английские карточки по разным темам английский по скайпу для детей и взрослых
парень целует девушку
Глава 3.
Роковой поцелуй

Стефани равнодушно смотрела в окно. Скучную и банальную картину являли собой облака. Она испытывала к ним чувство, похожее на ненависть. Они, словно магнит, притягивали её, заставляя наблюдать себя на рассвете, в полуденной дымке, предзакатных сумерках. Прошло несколько часов, как жизнь молодой женщины разлетелась на кусочки, подобно разорванным облакам, посеяв в душе хаос и леденящую тревогу. Сколько такого напряжения может выдержать человеческое сознание?

Террористов рядом не было, они все собрались в носовом отсеке, избавив заложницу от своего невыносимого присутствия. Место возле Стефани тоже пустовало - Пола давно уже не было рядом. Как он, должно быть, переживает! Теперь их чувство, испытанное самой судьбой, станет ещё крепче, ещё прочнее. К этим пафосным мыслям примешивалось другое ощущение, горькое и неприятное — ощущение своей беспомощности и зависимости. Пока только слёзы текли по щекам Стефани, но она чувствовала, что когда её раздражению и страху потребуется выход, они перейдут в рыдания. Ждать оставалось недолго.

—У нас всё идёт отлично! — наклонился к ней Стивен. — А у Вас?

От этой фразы Стефани зарыдала, не чувствуя никакого стыда перед террористами.

— Вечно бабы слёзы льют! — недовольно пробормотал Герберт.

Стивен несмело тронул женщину за плечо, словно приобнимая.

— Всё? Выплакалась? – суровые серые глаза понимающе смотрели на неё. — Всё осталось позади, теперь Вы в безопасности.

– Ему не впервой успокаивать плачущих леди — его бывшая жена была истеричной дамочкой, — услышала Стефани и отшатнулась.

— Оставьте меня! — со злостью и страхом сказала она. — Вам мало того, что Вы со мной сделали?!

Стивен равнодушно пожал плечами, собираясь положить конец утешениям.

— Микаэль, я оставляю её под твою ответственность, – Микаэль устроился напротив, натянул наушники и принялся с сосредоточенным видом чистить ногти. Стефани с презрением отвернулась. Плебей! Грязное, невоспитанное животное!

Стив Дани снова вернулся через несколько минут.

— Вы не голодны? — весело поинтересовался он. – Присоединяйтесь! — он придвинул к ней поднос с едой, но Стефани даже не взглянула на неё. — Глупо отказываться! — Стивен пребывал в хорошем расположении духа: самая трудная часть осталась позади. Было приятно осознавать, что именно его план оказался надёжным и верным. — Вам необходимо поесть и выспаться — Вы ещё не знаете, что предстоит перенести. А я знаю, поэтому и ем. — Теперь, когда Стивен расслабился, он уже не казался таким грубым и опасным. Стефани посмотрела, с каким аппетитом он поглощал отбивную, и её рука против воли потянулась к подносу. Попробовав кусочек холодного мяса, она уже не могла остановиться.

– А говорили, что не голодны! — снисходительно наблюдал за ней Стивен. — Ещё что-нибудь желаете?

– На десерт остался только я, – нехорошо усмехнулся Арнольд, – его острые, пронзительно-синие глаза с горьким изломом бровей бесцеремонно рассматривали её колени, чуть прикрытые юбкой.

Стефани сжала губы и промолчала. Она уже не боялась их как террористов, где-то внутри поселилась уверенность, что её не убьют, но теперь в их глазах она заметила хорошо знакомый ей огонёк. Всё самое страшное осталось позади, они немного расслабились — в них проснулся самец.

— Не задевай её, Арни, — миролюбиво сказал Стивен, – всё-таки ей приходиться отдуваться за остальных. Побережём нервы друг друга.

Стефани с какой-то долей благодарности взглянула на него.

Стив кинул ей подушки и разложил кресло.

– Вам не мешает выспаться, – даже эта фраза звучала как приказ, а не как доброе напутствие, – я не хуже "Эйр Франс" позабочусь о Вашем комфорте.

«Спать под дулами автоматов — разве возможно?», — подумала Стефании, проваливаясь в сон. Она всё глубже и глубже погружалась куда-то в темноту, где на короткое время можно было забыть, что мир бывает жесток, в нём водятся террористы, жертвой которых ей было суждено стать.

— Здравствуй, Спящая Красавица!

Стефани открыла глаза и увидела прямо перед собой весёлое лицо Стива. Ей даже не потребовалось приходить в себя — картина пережитого ужаса стояла у неё перед глазами, словно она не засыпала и не забывалась в волшебной стране грёз.

– О Господи!

– Не переживайте так, леди! – Стивен протянул ей чашку дымящегося кофе. — Лучше взгляните в иллюминатор. Вы ведь впервые в Южной Америке? Тогда такое Вам вряд ли ещё приходилось видеть!

– Забавно — летела в Северную, а попала в Южную! — ухмыльнулся Герберт.

— Надеюсь, здесь мы расстанемся, — нервно выдохнула она, увидев сквозь рваные нити облаков строения, громоздившиеся далеко внизу, словно неправильно сложенная мозаика.

– А Вы этого хотите? – в голосе Стивена звучали насмешливые нотки, но его лицо оставалось серьёзным. Оно даже показалось Стефани привлекательным в эту минуту, но вслух она лишь сказала:

– На сегодняшний день это моё единственное желание.

— Жаль, – изогнул брови Стивен, – я уже успел привыкнуть к Вам.

– Несмотря на то, что я снимаюсь в бездарных фильмах! – в тон ему ответила Стефани. – Вы очень противоречивый человек!

– Острое наблюдение! – усмехнулся Стивен. – Однако, каким бы противоречивым я ни был, леди, или, как говорят в Вашей стране: мадам – считает меня круглым идиотом, к тому же жестоким и беспощадным, — добавил он с издёвкой, — а между тем, уж поверьте мне на слово, нью-йоркский приют для бездомных животных был когда-то основан на мои деньги.

— Власти Гайаны вряд ли припомнят Вашу благотворительность! — Стефани, конечно, не поверила ни единому его слову. – Это Америка — люди здесь подготовлены намного профессиональнее, чем в Марокко! Вам осталось совсем немного.

Стивен устало улыбнулся.

– Взгляните ещё раз в иллюминатор, — только равнодушно сказал он и вышел.

Внизу, насколько хватало глаз, тянулась полоса светло-зелёного оттенка. Она плавно переходила в салатовый, затем в тёмно-зелёный цвет, изредка прерываясь бирюзовой или голубой лентой рек и высокогорных озёр. Невозможно было увидеть землю из-за бесчисленного количества листьев, распустившихся на кронах гигантских деревьев.

Стефани отшатнулась.

— Где же город? Под нами одни леса!

— Это джунгли, — зевнув, ответил Микаэль, — Джорджтаун остался далеко позади.

В салон вернулся Стив. Не давая ошеломлённой Стефани прийти в себя, он поставил Микаэля в известность о решении посадить "Боинг" на засеянное маком поле.

— Поле?! — на лице Стефани отразился ужас. — Вы с ума сошли — это "Боинг", а не вертолёт!

— Мадам, не считайте меня совсем идиотом, решившимся посадить такую махину на полянку кукурузы! — не скрывая раздражения, сказал Стивен. — Я не стал бы Вам ничего объяснять, но раз уж Вы волею судьбы оказались втянуты в эту историю, то имеете право знать, как распоряжаются Вашей жизнью. Конечно, и эта плантация не сравнится с аэропортом Шарль-де-Голль. Нам остаётся уповать на Господа Бога и мастерство пилотов. Надеюсь, что на них всё-таки больше. Мы попытаемся.

– Вы сказали — попытаемся, — голос Стефани дрогнул, — каковы наши шансы? Мы разобьёмся?

– Примерно пятьдесят на пятьдесят. Но мы не погибнем! – уверенно добавил Стивен. – Ребята постараются — им ведь есть, что терять.

Стефани закрыла глаза, пытаясь чуть-чуть замедлить биение сердца. Впервые за долгие часы плена ей стало по-настоящему страшно. Теперь её жизнь зависела не от врагов, а от друзей.

— Неужели нельзя было покончить со всем этим ещё в Джорджтауне?! Зачем нужен столь неоправданный риск? Ради развлечения?! – Стефани заломила руки, мужество покинуло её.

— Оставьте свои театральные жесты, госпожа Делож! — оборвал её Стивен. – И привыкните, наконец, к мысли, что Вы — не центр Земли, а всего лишь её песчинка! Сядь мы в Джорджтауне, это означало бы верную дорогу на эшафот. Я не хуже Вас осведомлён о подготовке латиноамериканских спецназовцев! — он рассмеялся. – Мой план намного проще, как всё гениальное! Мы пересекаем границу, высаживаемся в Гран Сабане, а оттуда — пара-другая недель пути до заветной горы. Впрочем, Вам это уже знать лишне. Единственное, что я могу добавить: если повезёт, у Вас появится шанс увидеть самый высокий водопад в мире.

— Я не интересуюсь водопадами, пусть даже самыми высокими! — резко ответила Стефани. – Меня волнует лишь один вопрос — где я буду освобождена?

— Во всяком случае, в джунглях мы Вас не бросим.

Включившийся динамик не дал Стефани возможности ответить на его реплику.

— Мы снижаемся, высота — шесть тысяч метров. Стив, площадь для посадки слишком мала! — в голосе Тауфика зазвучали нотки отчаяния. — У нас очень мало шансов, чтобы не врезаться в джунгли! Мы погибнем!

Террористы обменялись встревоженными взглядами.

— Стив, может быть, ещё есть время, чтобы повернуть назад? — несмело сказал Патрик. — Пока не поздно…

Стивен долгим взглядом посмотрел на товарищей. Они были бледны и напуганы, хотя и пытались сохранить на лицах выражение суровости и спокойствия. — У нас нет выбора, — медленно, по слогам, произнёс Стивен, и по его голосу все поняли, что он тоже испытывает сильное волнение, — как не было его у Мартина. Разве для этого ты убил мою мачеху? — Стивен в упор посмотрел на внезапно побледневшего Патрика. — Дорога назад ведёт к пожизненному заключению, а некоторых из нас — к смертной казни. Впереди же — путь к богатству, возможность осуществить свои мечты, или опять же — смерть. Нужно быть смелыми до конца! Или не вы сами предложили мне слова этой клятвы?

Стефани на какое-то мгновение забыла об опасности и абсурдности происходящего, впервые посмотрев на Стивена заинтересованным взглядом. Он превосходно играл свою роль! Стефани не могла не отдать должное его выдержке и преданности, но всё же хорошо помнила, чем они могут обернуться.

— Стив! — почти крикнул Идрис. — Это невозможно!

В ту же секунду он почувствовал холодное прикосновение металла к своему виску.

— Возможно всё! — прорычал Стивен. — Иначе ты получишь пулю!

Мужчины собрались в носовой части самолёта, серьёзные и молчаливые. Было странно видеть огромный салон красавца "Боинга" пустым, словно у него отняли душу. Стефани оглянулась в поисках поддержки. Сейчас она нуждалась в ком-то, кто обнял бы её и сказал, что всё будет хорошо. Но только ряды пустых, осиротевших кресел видели её глаза. Стефани с горечью призналась себе, что больше не является заложницей – перед смертью все равны. Она опустилась в кресло, пристегнула ремни безопасности, обречённо закрыла глаза; рука механически потянулась к иллюминатору, собираясь задёрнуть занавесь. Что угодно, лишь бы не видеть того, что может произойти! Вспомнились молитвы, которым научила её мама. Она пыталась прочесть их, но нервы были настолько на пределе, что лишь одна и та же фраза звучала в её устах. «Господи, дай мне силы пройти через весь этот кошмар!» - только шептала она.

В салон вошёл Стив.

— Стефани, – он впервые назвал её по имени, — с тобой всё в порядке?

— Мне страшно! – прохрипела она.

Он сел рядом с ней и пристегнул ремни.

— Всё будет хорошо. Хочешь, я обниму тебя?

Стефани не нужно было уговаривать, она сама прижалась к нему и спрятала лицо у него на груди.

— Пока я с тобой, всё будет хорошо, — повторил Стивен, — ты знаешь, я ведь рождён под счастливой звездой.

Их хорошенько встряхнуло, когда самолёт, выпустив шасси, легко коснулся земли и побежал по полю, подпрыгивая на ухабах и подминая под себя молодые ростки.

– Мы не погибнем, — продолжал Стивен, крепче прижимая к себе женщину, — никто из моих предков не умирал в результате катастрофы. — Он не мог думать о том, что на этот раз судьба обойдётся иначе с отпрыском Дани, и продолжал говорить, не давая страху завладеть его сознанием. В конце концов, было бы очень обидно погибнуть именно сейчас, на пороге своего триумфа. — Я — внук того самого Найджела Дани, единственного уцелевшего в результате извержения вулкана Мон-Пеле человека. Мой дед жил тогда на острове Мартиника, в городе Сен-Пьер. Он был расположен в девяти километрах от вулкана. К тысяча девятьсот второму году его население достигло тридцать тысяч человек. Взрыв уничтожил всех и всё. Огромная чёрная туча, состоящая из горящих газов и раскалённых обломков, чья температура превышала семьсот градусов, покрыла город и в считанные секунды поглотила его. Самые толстые деревья были вырваны с корнем или сломаны, каменные стены домов разрушены до основания, а громадная трёхтонная статуя была сброшена с пьедестала и отлетела на несколько метров. Большинство судов, находившихся в гавани, были перевёрнуты и сожжены. Один человек остался в живых после этой катастрофы, и им был мой дед. Злой рок толкнул его на преступление - его бросили в подземную темницу с маленьким зарешечённым окошком, выходившим в сторону, противоположную вулканическому взрыву. Да, нет худа без добра. Найджел Дани умер несколько десятилетий спустя, отравившись морской рыбой. А мой отец? Сколько раз он попадал во всякого рода переделки! Однажды его машина потерпела аварию. Все его спутники погибли мгновенно, кроме одного человека, рядом с которым он был тогда. Вдвоём они с тяжёлыми ранениями были доставлены в больницу. Он умер несколько лет назад от укуса змеи. Мои предки застраховали от катастроф и меня, и любого, кто будет в тот момент рядом со мной. Можешь быть уверенна, что твоя кинематографическая карьера ещё не закончена.

Подрагивая и вибрируя, огромная машина мчалась на чудовищной скорости, разрушая десятилетия контрабандного человеческого труда, и так же стремительно приближался зелёный массив.

— Мы не минуем его! — закричал Тауфик. — Идрис, я потерял управление!

На полном ходу "Боинг" врезался в джунгли, протаранив семью столетнего бамбука, искалечив при этом половину крыла и потеряв хвостовой отсек. То, что ещё недавно называлось любимым детищем ведущей авиакомпании мира, превратилось теперь в безобразное самолётоподобное тело, из которого кишками выползал дым.

В течение нескольких минут небо над джунглями оставалось чёрным от взмывших в него птиц; дикие звери с ужасом бежали с места катастрофы: никогда ещё джунгли не знали такого натиска.

Стивен выбрался из-под обломков кресел, мутными глазами обвёл салон. Он не терял сознания, владея собой до конца, пока их искореженный "корабль" не ткнулся носом в болотистую низменность. Но стреляющие боли в плече и неприятный шум в голове в первые минуты мешали сосредоточиться для принятия решения. Превозмогая отвратительные ощущения, он заставил себя подняться. Первым, кого увидели его глаза, была Стефани. Она лежала в нескольких шагах, неподвижная. Он тихонько окликнул её. Женщина слабо шевельнулась, потом затихла. Стивен бросил на неё хмурый взгляд и поспешил к товарищам. Никто из них сильно не пострадал, почти все отделались лёгкими ударами и царапинами. Стивен приказал им немедленно покинуть самолёт и ждать снаружи. Через несколько минут он появился из люка с женщиной на руках. Стефани уже пришла в себя и теперь пыталась возразить против такого отношения, но Стивен приказал ей молчать. Лишь когда они оказались на безопасном расстоянии от поверженного гиганта, он небрежно опустил пленницу на землю и, казалось, забыл о её существовании.

— Как вы, парни?

— Ну и натерпелся я страху! – нервно рассмеялся Патрик. — Всё было, как в крутом боевике!

— Тауфик и Идрис! — вдруг сказала Стефани. — Они остались там!

В любую минуту «Боинг» мог взлететь на воздух, а судьба двух пилотов оставалась неизвестной.

— Стив, что будем делать?

– Эти ребята — молодцы, они не должны погибнуть, — Стивен обвёл всех долгим взглядом, — Арни и Герберт, вы идёте со мной!

— Не понимаю, зачем спасать жизни каких-то пилотов, рискуя собственной! — недовольно проворчал Герберт, зная, что ему придётся подчиниться.

— Но постойте! — Стефани дотронулась до его рукава. — Если Вы погибнете, мы пропадём в джунглях…

Мужчина молча убрал её руку и подал знак Арнольду и Герберту. Стефани в отчаянии кусала губы: как ни говори, а со Стивеном все чувствовали себя в безопасности. Он вдруг замедлил шаг, вернулся, и Стефани не успела понять, что происходит, как его горячие губы впились в её рот.

— Это на тот случай, если мы погибнем, — насмешливо сказал он и скрылся с товарищами в зарослях.

Стефани никогда не чувствовала себя так глупо, как в эту минуту. Ей хотелось накричать на него, влепить пощёчину, выцарапать ему глаза. Но она только схватилась за пылающие губы и отвернулась, чтобы не увидеть ироничных улыбок Патрика и Микаэля. Но оставшимся мужчинам было не до смеха. Они напряжённо вглядывались вдаль, считая секунды до взрыва, скрывая друг от друга беспокойство за друзей.

А природа между тем продолжала жить своей жизнью: яркой, пёстрой, шумной. Пока солнце не успело изжарить своими лучами, всё вокруг казалось чудесным. Сквозь плотную тёмно-изумрудную листву, словно вырезанную из жести рукой искусного мастера, проступали светлые серебристые ветви и сучки. Они то беспорядочно извивались, подобно змеям, то уходили вверх строго горизонтально, а потом вдруг резко изгибались вверх или вниз. Отбрасываемые листвой световые блики казались ещё более яркими – такими, что глаза слепли, стоило начать оглядываться. Куда разнообразнее выглядели кустарники, образующие подлески. Покачиваясь от дуновения тёплого приземного ветерка, они спускали со своих веток длинные нити-стебли неизвестного растения. Нити эти напоминали усыпанные серебром седины бороды сказочных гномов. Немыслимо сложное переплетение вьющихся растений самых причудливых форм: спиральных, зазубренных, витых, волнистых - казалось причудливым произведением искусства. Некоторые из них были одеты в пёстрые ожерелья из ярко-белых, вишнёвых, золотисто-жёлтых и тёмно-голубых ягод; другие только-только начинали цвести – одни были увешаны изящными венками, а другие изукрашены разноцветьем мельчайших крапинок. Среди этого буйства тропических красок теснились крошечные птицы - колибри, привлекаемые пурпурно-красным цветом элегантного костюма Стефани. Случайно заметив необычную птичку, женщина переключила на неё своё внимание, лишь бы не считать минуты до возвращения ушедших к самолёту.

Вот где рай для кинематографистов! Во Франции, да и в Голливуде вряд ли нашлись бы павильоны, превосходящие собой эти живописные и экзотические места. Звуки здесь звучали натурально, объёмно, создавая фееричную многоголосицу. Стефании поймала себя на мысли, что сейчас эти звуки действуют умиротворяюще на истерзанную последними событиями душу, привнося в неё желанное утешение и даря надежду на то, что всё закончится хорошо.

И вдруг среди этой идиллии прогремел взрыв. Совсем рядом над горизонтом полыхнуло алое зарево, многоголосица джунглей сменилась встревоженным гулом и криками птиц, мгновенно заполонившими небо. Казалось, весь лесной массив дрогнул и отступил.

Никто из трёх оставшихся человек не смел взглянуть на другого. Патрик и Микаэль опустили головы, до боли в суставах сжимая оружие. Стефани, без единой кровинки в лице, тяжело опустилась на землю и закрылась руками. Стивен погиб. Этот насмешливый суровый мужчина с серыми глазами погиб. Это несправедливо: может быть, он и заслужил смерть, но не такую. Патрик шевельнулся.

— Надо сходить, посмотреть.., — неуверенно сказал он.

Заросли древних лиан раздвинулись и показался Стивен, а за ним - Арнольд и Герберт, поддерживающие под руки раненого Тауфика. Сзади, чуть прихрамывая, шёл Идрис.

— Стив! — голос Микаэля дрогнул. — Мы думали, вы погибли...

— Отбой! — устало улыбнулся Стивен, грязный и мокрый. — Такого приказа никто не давал!

Стефани глубоко вздохнула, пытаясь умерить стук беспокойного сердца. И как бы ни злило её это чувство, она была рада видеть Стивена снова. Идрис и Тауфик стали для неё сейчас самыми дорогими людьми на свете. Она озабоченно склонилась над раненым пилотом, осторожно пощупала рану на плече — Тауфик ударился им о пульт управления и потерял сознание, вот почему он не мог покинуть самолёт, Идрису же придавило ногу и лишь подоспевшие террористы помогли освободиться ему и вытащить второго пилота.

— Стивен, — несмело обратилась к нему Стефани, — Вы знаете джунгли: может быть, здесь есть какая-нибудь трава, способная залечивать раны…

Стивен молча извлёк из своего вещмешка маленькую коробочку и протянул Стефани со словами:

— Я это предвидел. Возможно, она поможет ему.

Стефани осторожно приложила лист неизвестного ей растения к ране. Тауфик, к тому времени уже полностью пришедший в сознание, вскрикнул и поморщился от боли. Идрис протянул ему флягу с водой.

— Держись, дружище, я рядом с тобой! — он сочувственно заглянул в его глаза. — Мы справились с заданием. — Потом он перевёл взгляд на женщину и тихо произнёс. — Мадемуазель Делож, мы по-прежнему отвечаем за Вашу безопасность. Пожалуйста, держитесь поближе к нам.

— Держу пари, леди,— приблизился к ней Стивен, — Вы разочарованы.

Стефани выпрямилась и посмотрела ему в глаза.

— Вы спасли жизни невинных людей, рискуя собственной и жизнями товарищей — Вы поступили благородно. Я по достоинству оценила Вашу храбрость, — она протянула ему ладонь.

Стивен прищурил глаза и проигнорировал предложенное рукопожатие.

— Я думал, что смерть — не слишком страшная расплата за мою дерзость!

Стефани вспыхнула. Она вспомнила его поцелуй – короткий, горячий, неожиданный.

– Оставьте меня! — сердито сказала она. – Ваша компания!

— Леди, Вы всё ещё наша заложница, – напомнил ей Стивен, — не отставайте, иначе попадёте в заложники к диким зверям. — Он последний раз взглянул в сторону взрыва и отдал приказ собираться.

Глава 4. "Из двух зол"


Наталья Наталис

Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

Оставить комментарий или
купить электронный вариант книги: tais.club.contact@gmail.com

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru