкость переполняет душу и тело. К чёрту контракт! Она первым же рейсом летит — нет! только на поезде, корабле, машине! — возвращается домой: обнять Эжени и забыть Голливуд, а вместе с ним — весь этот кошмар! Совсем скоро она увидит Пола и, конечно же, никогда не сможет оказать ему «нет». Лишь только выдержать несколько минут!

И тут случилось непредвиденное.

Мартин, до последней минуты нервничающий, вдруг сорвался на крик:

— Стив! Нам не следует отпускать всех! Разве ты не понял — они готовят нам ловушку!

— С нами ничего не случится, — спокойно сказал Стивен, — возьми, наконец, себя в руки!

Мартин замолчал, но его глаза продолжали тревожно бегать: было видно, что он собирается настаивать на своём.

— Стив, сдаётся мне, что перед вылетом он нанюхался кокаина, — наклонился к нему Микаэль.

— Что?! — уставился на него Стивен. — Я думал, он завязал! Он же клялся мне!

Микаэль многозначительно улыбнулся и промолчал.

— Стив, — мутными глазами смотрел на него Мартин, — люк открыт — они могут в любую минуту ворваться сюда!

— Они ничего не предпримут, — начал терять терпение Стивен, — жизни пассажиров для них намного ценнее, чем наши.

— Стив! — в его голосе послышалась мольба. — Ещё не поздно! Нам смягчат приговор, если мы сдадимся добровольно!

— Что?! — смертельная бледность разлилась по лицу Стивена.

— Мы проиграли! — в каком-то невообразимо торжественном экстазе закричал Мартин, бросая оружие. — Их много, а нас всего шестеро. У нас неравные силы, неужели ты не видишь?! Лучше сдаться, но остаться в живых!

— Заткнись! — Стивен схватил его за грудки. – Ты что думал, это всего лишь игра? Тебя никто не толкал на преступление! Сейчас же приведи свои мозги в порядок и возьми автомат! У тебя нет выбора! Я приказываю!

Атмосфера накалилась до предела. Арнольд и Патрик, наблюдавшие эту сцену, продолжали молча выпускать заложников, и никто бы не смог догадаться по выражению их лиц, что в душе они глубоко переживают за товарищей. В самолёте к тому времени осталась небольшая группа людей. Через каждые тридцать секунд не человек, а комок нервов проскальзывал мимо террористов, не подозревая, как близко он находится от смерти. Герберт и Микаэль вывели последних заложников, в их числе была и Стефани. Великолепное чутьё актрисы подсказывало ей, что напряжение достигло предела, и на её долю выпало наблюдать, чем закончится возникшее между террористами разногласие.

— Нет, Стив, выбор у меня есть! — торжественно произнёс Мартин. — Я больше не подчиняюсь твоим приказам! Мне пока что дорога собственная шкура, её-то я и собираюсь сберечь!

— Отойди от люка! — крикнул Стивен, и автомат в его руках дрогнул. — Ты предаёшь нас?

Стефани стало страшно. Она поняла, что сейчас произойдёт что-то ужасное. Слава Богу, Пол на свободе! Стивен в числе первых дал указание освободить его. Ещё две минуты, и она утонет в его объятьях!

Раздался выстрел. Он был похож на хлопок, на жуткий хлопок, от которого стыла и леденела кровь. Люди, оставшиеся в самолёте, в ужасе отхлынули от люка.

В тёмном проёме возникла фигура. Шатаясь, она сделала два шага, последовал второй хлопок, и Мартин, сражённый пулей Арнольда, упал и скатился на сухую растрескавшуюся землю. Он был мёртв.

Несколько секунд над аэродромом стояла гробовая тишина. Полицейские, пожарные, врачи, журналисты, освобождённые заложники и все, кому был виден в темноте лишь силуэт "Боинга", замерли. У Джона опустились руки. Неужели есть первые жертвы? Стивен пробрался в кабину пилотов и вышел на связь:

— Погиб один из наших товарищей, все заложники живы и невредимы. Уберите тело и мы освободим остальных.

От первого человека, который был отпущен после выстрелов, Джон узнал, что же произошло на самом деле.

— Слава Богу! — воскликнул Пол. Он оказался на свободе одним из первых, хотя попытался отказаться и предлагал отпустить вместо него его спутницу. Но тут появился Стив, а провоцировать его гнев Пол считал слишком рискованным. С тех пор, как его освободили, он неотлучно находился рядом с Джоном, молясь на него, как на Бога. Пол пребывал в страшном нервном напряжении. Он, величайший продюсер века, видел много фильмов, большинство из которых поставил он сам, но последние сцены, где пришлось участвовать ему, а не актёру, выбили его из колеи. Он впервые жил, а не играл, и эта жизнь оказалась намного отвратительнее, чем он мог себе представить. Сердце холодным камнем застыло в груди, когда он услышал выстрелы. Трагедия, близившаяся к концу, только началась. Невозможно представить, что пережил Пол за эти секунды, пока Стивен не произнёс роковые слова. Общее напряжение немного спало; Пол дал волю своим чувствам.

— Их жестокость настолько безгранична, что поднялась рука убить своего же товарища! — выразил он мысль, мелькнувшую у всех.

— Погоди с выводами, приятель, — задумчиво произнёс Джон, — по-моему, дело имеет шанс на хэппи-энд. Террористы на пределе — как только они освободят оставшихся заложников, мы тут же схватим их. Нам на руку сложившаяся ситуация.

Пол с сомнением покачал головой.

— Вы не знаете их. Это жестокие, не имеющие сердца твари. Я — продюсер, по долгу своей работы постоянно сталкиваюсь с разными людьми и умею читать человеческие души, как книги: они ещё что-нибудь выкинут, уж поверьте моему опыту!

— Извините, мистер, — холодно взглянул на него Джон, — позвольте напомнить, что здесь ответственность за операцию несу я. И я же отвечаю за жизни заложников. Я выполняю свою работу, а Вы — свою. И уж поверьте моему опыту, делаю я это не хуже! Могу согласиться с Вами лишь в одном — они действительно звери.

Террористы, впрочем, придерживались другого мнения. Невыносимо было потерять Мартина, но они понимали, что цена его жизни — их собственные.

Стефани осталась одна. С трепетным чувством шагнула она на белую ступень трапа и первое, что увидела, было ночное марокканское небо, раскинувшее над ней свой беззвёздный шатёр.

Убийство террориста не тронуло её. Все они заслужили смерти и один из них уже понёс наказание. Но всё осталось позади. Главным теперь было бездонное, бескрайнее небо над её головой и терпкий, прохладный, обжигающий лёгкие воздух Африки. Далеко в ночной дымке она увидела сигнальные огни полицейских машин. Где-то там, рядом, ждёт её Пол! Ей хотелось кричать во весь голос: "Я свободна!" Она и не подозревала, что каждый, вырвавшийся из лап террористов, испытывал похожее чувство.

— Пол.., — прошептала она, сделав ещё один шаг. И почувствовала на своих запястьях цепкие руки, словно наручники, сковавшие её. — А Вас, леди, я попрошу задержаться! — лезвием полоснул по сердцу голос Стивена. — Вы летите с нами.

Шатёр рухнул, раздавив своей тяжестью хрупкую надежду на встречу. Стефани ощутила знакомый запах салона, там, в Париже, казавшийся пропитанным изысканным парфюмом, а теперь сохранившим атмосферу губительного напряжения, и услышала, как почти бесшумно вернулся в пазы люк. Невольный крик сорвался с её губ, но дуло пистолета, до боли врезавшееся между лопаток, не терпело возражений. "Почему именно я?" — металась протестующая душа Стефани, а тело, словно робот, повиновалось террористу.

— На борту находятся члены экипажа, — сообщил Стивен Джону, — и актриса Стефани Делож. Все они остаются нашими заложниками. Я хочу быть уверенным в своей безопасности, поэтому буду распоряжаться жизнью мадемуазель Делож и пилотов по своему усмотрению. Эта женщина достаточно известна, чтобы заменить сотню пассажиров и, несмотря на то, что имею несколько другой взгляд на её фильмы, не премину воспользоваться этой дешёвой популярностью. Прими мои соболезнования, Джон.

— Стив! Чёрт побери! - со злостью прокричал Джон. — Ты ведёшь нечестную игру!

— Прости, Джон, что обманул тебя! — с раскаянием произнёс Стивен и, не в силах больше сдерживать переполнявшее его чувство торжества, громко расхохотался.— Прощай, Джон, я уже не выйду на связь!

— Нет! — Стефани ворвалась в кабину пилотов и схватила Стивена за руки. — Я не прошу отпустить меня, но дайте возможность ещё раз увидеть Пола! — умоляюще шептала она. — Пожалуйста!

Стивен грубо оттолкнул её.

— Займите своё место и не шатайтесь по самолёту без моего разрешения! — сказал он. — Здесь я приказываю!

— Выбора у меня нет! — с горечью произнесла она, но в следующую минуту глаза её гневно сверкнули, злость потребовала выхода. — Я вынуждена подчиниться вам. Но помните, если мы погибнем, я достану Вас и в самом аду, и он покажется вам раем по сравнению с тем, что уготовлю вам я! Возможно, Вы ни в ком не нуждаетесь и Вам трудно понять, что значит для меня эта короткая встреча, но жертве всегда нужно дать последний шанс, а я ведь жертва, не так ли?

Стивен с досадой поморщился — сотня пассажиров стоила ему меньше нервов, чем эта женщина.

— Что ты с ней церемонишься? — показалась из-за двери голова Патрика. — Если сам не можешь, дай мне её прикончить!

Стефани застыла при этих словах, но Стивен движением пистолета приказал ей выйти, тем самым повергнув в ещё большее напряжение — они хотят пустить ей пулю в спину.

— Забудь об этом! — раздражённо ответил Стив. — Пока она служит нам пропуском в мечту, мы будем беречь и охранять её! Надеюсь, больше ни у кого не возникает подобных мыслей? — он испытующим взглядом обвёл лица Микаэля и Арнольда.

— Джон, ты ещё здесь? — Стивен снова вышел в эфир. — Срочно найди мне продюсера этой актрисы, кажется, его зовут Пол. Я дам им возможность попрощаться — при условии, что её дражайшая половина будет пошевеливаться!

— Постойте, — Барбара легко коснулась руки Джона, — целесообразнее было бы послать туда меня. Если я смогла оказать такое влияние на Стивена на расстоянии, мне кажется, один на один я достигла бы больших успехов.

— Вы с ума сошли! — воскликнул Пол. — Он выразился довольно ясно — на борт могу подняться только я! Майор, не разрешайте ей столь безрассудно рисковать!

— Зря вы так переживаете, — с улыбкой возразила Барбара, – думаете, мне хочется рисковать, зная о том, что я могу погибнуть? Я была плохой матерью, знаю. Тем не менее, уверена в приёмыше, как в себе. Они убили своего товарища, но это сделал не Стивен.

Колкетт колебался.

– Майор, – продолжал настаивать Пол, — не забывайте, Вы отвечаете за жизнь этой женщины — если с ней что-нибудь случится, первым пострадаете Вы!

— Я так же отвечаю и за Вашу жизнь, — сухо отреагировал Колкетт, — у нас остался один заложник, и решимость Барбары, быть может, наш последний шанс. Я ценю Вашу самоотверженность, мисс Нортон.

— Не надо расточать пустых похвал в мой адрес, — с прежней улыбкой ответила Барбара, – перейдём сразу к делу — не вы ли недавно мне самой об этом говорили?

Стивен напряжённо всматривался вдаль.

— Если через пару минут он не появится в поле моего зрения, – повернулся он к Стефани, — вам придётся прощаться посредством телефона.

– Спасибо, — пролепетала она в ответ, – когда Вас схватят, я позабочусь об адвокате в память за эту услугу.

— Я слишком дорожу каждой минутой, чтобы рассердиться на Вас, — рассмеялся Стивен, — наверное, потому что чувствую, что Ваши слова идут от чистого сердца. Вы искренне верите в то, что думаете, но всё же позволю себе огорчить Вас — я уверен, что адвокат мне не понадобится. Таким образом, я сэкономлю Ваши деньги, которые, если постараться, можно вложить в сценического педагога. А вот и наш герой!

Прожектора выхватили из темноты фигуру, облачённую в светло-серый костюм, со шляпой, надвинутой на лоб.

— У вас всего три минуты, — предупредил Стивен.

Три минуты! Как много и как мало! Много для того, чтобы рассказать о своей любви, признаться в чувствах, так долго тревоживших её, и ничтожно мало, чтобы вобрать в себя взгляд любимых глаз и насладиться близостью дорогого человека перед долгой-долгой разлукой!

В машине Джон отдавал последние распоряжения:

— Как только Барбара войдёт в самолёт, сразу же приступаем к атаке. Всем немедленно занять свои места и ждать моего сигнала!

— Майор, Вы действуете необдуманно! — продолжал горячиться Пол. — Начальство не одобрит Вашего плана!

— Я сам себе начальство! — рявкнул Джон. — Не мешайте выполнять мне задание! Лучше бы Вы…

Над аэродромом пронеслось раскатистое эхо; фигурка, идущая по взлётной полосе, остановилась. Раздался второй выстрел, вслед за ним третий; фигурка покачнулась и упала.

Стефани пронзительно закричала и бросилась к люку. Стивену с трудом удалось удержать её.

— Стой, ненормальная! Это не Пол!

– Вы убили его! — кричала и билась в его руках Стефани. – Убили!

Стивен несколько раз хлопнул ладонью по её щекам, и когда на него удивлённо уставились большие, обезумевшие от страха глаза, встряхнул женщину за плечи и чётко произнёс:

— Они обманули нас. Это не Пол! Это какая-то женщина! Я не знаю, что они задумали, но с этой минуты не пойду ни на какие уступки! Никаких прощаний!

— Зачем Вы убили её? — всё ещё находясь в шоке, прошептала Стефани. — Ни в чём не повинный человек!

— Стив, — позвал его Микаэль, — это... Барбара. Она переоделась в мужской костюм и…

— Подожди, подожди! — Стивен провёл рукой по внезапно вспотевшему лбу. - Патрик прикончил мою мачеху?

Микаэль отвёл глаза.

— Это был твой приказ, — еле слышно произнёс он. Стивен медленно опустился в кресло.

— Что за чертовщина! — пробормотал он. — Я столько лет мечтал о её смерти и вот, когда это случилось, я не испытываю облегчения. Я не хотел, чтобы она погибла именно так! Пускай бы её унесла болезнь или несчастный случай, но не рука моего товарища!

— Стив! — на его плечо легла рука Арнольда. – Это случилось и ничего уже не исправить. Просто прими её смерть в своём сознании. Не позволяй случившемуся обезоружить тебя! Сейчас наступают самые ответственные минуты!

Тауфик и Идрис переглянулись — для них тоже наступал ответственный момент. В машине Джона зазвучал сигнал, поданый пилотами.

— Пора!

Террористы раскусили их прежде, чем двинулся с места первый агент.

— Вот что, ребята, — Стивен навёл на пилотов автомат, — на славу ФБР вы потрудились неплохо, об этом мы ещё поговорим! А теперь взлетаем!

Тауфик стиснул зубы и повернулся к приборам:

— Живее!

— Но Вы обещали мне! — встрепенулась Стефани. — Вы дали мне три минуты!

— Благодаря моей мёртвой мачехе и ослу-майору, Вы потеряли их! – ответил Стивен. – Герберт, проводи даму до её места! – не давая возможности ей сопротивляться, он вытолкал женщину в салон. — Всё, мадам Делож, игры закончились!

— Стив! — окликнул его Идрис. — Шасси застопорило!

— Ерунда! Взлетай!

Пилоты тянули до последней минуты, но время работало не на них. Самолёт вырулил на взлётную полосу раньше, чем фэбээровцы приступили к выполнению задания.

— Дьявол! — хлопнув дверцей, воскликнул Джон. — Что задумал этот проклятый Дани?

У Пола был вид отчаявшегося человека. Краска отхлынула у него от лица, когда он увидел, что "Боинг" двинулся с места. Сердце ещё отказывалось верить в случившееся, но сознание уже приняло удар.

— Немедленно выключить прожектора! — Джон решился на последний шаг. — Они не должны покинуть аэропорт!

— Что это? — Стивен растерянно уставился в окно. — Ещё одна ловушка?

Тауфик повернулся к нему и спокойно сказал:

— Мы не можем взлететь — полоса абсолютно не видна.

— Ты надеешься увильнуть от работы? — Стивен приставил пистолет к его виску. — Чем нам грозят отключенные прожектора?

— Катастрофой, — ответил вместо него Идрис, — взлётная полоса может оказаться слишком короткой, мы не успеем взлететь и...

— Довольно! — резко оборвал его Стивен. – Я не хочу этого слышать! Вы будете выполнять мои приказы — с освещением, или без него! – он взглянул на измерительные приборы. — Попытка сбавить скорость – и один из вас распрощается с жизнью!

– Но это опасно!

— Мне всё равно, как умереть, – холодно ответил Стивен, — по желанию суда или Господа Бога. А вам придётся потрудиться!

"Боинг" благополучно поднялся в небо и вскоре исчез из поля зрения Пола. Он тяжело опустился прямо на землю и отрешённым взглядом обвёл направленные на него полные сочувствия лица. Встревоженный Колкетт подошёл к нему, несмело обнял за плечи.

– Не отчаивайтесь, — ласково сказал он, — власти Гайаны сделают всё возможное для спасения Стефани. Доверьтесь полиции!

– Довериться полиции? — по лицу Пола пробежала судорога, он нервно рассмеялся. – Вы что, до сих пор не поняли — они же надули Вас! Полиция оказалась бессильна, а Вы говорите о каком-то доверии!

— Я понимаю, — продолжал бормотать Джон, — Вам трудно – Вы только что потеряли близкого человека. Я не пытаюсь утешить Вас, хочу только посоветовать обратиться к хорошему психотерапевту и вместе найти выход из создавшегося положения. Вы же не позволите себе сойти с ума от горя?

— Мне не нужен врач, мне нужна Стефани! — Полом вдруг овладела такая решимость, что он сам удивился, под влиянием каких обстоятельств проснулась и заявила о себе та необъяснимая энергия, о существовании которой он прежде лишь догадывался. – Если полиция бессильна, я сам найду её! – воодушевлённый поддержкой невидимой силы, сказал он. — Я организую поисково-спасательную экспедицию и настаиваю, чтобы Вы, майор, тоже приняли в ней участие. Кажется, это Ваша работа?

Джон промолчал.

— Послушайте, я не требую Вашего согласия, — немного смягчил тон Пол, — я просто прошу Вашей помощи. Стефани для меня — всё! Я собирался сделать ей предложение, как только мы прибудем в Лос-Анджелес, но этот роковой рейс принёс нам столько несчастий! Стефани для меня больше, чем жизнь, умоляю, помогите мне найти её! Я заплачу любую сумму!

— Я отрицательно отношусь к взяткам, мистер Мартэн.

— Это не взятка, — горячо возразил Пол. — Это частное предложение! Если Вы согласитесь отправиться со мной в Гайану, получите миллион долларов. И если мы найдём Стефани живой и здоровой, Вы получите в три раза больше! Четыре миллиона - подумайте!

— А если не найдём? — Джон прямо посмотрел в его глаза. — Или найдём мёртвой? Я понимаю, Вам тяжело об этом слышать, но будем реалистами, такое вполне возможно.

– Я не хочу даже думать об этом! – глухо сказал Пол. — С таким настроем у нас ничего не получится! Прежде, чем мы соберёмся в путь, я хочу услышать, что Вы верите в успех этого предприятия!

– Четыре миллиона долларов? – переспросил Джон. – Я согласен!

За четыре миллиона он купит себе роскошную виллу в Италии на побережье Средиземного моря, яхту, машину последней модели, и отошлёт детей на учёбу в Англию. Для них с Катрин наступит второй медовый месяц.


Глава 3. "Роковой поцелуй"


Наталья Наталис

Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

Оставить комментарий или
купить электронный вариант книги: tais.club.contact@gmail.com

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru