английские карточки по разным темам

Таис и Эгесихора –
подруги или конкурентки?

Я уже писала о женской дружбе (статья «Размышления о женской дружбе»), но без отношений Таис и Эгесихоры изложение было бы не полным. В первую очередь потому, что дружба афинянки и спартанки была идеальной, такой, какая в настоящей жизни встречается редко.

Судите сами – две красивые образованные гетеры, обе знаменитые, души не чающие друг в друге, испытывающие симпатию к разным мужчинам. Так как они росли вместе, можно сказать, что Таис и Эгесихора стали сёстрами. Иван Ефремов подчёркивает яркую индивидуальность каждой из них, при этом давая понять, что у девушек много общего. Есть у Вас такая подруга? Оставлю ответ за скобками.

Современная женская дружба основывается больше на соперничестве и зависти, чем на признании достоинств подруги. Пока девочки ходят в детский сад или школу, они не конкурируют – слишком тесно поле взаимодействия. Но чем больше проявляется характер в каждой, чем большему влиянию массовой культуры они становится подвержены, тем отчётливей проглядываются черты будущей междоусобицы – в основном за внимание мужчины или карьерной.

Таис и Эгесихора сохранили уважение и любовь друг к другу. Возможно, в том мире гетер, вынужденных исполнять непростые задачи, стоящие перед ними, нельзя иначе. Слишком одиноки были эти служительницы Афродиты среди общего сонма женщин. Их хотели, им завидовали, как завидуют сейчас, например, Волочковой.

Конечно, я не сравниваю роли гетер и бывшей балерины – я всего лишь провожу параллели между женщинами, которые по каким-либо причинам вынуждены выделяться среди других, приковывать к себе внимание, вызывая восхищение или осуждение. Люди охотно делают и то, и другое, не желая вникать, что кроется за внешними проявлениями публичной персоны – её красотой, умом, богатством, талантом, популярностью.

Гораздо более распространён тип дружбы «Таис-Эрис» - когда у яркой женщины появляется своеобразная почитательница, то есть складывается пара ведущий и ведомый. Эрис жила своим присутствием возле Таис, защищая её, как настоящий телохранитель. Но в ней не было жизненного задора, сумасшедшинки, присущих Эгесихоре. Роль последней в жизни Таис трудно переоценить – именно спартанка стала предвестницей грядущих перемен, долгого путешествия Таис по Ойкумене, и в итоге, к самой себе.

«По раздувающимся ноздрям и часто вздымавшейся груди Таис поняла, что спартанка злится.

- Что с тобой? - лениво спросила она.

- Не знаю. Злюсь на все. Мне надоели ваши афиняне - крикливые, болтливые, охотники до сплетен. Неужели это те самые великие строители и художники, мудрецы и воины, о которых так гордо писали во времена Перикла? Или после нашествия персов всё изменилось?

- Не понимаю, что на тебя нашло? Отравили чем-нибудь на позавчерашнем симпосионе? Вино мне показалось кислым...

- Тебе - вино, а мне показалась кислой моя жизнь! В Афинах становится всё больше народа. Люди озлобляются от тесноты, шума, крика, вечной нехватки то воды, то пищи. В эту жару все глядят на встречных как на врагов. И гинекономы ярятся без причин - скоро красивой женщине нельзя будет появиться на агоре или Акрополе по вечерам.

- В этом согласна с тобой. Тесно в Афинах, да и во всей Аттике, говорят, собралось пятьсот тысяч человек.

- Святая мать Деметра! Во всей Спарте не больше полутораста тысяч. В таком множестве люди мешают друг другу и озлобляются. Видят роскошь, красоту и завидуют, насыщая воздух испарениями черной желчи».


В моей жизни была такая подруга. Я познакомилась с ней в университете. Общее дело сближает, а общие цели – ещё больше. Четыре года мы помогали друг другу во всём – и в учёбе, и в личной жизни; часами могли разговаривать о мироустройстве – литературе, политике, религии, медицине, лингвистике, психологии. О чём только мы не говорили! Нас объединял интерес ко всему на свете – он помогал нам в поиске своего места в этом мире, раскрытию талантов, разворачиванию личности.

Подобно Эгесихоре, Алёна (имя изменено) была статной златовлаской, пользующейся популярностью у противоположного пола. Нам нравились разные мужчины, на этой почве никогда не возникало разногласий. Алёна любила говорить, приобняв меня: «Правда же, что ни один мужчина не сможет разлучить нас?»

Потом Алёна переехала в Москву и позвала меня с собой. Всё складывалось замечательно до встречи с её братом. Так получилось, что он увлёкся мной, против наших с подругой ожиданий. Я хорошо помню её слова: «Господи, я всегда желала счастья своей любимой подруге и любимому брату, но никогда не думала, что они обретут его в объятьях друг друга!»

Её ревность стала причиной нашего разрыва.

Внимание – спойлер! Ревность погубила и Эгесихору, когда Эоситей, её возлюбленный на тот момент, отказался расстаться с ней. В романе вспышка неконтролируемой ревности привела к смертям трёх человек – Эоситея, Эгесихоры и возлюбленного Таис. Гетера потеряла сразу и любимую подругу, и любимого мужчину.

Мои подруга и любимый не умерли в физическом смысле, но я потеряла их навсегда. Алёна не приняла наши отношения - сделала всё, чтобы мы расстались, подключив к этому и других родственников. Мне пришлось вернуться домой, в свой город, где весь последующий год я зализывала душевные раны и писала «Подарок Тартини» - роман, ставший в итоге моим спасением.

Ревность – чудовищное чувство. Оно способно погубить и тело, и душу. Оно взращивает зависть на почве мысли о том, что «он/она посмела не принадлежать мне на 100%!» Ревность в той или иной мере присуща каждому, но у каждого – свой процент. Одна из жизненных задач человека состоит в том, чтобы не только научиться контролировать проявления ревности, но и в том, чтобы не допустить разрастания этого чувства до разрушительных масштабов.

Потерей возлюбленного и подруги закончилась спокойная размеренная жизнь Таис. Эти же события стали отправной точкой для её внутреннего роста, подготовив к встрече с философами, а через них – к принятию знаний, накопленных человечеством за всю историю его эволюции.

В том, что кажется нам разрушительным, невозможно поначалу разглядеть семена грядущих позитивных изменений. Но они есть. Пробиваясь сквозь горечь утраты, разочарование и печаль, ростки будущего дают измученному сознанию силу для преодоления будущих, более сложных жизненных испытаний. Об этом я пишу в другой статье «Путь к счастью – нужно ли избегать страданий», а сейчас задумываю новую – дело в том, что спустя годы история с Алёной получила неожиданное продолжение, которое позволило понять, каким образом мы перерабатываем и изживаем прошлый негативный опыт.

Наталья Наталис


Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

оставить комментарий или задать вопрос:
admin@tais-club.ru

Комментарии:
Дарья Волкова:
Здравствуйте
читала вашу статью, думаю что рано или поздно идеальная дружба Таис и Эгесихоры изменилась бы-под влиянием обстоятельств, времени итп. факторов. и даже если бы спартанка осталась жива, и пути подруг не разошлись бы имхо их отношения стали бы со временем иными, осталось бы искренность, доверие, но думаю прежней близости не было бы ,потому что, Эгесихора не разделяла, не понимала и не принимала духовных поисков Таис. Гесиона, умная и образованная, тоже могла оказать некое влияние на формирование взглядов и личностное развитие Таис если бы не стала жить своей личной жизнью про отношения Таис -Эрис не совсем согласна-Эрис не ведомая, она же была рабыней и Таис она многим была обязана и к тому же искренне к ней привязалась, поэтому оберегала, но она все же неординарная натура, загадочная, со своим взглядом на мир, мировоозрением,суждениями,это хорошо показано в сцене в храме Амбологеры. в зрелой жизни взрослой и мудрой Таис как раз и нужна была такая подруга рядом.

Наталья Наталис:
Дарья, здравствуйте! Спасибо за такой развёрнутый комментарий! Ваши мысли мне показались интересными - а правда, что было бы, если бы Эгесихора осталась жива? Какой бы стала дружба двух гетер? Когда два человека тесно дружат, они невольно подпадают под влияние друг друга. Эгесихора – стремительная, лёгкая на подъём, авантюристка в душе – со временем, возможно, стала бы более рассудительной и сдержанной. Если бы она прошла путь вместе с Таис, то могла бы помочь развить в подруге более глубокое понимание вещей. Обратите внимание, в приведённом диалоге именно Эгесихора делится наблюдениями и поднимает вопросы, а Таис пытается её успокоить. Но Эгесихора не просто изливает своё раздражение - она ищет ответы на то, что её волнует:
"Неужели это те самые великие строители и художники, мудрецы и воины, о которых так гордо писали во времена Перикла?".
Её иррациональность и внутренние метания внесли бы существенный вклад в мировосприятие Таис. Могла бы Таис открыто и непредвзято обсуждать многие вещи с Эрис? Я не знаю. Но именно Эгесихора стала причиной жизненных перемен афинянки, и, - кто знает? – могла бы оставаться ею дальше. Мне показалось, что с уходом Эгесихоры Таис потеряла частицу себя, и Эрис не смогла её заменить, потому что в ней не было той иррациональности и бунтарского духа, носителем которых лакедемонянка и являлась. Эгесихора была равной подругой, Эрис больше олицетворяла старшую сестру, посвятившую себя младшей. Я вижу её ведомость в отказе от своей личной жизни, своих амбиций, своего собственного пути. Она шла за Таис - другого выбора у неё особо не было, но, тем не менее, возможность устроить своё личное счастье жизнь ей неоднократно предоставляла. Так бывает, когда один человек идёт за другим, принося свой путь в жертву. Да, у Эрис было своё мировоззрение, свои взгляды, но как такового личного пути – развития - я не увидела. У Эгесихоры этот путь проглядывал – её натура состояла из противоречий, толкающих на перемены, и только смерть не дала этому потенциалу реализоваться. Если бы спартанка осталась жива, романа бы не получилось – потому что нужна только одна главная героиня, все остальные – спутники, помогающие этой героине достичь своей цели. Мне кажется – разумеется, иррационально, - что Иван Ефремов осознавал неидеальность живой личности, и как многие мужчины, хотел добавить красок совершенства. Эгесихора и Таис вместе и составили бы идеальную женщину, но как художнику ему пришлось выбирать.

Дарья Волкова:
Здравствуйте, Наталья, спасибо за ваш ответ.
Мне кажется что Ефремов не зря убрал Эгесихору так рано и не только из-за того, чтобы эта трагедия оказала влияние на Таис, заставила ее повзрослеть. Возможно он решил ,что такая яркая героиня и должна уйти вот так внезапно и неожиданно, рано или поздно с ней что-то должно было произойти. Уйти молодой красивой и порывистой,полной жизни и кипучей энергии.
ее счастливую жизнь с Неархом вряд ли ему было бы интересно описывать или то, что их пути с Таис разошлись бы, что Эгесихора стала бы спокойнее и сдержанней, изменилась бы.
да и навряд ли стала бы она вместе с афинянкой посещать храмы, вроде Матери богов или Эриду. Скорее всего, спартанка стала бы хозяйкой интересного поэтическо-художественного, а может даже политического салона.
Кроме того, такая натура могла и покончить с собой, от неудовлетворенности жизнью, чтобы навечно остаться в памяти окружающих молодой и полной сил, вдохновляющей музой.
Мне раньше не нравилось, что автор так быстро "подсунул" критянину Гесиону,мне больше нравилась их со спартанкой пара и счастье фиванки и ее пробуждение можно было устроить иначе.
Она, думаю, как дочь поэта и философа и бывшая жрица тоже могла содействовать духовному развитию Таис, но именно она и была как раз самой ведомой из подруг гетеры, готовой слепо и безропотно следовать за ней всюду.
думаю вместе с Эгесихорой и ушла как раз прежняя Таис. Если бы нет, то может и жизнь самой Таис могла в чем-то сложиться иначе.
И мне всегда казалось, что Эгесихора всегда была не только как подруга, но еще и как старшая сестра, и не только потому, что она была возрастом старше, но и потому что ее мировоззрение было более реалистичным, скептическим, чем у Таис. и думаю, что автор не зря подчеркивает, что афинянка умышленно избегала общество подруги в Египте, когда у той были периоды обостренного беспокойства и раздражительности, боясь поссориться. Как раз в это время начинается ее сближение с делосским философом,которое подруга категорически не одобряла. Возможно, со временем ее мнение по разным вопросам стало бы менее значимым для Таис. но это мое восприятие.
Поэтому, я и написала, что в другом периоде ее жизни ей ближе была черная жрица, спокойная и рассудительная. Думаю тут дело не в Таис, что Эрис не нужна была личная жизнь, возможно это последствия ее прошлого в храме и ее феминистских убеждений. В мастерской же ее сразу интересует есть ли женщины скульпторы.
Таис тяжелее было бы перенести ее смерть, чем потерю подруги в молодости. К тому же Эрис еще и была последним близким человеком, связанным с ее былой жизнью(после Эгесихоры),именно она повлияла на окончательный выбор пути Таис в финале.

Наталья Наталис:
Дарья, разделю многие Ваши предположения – они мне кажутся логичными и стройными. Хочу возразить по одному пункту: что Эгесихора вряд ли бы стала посещать храмы. Спартанка с уважением относилась к человеческому наследию – вполне возможно, что храмовые знания могли бы представлять для неё интерес. Но она могла бы воспринять их иначе, чем Таис.
Для афинянки её взгляд мог бы сослужить хорошую службу – потому что в разговорах с равными формируется мысль и оттачивается красноречие. Мне кажется, Эгесихора могла бы стать более интересным и вдумчивым собеседником, чем та же Эрис. Эрис несёт в себе печать психологической травмы, поэтому она полна осторожности и радикальных убеждений. Несправедливость того мира тесно переплелась с несправедливостью, которая была учинена лично по отношению к ней. У Эгесихоры такой травмы не было, ей было бы легче осмысливать знания без ссылки на прошлый негативный опыт.

Дарья Волкова:
Добрый день, спасибо за ваш интерес, просто сейчас не получается часто вам отвечать. Поэтому мне казалось что я сбивчиво пишу.
в прошлый раз забыла еще добавить-что мне всегда было жаль, что в романе не было описания хотя бы одной скульптуры, изображающей Эгесихору. как-то не верится, что в Афинах она не могла послужить моделью для этого.
И жаль, конечно, что она именно так погибла, даже не ревнивый мстительный Эоситей ее убил ,а наемники. Она даже обороняться не смогла, не успела.
А автор(у него же свое собственное видение персонажей и их смысловой нагрузки) скорее всего освободил место для Эрис, которая ,наверное, ему стала интереснее и ему надо было ввести такой персонаж. Но честно говоря, хотя она и по-своему яркая и неординарная и преданный Таис человек, всегда готовый без колебаний пожертвовать ради подруги жизнью, у меня она никогда особой симпатии не вызывала. Эгесихора, да и Гесиона нравились больше. Думаю, что Эгесихора могла бы и конфликтовать с Эрис или что-то вроде того, были бы стычки или споры.
и согласна с вами, что взгляд именно спартанки, у которой в отличие от той же Эрис не было храмового опыта и знаний, взгляд человека который в стороне от разных учений, мог быть полезен Таис в восприятии разных вещей.
Я наверное непонятно выразилась- как раз имела в виду, что спартанка вряд ли сопровождала бы подругу по сомнительным, с ее точки зрения местам,храмам и не смотря на свою пылкую дерзкую натуру, она не стала бы так рисковать как это бывало у Таис.
Думаю в храмах ее прельщало бы скорее культурно-историческое или художественно наследие, философско-религиозная сторона навряд ли заинтересовала бы спартанку, так, как Таис. Даже, когда они жили в Египте, ее больше интересовали симпасионы, плодотворное общениеи вдохновение, чем экскурсии, поэтому Таис ездила по разным местам без нее.
Согласна с вами, что именно решение спартанки уехать и подтолкнуло Таис к переменам. Во второй главе видно, что Таис тоже поднадоела жизнь в Афинах, хотелось чего-то большего, но именно с подачи подруги она внезапно решилась на отъезд. Думаю, что Эгесихора, как более решительная натура и без происшествия с философами все равно стремительно уехала бы ,т.к. жизнь в Афинах стала для нее более тягостной и неинтересной, чем для Таис. Ей стало тесно в привычной обстановке и захотелось бы резких перемен.

Наталья Наталис:
Дарья, добрый! Отвечайте, когда сочтёте нужным и когда будет желание – все мы люди занятые, да и беседа наша требует взвешенности :)
Вполне возможно, что Эгесихора была моделью, но в контексте романа этот факт не нёс смысловой нагрузки – своё представление о женской красоте писатель раскрыл через скульпторов, работавших с Таис. А ещё раньше затронул эту тему в «Лезвии бритвы», которую я прочитала спустя лет десять, наверное, после «ТА». Мне представляется вполне логичным, что Эгесихора могла служить моделью.
Эгесихора была убита по приказу Эоситея – ревнивый разум способен на подлость. Иногда в СМИ появляются истории о том, как муж покалечил жену. А уж сколько избиений на почве ревности случается в семьях – никакая статистика не расскажет. В этом смысле история Эгесихоры и Эоситея показательна – классика по-прежнему обнажает человеческую натуру, показывает, насколько разрушительными могут быть эмоции, вызванные недоверием и ревностью. И когда произошёл со мной и моей подругой описанный в статье случай, я сразу вспомнила этих двух героев. Люди и декорации меняются, но глубинная суть остаётся той же самой.
Мне тоже думается, что у Эгесихоры и Эрис были бы конфликты. Слишком они разные и обе с характером. Как говорится, не приведи Господь дружить втроём! :))) Я, честно говоря, тоже к Эрис особой симпатией не прониклась. После Эгесихоры воспринимать кого-либо равной Таис для меня стало проблематично.
Мне видится, что писатель вывел в романе разные женские типажи: Таис, Эгесихора, Гесиона, Эрис – словно 4 грани женщины, 4 характера и 4 стихии. На определённом жизненном этапе встречается человек, который запускает невидимые силы и они меняют жизнь главной героини – будь она литературным героем или реальным человеком.

Дарья Волкова:
Добрый вечер,Наталья еще раз спасибо за внимание к моим мыслям по поводу героинь, конечно, на данную тему можно столько по-разному размышлять. Хотела еще отметить, что Эгесихора, останься в живых, могла оказать существенное влияние и на разнообразие личной жизни Таис(в отличие от многократно упомянутой нами Эрис)даже Гесиона и то при определенных обстоятельствах и то могла бы, но не Эрис, думаю она бы сильно ревновала подругу к насыщенной личной жизни и не только потому ,что у самой ее нет и она к ней не стремилась, не считая мимолетных эпизодов со скульптором и жрецом Тантры; в силу своей натуры она могла бы проявить себя собственницей.
Просто мне опять же обидно, что автор раскрывает представление о красоте даже через статую с Эрис, а с Эгесихоры нет, а ведь у них с Таис тоже совершенно разный тип внешности и красоты.
И именно Таис на приеме возмущается жертвоприношениям Себеку,а не более дерзкая Эгесихора, возможно не потому что она более терпимая в этом вопросе,чем подруга,но и потому,что ее занимают другие вещи. (Хотя, понятно что писателю надо было чтобы вся эта ситуация произошла именно с главной героиней,для влияния на ее убеждения ит.п.,но в сюжетном плане было бы интереснее если бы похищенными для крокодила оказались обе подруги)
и я разделю ваше мнение, что автору важно было показать именно 4 разные по характеру, темпераменту, внешности героини, каждая нужна была ему для пути его Таис в определенный период.
просто у читателей немного другие предпочтения:)) Читать про противостояние Эрис-Эгесихора было бы увлекательно и даже познавательно,с точки зрения анализа человеческих отношений.
Он мог изобразить и дружбу вчетвером-та же Гесиона,например, неплохо ладила и со спартанкой и с Эрис. а в жизни бывают еще и не такие ситуации. по себе знаю, например, к чему приводит дружба втроем-подружилась в юности с двумя подругами,и получилось ,что сначала сблизилась то с одной, потозже больше с другой,в итоге обе они перестали дружить и вообще стали врагами, позже с одной из них у меня отношения тоже порвались, а с другой нас развела жизнь. и позже были разные неожиданные ситуации в женской дружбе.

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru