английские карточки по разным темам английский по скайпу для детей и взрослых
ночной разговор у костра
Глава 5.
Враждебный
мир

Тем не менее, ужинать их пригласили наравне с остальными. Еда состояла из консервированного мяса и запечённого картофеля без соли. Стефани, привыкшая к ресторанному меню и не представляющая своей жизни без него, поморщилась, но от пищи не отказалась. Стивену больше н е требовалось уговаривать её: она, наконец, осознала, что волшебные пейзажи на фоне прекрасных закатов — это только часть реальности.

Окружающий их мир был враждебным человеку, а для выросшей в цивилизованном обществе Стефани он оказался настоящим испытанием. Она старалась не обращать внимания на запах, исходивший от её платья, избегала дотрагиваться до спутавшихся волос, покрытых тонким слоем липкой грязи. Впервые с тех пор, как она находилась в компании мужчин, ей ни разу не пришло в голову взглянуть в зеркало, поправить причёску. Престиж и красоту модных салонов всего Парижа она променяла бы сейчас на минуты общения с Тауфиком и Идрисом. Никогда прежде чувство одиночества так не угнетало Стефани — ей лишь разрешалось бросать в их сторону тоскливые взгляды.

После ужина Стивен достал карту и разложил её на земле; сгрудившись над измятым куском бумаги, мужчины принялись что-то обсуждать. Стефани с деланным равнодушием устремила свой взгляд на ровное пламя костра, но на самом деле старалась не пропустить ни слова.

– Мы находимся здесь, – Стивен отметил на карте расположение их лагеря, — граница проходит вот здесь. Ребята, нам есть с чем поздравить друг друга!.. Завтра на рассвете Арнольд и Микаэль отправятся в Санта Элену и оставят там пилотов. Мы с остальными ребятами будем ждать вас на острове Ратончито. Возвращаться будете вот этой дорогой. Сегодня шестнадцатое число. Нас ждут тридцатого. Отлично, пока мы укладываемся. Часть нашей колоссальной работы проделана в стиле моих верных друзей! – он с гордостью посмотрел на них.

– Что будем делать с этой актрисой? — кивнул в её сторону Микаэль.

— Она пойдёт с нами. Мало ли неприятностей поджидает нас в пути — эта женщина будет прекрасным прикрытием! – Стефани покоробило от его слов. — Мы избавимся от неё на острове Орхидей, а если повезёт, оставим Лайме. Нам придётся немного поплутать, но главное — всё самое опасное осталось позади. Никто не догадается искать нас в сердце Венесуэлы! — Мужчины, довольные собой, расхохотались.

"Какие они грубые! — с неприязнью следила за ними Стефани. — Ах, Пол, видел бы ты это!"

Пол, такой нежный, всегда аккуратный и знающий себе цену! Он никогда не позволил бы себе подобного отношения ни с ней, ни с какой-либо другой женщиной. Он был рыцарем и джентльменом потому, что не мог им не быть. Он был задуман самой природой именно в этом качестве и, наверное, только здесь Стефани поняла, какое счастье обладать таким мужчиной. К несчастью, ей приходилось дышать одним воздухом с самым жестоким, самым бесчеловечным преступником, который видел в ней лишь средство для достижения своей цели. Она вскочила на ноги и принялась нервно ходить взад-вперёд.

Стефани пребывала в бессильной ярости сама с собой и не могла найти причину этого бессилия. Пол и Стив — такие разные... Невыносимо было думать о Поле, а находиться рядом со Стивеном, но бежать было некуда. Может быть там, за стеной крупнолистного кустарника, ей удастся обрести внутреннее равновесие?

— Эй, ты куда? — окликнул её Арнольд.

— Да пусть идёт! — миролюбиво сказал Стивен. — Может, ей отлить надо!

Он сооружал из жердей ложа на сваях и не считал нужным отвлекаться на подобные мелочи. Ему достаточно было знать, что благоразумие женщины не позволит ей совершить глупость — сбежать от них в джунгли. В середине шестидесятых на Новой Гвинее пропал сын Рокфеллера. Несмотря на долгие и чрезвычайно дорогостоящие поиски, он так и не был найден. В неизведанном, полном опасностей месте человек исчезает, как камешек в русле реки. На Амазонке говорят: «В наших краях боги могущественны, но джунгли — всемогущи и жестоки, всякий шаг человека в лесу отмечен реальной борьбой, но завершается весьма сомнительной победой». Что говорить об актрисе, выросшей на всех благах цивилизации — вряд ли она решится отойти от лагеря дальше десяти метров!

Ночь в экваториальной зоне опускается быстро, к половине седьмого — полный мрак. Стефани поднесла часики к самому уху, но из-за многоголосого концерта джунглей невозможно было что-либо расслышать. Вечером они казались ещё более враждебными, сумерки придавали им таинственный и мрачноватый облик. Нечего было и думать о том, чтобы променять общество террористов на эти зловещие шорохи, осторожные тени, неприятные скрипы. Лишь огонёк костра, маячивший между густых зарослей деревьев, да копошащиеся возле него фигурки придавали немного уверенности.

Остановившись, Стефани позволила себе глубоко подышать, приводя мысли в порядок. Этой технике её обучил педагог по сценарному мастерству и сейчас она вспоминала его с благодарностью – мысли, действительно, потекли ровнее, сознание с особой ясностью увидело абсурдность ситуации и заставило свою хозяйку испытать стыд. Разве можно было думать о Стивене, как о мужчине?!

Чья-то тень мелькнула в папоротнике, послышались шаги; Стефани замерла, ожидая самого худшего. Может быть, позвать на помощь? Стивена опять разозлит её своеволие. Чёрт с ним, слишком сильны мысли об опасности! Стефани приготовилась закричать, но тут, словно из-под земли, перед ней выросла фигура террориста. Это был Герберт.

— Не испугалась?

— Что?! — увидев, что это не тигр и не медведь, Стефани немного успокоилась.

— Гулять ночью по джунглям. Я не говорю о хищниках — куда легче не заметить в темноте гремучку или скорпиона!

— Я не собиралась сбежать, — передёрнула плечами Стефани, – не нужно меня пасти!

Герберт рассмеялся.

— Я давно понял, что урок, который преподнесла нам сегодня та чёрная тварь, тобой не усвоен. Ты всё ещё играешь в кино, малышка!

Стефани хмуро посмотрела на него.

– И Стивен решил приставить ко мне охрану? — с сарказмом произнесла она.

— Меня никто не посылал, — снисходительно ответил Герберт, — я пришёл сам. У меня возникли кое-какие мысли и.., — он внезапно замолчал и оглянулся, — тсс-с! Слышишь?..

— Это змея? — у Стефани перехватило дыхание, она инстинктивно прижалась к мужчине, ища защиты.

— Это пантера, — прошептал ей на ухо Герберт, — или крокодил.., — он коснулся губами её шеи, — я ещё не разобрался...

— Что Вы делаете?! — оттолкнула его Стефани. — Прекратите сейчас же! — она попыталась вырваться, но Герберт крепко держал её. — Я позову на помощь!

— А как же крокодил? — рука мужчины скользнула под блузку. – Или, может быть, удав?

— Нет никакого крокодила! — отчаянно боролась с ним Стефани. – Я поняла, зачем Вы меня преследовали!

— Отлично! Мне не придётся объяснять! Я рад, что мы прекрасно поняли друг друга! — он намотал её волосы на руку и взглянул в искажённое болью лицо. — В жизни не встречал более красивой женщины! Я так же слышал, что француженки на редкость хороши в любви. Неужели ты меня разочаруешь? — он притянул её к себе.

— Мне больно! — простонала Стефани, не в силах больше сопротивляться. Страх и боль сковали её волю.

— Будешь умницей — я обойдусь с тобой нежнее! — он с остервенением рванул её на себя. – Пикнешь — убью! И попробуй только рассказать Стивену!

Стефани слабо вскрикнула. Герберт зажал ей рот, повалил на землю и принялся торопливо срывать с неё одежду.

— О! — из его груди вырвался сладострастный вздох. — Мы с тобой неплохо позабавимся, крошка!

Стефани сделала ещё одну попытку высвободиться, как тут же получила пощёчину.

— Веди себя прилично! — навис над ней Герберт. — Я умею портить мозги, не оставляя следов на лице! Никто и не узнает.

Для Стефани в эту минуту весь мир сосредоточился на безмолвно-чёрном куполе, покрывшем джунгли. Высоко над ней среди далёких и холодных звёзд беспрерывно вспыхивали бесшумные молнии, и пока этот мерзкий выродок рода человеческого ласкал её грудь, она думала о том, что теперь у них с Полом нет будущего. Это были самые грязные, самые отвратительные чувства, когда Герберт трогал её губами или языком, и она судорожно хватала воздух, чтобы её не стошнило. — Потерпи ещё немного, детка, — прохрипел он, трясущимися руками расстёгивая штаны, — я знаю, тебе этого тоже хочется!

Кто-то крепко врезал ему по физиономии, Герберт кубарем слетел со Стефани и распластался на земле. Стивен выхватил из кобуры пистолет и направил его в голову товарища. Герберт вскочил, дико озираясь.

— Стив?! — судорожно сглотнул он, сообразив, кто его ударил.

— Когда до цели осталась пара недель, ты хочешь всё испортить? — Стивен был в ярости. — Ещё только посмей прикоснуться к ней! Пошёл вон, сукин сын! И чтобы больше ни шагу из лагеря!

— А Вы что, не могли закричать?— набросился он на Стефани. Стивен был зол - его не заботило, на кого выльется клокотавший внутри гнев. Стефани молча одевалась, сгорая от стыда и унижения. Бессмысленная жестокость Стивена поразила её. Неужели он не догадывается, что испытывает она сейчас?

— Он грозился, что убьёт меня, если я позову на помощь, — срывающимся голосом пролепетала она, — мне было страшно и больно!

То ли Стивен услышал в её голосе нотки отчаяния, то ли, наконец, понял, что ей пришлось пережить, но тон его немного смягчился, он нерешительно дотронулся до её руки и сказал:

— Мне жаль, что так получилось... Вы не сильно пострадали?

— Я?! — в её голосе звенели слёзы. — Я страдаю с того самого момента, когда увидела дуло автомата перед своими глазами! С тех пор я путаю реальность с вымыслом. Моя жизнь ничего не стоит, если её лапают такие грязные типы, как этот! — Её трясло, как в лихорадке. — Думаете, спасая мою честь, Вы искупите свою вину за то, что разлучили меня с любимым человеком? Пол вам этого не простит! И на самом деле Вы вовсе не благородный — даже смерть мачехи не тронула Ваше сердце!

— Замолчите! — заорал Стивен. — Какое Вы имеете право осуждать меня? Я отрицаю Бога, но даже в Вашей допотопной христианской религии говорится: не суди другого! Ни к чему выставлять меня отъявленным негодяем и говорить о вещах, которые Вам неизвестны! Вы не соображаете, какую чушь несёте! Я не желаю больше этого слышать, можете ночевать здесь, меня теперь не волнует Ваша судьба! — он швырнул пистолет ей под ноги и оставил одну.

Стефани испытала огромное облегчение, высказав всё, что накопилось у неё на душе за последние двое суток плена. В конце концов, этому самовлюблённому варвару не помешает знать, что она думает о нём! Пусть не думает, что заложница испытывает страх, пусть знает о её презрении к нему! Дрожь понемногу прекратилась, а вместе с ней прошёл и внезапный приступ смелости. Вновь прояснившееся сознание шептало ей: "Оглянись вокруг, ты снова осталась одна. Здесь безлюдно и темно, ты в опасности, Стефани! Мне страшно за тебя!"

Она огляделась: внезапная вспышка молнии на мгновенье осветила джунгли — из-под ног вспорхнула какая-то птица и с пронзительным криком скрылась в кроне деревьев, невдалеке протяжно завыл неведомый зверь. Неужели Стивен на самом деле бросил её здесь, одну? Стефани схватила пистолет и направила его на невидимого врага. Темнота обступила со всех сторон, ночные шорохи гуляли по джунглям, и в зарослях снова послышались чьи-то шаги.

— Спокойно, спокойно, Стефани! Это всего лишь я! — Стивен невольно отступил, увидев направленное на него оружие. — Вы же не станете стрелять на самом деле?

— С каким удовольствием я сделала бы это! — воскликнула она. — Жаль только, что не могу — обстоятельства работают не на меня!

Стивен выхватил из её рук пистолет и спрятал его.

— Вы серьёзно решили остаться в джунглях? — равнодушно поинтересовался он. — Следуйте за мной, если голливудский контракт ещё имеет для Вас какое-то значение!

— К чёрту контракт! — Стефани схватилась за протянутую руку и последовала за мужчиной. — У меня нет желания оставаться в этом месте ни на минуту.

— Где вы пропадали?! — возмущённо воскликнул Арнольд. — Стивен, давай не будем играть в кошки-мышки!

Герберт сидел поодаль, поглощая остатки своего ужина, и, казалось, никого не замечал. Стефани не нашла в себе сил взглянуть в его сторону, ощущая, как до сих пор бегают по телу мурашки от грубых прикосновений.

— Какая ерунда — беспокоиться за Стивена! — пробормотал он себе под нос. — Что с ним может случиться?

Стивен бросил недобрый взгляд в его сторону.

— Держись от него подальше, — на всякий случай предупредил он Стефани.

Та слабо кивнула головой. Уже некоторое время она чувствовала лёгкое недомогание, но причиной тому был не произошедший инцидент. Места укусов воспалились и зудели, стало неприятно дотрагиваться до тела.

— Что с тобой, Стефани? — встревожено наклонился над ней Идрис. — Ты вся горишь!

Через несколько минут выяснилось, что ещё Патрик, Тауфик и Микаэль подцепили тропическую заразу. Удивительно — Стефани лучше других переносила приступы. У Тауфика поднялась температура, всех троих бил озноб, мучила головная боль — Стефани попросила разрешения ухаживать за Тауфиком вместе с Идрисом и Стивен не мог отказать.

— Одно условие, — сказал он,— Патрик и Микаэль тоже нуждаются в уходе, не обделяй их вниманием, пожалуйста.

— Стив, неужели мы застрянем здесь на несколько дней? — поделился с ним своими опасениями Арнольд. — Как они умудрились заболеть?

— Это из-за укусов насекомых — к утру пройдёт. Не беспокойся — наш уговор остаётся в силе, — с этими словами он вручил ему небольшой пакет, — проследи, чтобы Стефани и ребята выпили их. Заставь, если откажутся. И сам прими — для профилактики.

— А ты?

— А что мне? — равнодушно переспросил Стивен. — Добрую половину жизни я провёл в джунглях - на меня теперь ни одно лекарство не действует. Самое лучшее средство от болезней — это музыка, — он достал из вещмешка плейер и наушники. — Арни, будь другом, позаботься, чтобы никто не отвлекал меня.

Для Стефани не было разницы, кто является её пациентом: враг или друг. Приступы мучили каждого — температура резко подскакивала, начинало жечь кожу, стучали зубы; потом вдруг отмечалось внезапное снижение температуры, мужчин одолевали вялость, оцепенение, и — новый приступ. Стефани и Идрис заботливо смазывали места укусов какой-то пеной, которую им дал Стивен, меняли компрессы и заставляли пить таблетки. Очень скоро Стефани почувствовала усталость и присела передохнуть.

— Ты неважно выглядишь, — Идрис сел рядом и обнял её, — я беспокоюсь за тебя, — он коснулся ладонью её лба, — выпей ещё одну таблетку и отдохни. Будет лучше, если ты поспишь.

— В тропиках часты ливни. Как ты думаешь, в этой палатке они не промокнут? — казалось, для неё это был самый важный вопрос, важнее, чем своя жизнь.

— Тебя беспокоит судьба не только Тауфика? — серьёзно посмотрел на неё Идрис. — Почему ты говоришь обо всех?

— Потому что они тоже страдают, — тихо ответила Стефани, — пока они находятся в таком состоянии, я не могу выбирать. Ты знаешь, Идрис, Патрик и Микаэль ведь тоже люди, просто у них не сложилась судьба.

— Но они преступники…

— Патрик ещё совсем мальчишка, мне жаль, что он встал на этот путь! — с чувством произнесла Стефани. — Ах, если бы всё можно было исправить! — она уткнулась лицом в его грудь. — Идрис, скажи мне, когда закончится весь этот кошмар? Не считай меня эгоисткой, я знаю, что и у вас на родине остались невесты или жёны... Что же ты молчишь? — она пытливо заглянула в его глаза, подёрнутые грустной дымкой. — У тебя есть семья?

— Я не женат, — ответил Идрис, — но в Марокко меня ждут старые отец и мать. Я ведь у них единственный сын, они не переживут, если со мной что-нибудь случится… Им, наверное, уже сообщили, что именно я выполняю это опасное задание. Бедные родители! Самое страшное в нашем положении — не то, что страдаем мы, а то, что эти ублюдки причиняют страдания нашим близким и любимым людям. Стефани! — Идрис с любовью прижал её к себе. — Я не в силах видеть твои слёзы! Хотелось бы верить, что всё уже заканчивается, но я с грустью признаюсь себе, что это лишь начало нелёгкого пути. Тебе придётся труднее, ты женщина. Завтра мы расстанемся, и встретимся ли — не знаю, но я прошу тебя — будь мужественной! Если мы первыми доберёмся до цивилизованного мира, я передам Полу, что ты жива.

— Я тоскую по нему, — еле слышно произнесла Стефани, — только в разлуке с ним я поняла, как сильна моя любовь. Скажи ему, Идрис, как он мне нужен! Ах, если бы я сама могла сказать ему об этом!

* * *

Эжени прилетела первым рейсом.

— О Пол, какое горе! — она расплакалась у него в объятьях. — Я представляю, что вам пришлось пережить! Как ты мог допустить это?

— Я ничего не мог сделать, — хмуро произнёс Пол, — я был такой же жертвой, как и остальные. Им ведь не были нужны деньги. Я знаю, ты тяжело восприняла это известие, но сейчас не время лить слезы. Я хочу, чтобы ты приняла душ, немного отдохнула и хорошенько подкрепилась, а затем я и майор Колкетт ознакомим тебя с планом нашей экспедиции.

— Я непременно поеду с вами! — решительно заявила Эжени. — И даже не пытайся отговорить меня! Диссертация подождёт.

— Я не собираюсь этого делать. Более того, я сам хотел предложить тебе участвовать в поисках. Мы обязательно найдём её! — воодушевлённо закончил он. — Я найду её, несмотря ни на что!

Когда Джону передали известие о взрыве, он не сразу решился сообщить эту новость Полу. Энтузиазм молодого продюсера зажёг и его, он больше не жалел, что согласился участвовать в этом безумном путешествии, но взрыв уничтожил все их надежды найти Стефани. Террористы, а вместе с ними и заложники, погибли, в этом не было сомнений. Но как сказать об этом Полу? Сможет ли он мужественно принять этот удар?

Пол узнал всё из вечерних новостей. Они с Эжени сидели в гостиной, обсуждая маршрут, когда на экране появилась диктор и сообщила следующее:

— По предварительным данным, самолёт, захваченный террористами, потерпел аварию в джунглях Венесуэлы, недалеко от границы Гайаны. О катастрофе властям сообщили жители небольшой деревушки Санта Элена ди Уайрен, единственного цивилизованного пункта в этой местности. Они утверждают, что самого взрыва не слышали, но в течение нескольких минут над горизонтом стояло красное зарево, а их домашние животные вели себя очень странно. Сила взрыва такого самолёта, как "Боинг", невероятно велика, и специалисты сходятся во мнении, что он мог вызвать подобные явления. Что случилось с террористами и тремя заложниками, пока остаётся загадкой. Из Каракаса на место происшествия отбыл отряд спасателей. Если появится надежда, что кому-либо из людей удалось избежать страшной участи, мы сообщим вам об этом в следующих новостных выпусках.

Пол провёл рукой по лбу и смахнул капли пота. Он был бледен, но сохранял внутреннее спокойствие. Если бы не выдержка брата, с Эжени могла случиться истерика, но она только прошептала сквозь слёзы:

— Всё кончено, Пол! Мы потеряли её!

В комнату вошёл Джон. Едва взглянув на их лица, он понял, что им уже всё известно. В воздухе повисло неловкое молчание. Пол уставился в точку на полу, пытаясь привести свои мысли в порядок. Он знал, что не может позволить себе расслабиться. Сейчас, как никогда, необходимо было контролировать свои чувства и эмоции. Кроме того, он нужен сестре. Если Стефани погибла, то теперь она не нуждается ни в чём, а Эжени необходима его поддержка — она переживает смерть любимой подруги не меньше, чем он — смерть невесты. Пол упрямо мотнул головой и продолжал не верить в гибель Стефани. Пока не нашли тела, никто не смеет говорить ему, что она умерла! Он решительно встряхнул головой.

— Жизнь слишком любит мою Стефани, чтобы позволить ей так просто покинуть её. Наш договор остаётся в силе, майор, мы завтра же вылетаем в Венесуэлу! — твёрдо сказал он и посмотрел на плачущую Эжени. — Родная, начни собирать вещи. И ещё, майор, мне нужен специалист по джунглям.

— Об этом не беспокойтесь, я познакомлю вас с Чарльзом Кариасом — он был министром в Венесуэле и хорошо знает джунгли, — с готовностью откликнулся Колкетт, — но у меня есть одна просьба, — он замедлил шаг и обернулся, — называйте меня просто Джон.

Утром следующего дня они вылетели в Южную Америку.


Вернуться к содержанию: "Дама под белой вуалью"

Наталья Наталис

Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

Оставить комментарий или
купить электронный вариант книги: tais.club.contact@gmail.com

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru