английские карточки по разным темам английский по скайпу для детей и взрослых
Почему Таис
отвергла Александра?

Кто не помнит эту душераздирающую сцену в романе, когда Таис Афинская отказывает Александру Македонскому в их последнюю встречу на могиле Гефестиона?

«Таис смело обвила руками шею царя и на миг замерла в его объятиях. Побледнев, она вырвалась и вскочила на иноходца. Александр сделал шаг к ней, протягивая руку, и словно споткнулся о её твердый взгляд.

- Судьба и я трижды предоставляли тебе возможность. Первый раз - в Мемфисе, второй - на Евфрате, третий - в Персеполисе. Четвёртого не даёт судьба, и я тоже. Гелиайне, великий царь, "тон зона" (навеки), как говорил Платон!..»


Из этой сцены ясно, что Таис сама приняла решение о финале их отношений. Предыдущий разговор убедил её, что Александр по-прежнему не понимает, кто перед ним, и насколько она, действительно, «драгоценна». Не берём в расчёт брак с Роксаной - мне он видится как политическая необходимость, типичная для всех времён. Понятно, что сексуальное влечение тоже имело место быть, но вот любовь? Можно ли полюбить такую, как Роксана, пусть хоть трижды распринцессу, после того, как узнаешь Таис?

Ефремов делает акцент на целостном образе Таис, она развивается по всем направлениям, в то время как Роксана – заложница своей культуры и, стало быть, неинтересная личность.

Из-за доступности пленённых женщин красота их приелась мужчинам (когда слишком много товара, он обесценивается, а на женщин почти всегда, увы, смотрели, как на товар). Неарх говорил Таис, рассказывая о трофеях Александра: «Десятки тысяч молодых женщин проданы в рабство - бери любую». Несмотря на всю свою славу и суперспособности, Александр действительно оказался не в состоянии понять, что представляет собой Таис. Такое, кстати, случается и в нашей жизни. Частенько вроде умный, симпатичный, само собой разумеется, состоятельный и обладающий определённой властью мужчина выбирает себе в подруги какую-то посредственность. У посредственности, как правило, красивая внешность. Чтобы увидеть, что сосуд на самом деле пуст, надо смотреть глазами души.

У Александра душевная чуткость притупилась из-за гордыни, сексуальных и алкогольных излишеств. Это как бы предупреждение из глубины веков всем последующим правителям. С Александром произошло то, что позже стали называть целым изречением «Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно».

Я рассматриваю Таис и Александра сквозь призму психологии межполовых отношений в историческом контексте, поэтому все мои рассуждения строятся на этом базисе. Опять-таки, мы не можем говорить за реальных исторических личностей, а вот за литературных персонажей – всегда пожалуйста! И с этой точки зрения мне они кажутся практическим пособием для современных отношений. Можно сказать, эти два персонажа стали в какой-то мере архетипами, чьё взаимодействие наталкивает на кучу мыслей. У меня богатый опыт общения с мужчинами; образ Таис не раз направлял в этом отношении, корректировал, если можно так выразиться. Собственно, всё искусство я взяла за правило рассматривать с прикладной точки зрения, а не только развлекательной.

И тут неожиданно выходит на первое место… Менедем. Бедный родственник жреца и, кажется, какого-то царя. Только ему в романе Таис говорит «я люблю тебя». Только его Иван Ефремов описывает как «чистая и мужественная душа». Менедем понимал, кто такая Таис. Он спас ей жизнь, преклонялся перед ней, и, на мой взгляд, именно с ним Таис испытала простое женское счастье. В Менедеме я узнаю самого Ивана Антоновича (из фильмов и воспоминаний современников) – такой же богатырь, открытый, мужественный и простой, способный любить и ценить женщину, оберегать её и помогать. На мой взгляд, недаром Ефремов пишет в предисловии, что Менедем – это вымышленный персонаж, в него он как бы вкладывает свои представления об идеальном мужчине. Сильный мужчина силён прежде всего тем, что он умеет грамотно распоряжаться данной ему силой (физической или политической, неважно). Александр был реальной исторической личностью, с ним нужно было соответствовать фактам. Менедем оставлял простор для фантазии.

Возьму на себя смелость предположить, что в Менедеме писатель запечатал себя, свою связь с Таис, «обручился» с ней духовно сквозь века, подарив нам образ подлинного мужчины – такого, который способен всей душой полюбить женщину, ценить её по достоинству, защищать и вызывать самые нежные чувства в ответ. Но внимание читателя приковывает Александр, вскоре он уже увлечён грандиозной фигурой царевича, как и Таис, попавшая под его обаяние. Так часто случается и в повседневной жизни: большой объект заслоняет собой малый, но является ли он лучшим только в силу доминирования? Девушки западают на наглых, потому что их слышно и видно. Добрые и воспитанные парни остаются незамеченными, потому что мягкая сила всегда скрытна, всегда завуалированна. Но именно она является подлинной, цельной, гармоничной. Не зная этого, женщины смотрят на нахальных и дерзких, думая, что с ними обеспечена весёлая и комфортная жизнь в тонусе.

Если им попадается мужчина агрессивный и статусный, как в случае с Александром, они соглашаются прогибаться под него; если есть возможность «подоить» - они готовы мириться и с изменами, и с алкоголем, и с рукоприкладством. У Таис было чувство собственного достоинства, которое большинство женщин порастеряло за века мужского насилия (македонские завоевания тоже немалую лепту внесли в такое положение) – оно и не дало ей согласиться на призрачное счастье совместного бытия. Женщины, у которых этого чувства нет, соглашаются на отношения с «нестатусным» мужчиной, проживая жизнь жертвы рядом с таким типом. «Хоть плохонький, но мой». В итоге получают потрёпанные нервы с сопутствующими болячками, бесконечное разочарование и любимую присказку: «Все они козлы!»

Таис в этом плане научила меня ценить себя - однажды я отказала перспективному молодому человеку, один раз поигравшему с моими чувствами.

Сам Ефремов подытоживает «роман» между Таис и царевичем в её письме к Гесионе – когда по полочкам раскладывает метаморфозы, произошедшие с ним. Для Таис сила должна была соседствовать с великодушием, а его у Александра поглотила жестокость. Я не думаю, что Таис согласилась бы быть с человеком, который изменился совсем не в ту сторону.

У Таис вовремя спала пелена с глаз, именно поэтому она отказала Александру. Её горе по известию смерти царевича объясняется пониманием того, что такая сила, дарованная человеку словно свыше, ушла столь рано, сгорела преждевременно, не согрев своим теплом мир, а разрушив его. Так сожалеем мы о человеке, которому был дан талант в какой-либо области, а он бездарно растратил его – пропил или разменял на что-то мелкое и недостойное. Носитель дара не смог понять, обладателем чего он является, и, как следствие, не смог правильно использовать. А тот, кто не в состоянии оценить свои способности, не может оценить их в других. Александр оказался слеп в отношении Таис, не разглядел в ней свою женщину, потому что сам не видел в себе мужчину – а только завоевателя и самца. Она это поняла, отвергла, и оплакала, когда жизнь всё расставила по своим местам, не оставив Таис шанса что-либо изменить.

Сюда же можно отнести и сожаление о несбывшемся – причём не со своей стороны, а со стороны Александра (он, по сути, наступил на горло собственной песне), и материнское чувство защитить своего мужчину, и невозможность что-либо изменить, и память о прошлых приятностях, которые мы все склонны лелеять. Тем более относительно фигуры такой величины, как Александр. Для многих смерть Ленина, например, тоже была настоящей трагедией. Масштабность фигуры и её деяний всегда оказывает некое гипнотическое воздействие, а уж если пришлось с этой фигурой быть рядом и даже испытать её любовь, то всё – «социальный рефлекс» закреплён. Таис тоже человек и тоже дитя своего времени, просто намного более «продвинутое». «Продвинутым» тяжело в любом обществе и в любое время, потому что эмоционально они менее защищены в силу чрезвычайно развитой душевной чувствительности.

Управлять большим государством всегда сложно, а если это управление построено на агрессии, то рано или поздно такое государство рухнет. Я вижу в романах Ефремова именно эту центральную мысль – неоправдание насилия даже сверхцелями. Мне кажется, об этом везде писатель и говорит – нельзя построить хорошее общество на принципах зла, а сила без участия разума и любви – это всегда зло. Поэтому Александр потерпел поражение. То, что его, возможно, убили, это уже второстепенно – вся история состоит из переворотов и предательств. По сути, и жизнь отдельно взятого человека состоит из того же, лишь в меньших масштабах. Только у Александра всё было сложнее – он, можно сказать, постоянно жил на адреналине, а гормональные изменения влияют на личность так, что мало не покажется.

У Таис была куча времени на размышления, у Александра его не было – он всё время должен был действовать, а в перерывах восстанавливаться для следующих действий. Война – не лучшее время для рефлексий, без них же невозможно понять, куда ты двигаешься. Может, именно поэтому в конце Александр выразил сожаление о том, что не пошёл в одиночку пешком искать границы Ойкумены, а затеял военный поход. Но что сделано, то сделано, и Таис не остаётся ничего другого, как проститься с ним. Вполне могло случиться такое, что, согласившись на ту роль, которую он ей предлагал, она бы и спасла его от саморазрушения. Но себя? Огонь любви поддерживается в четыре руки, в Александре же я не увидела желания принимать в этом участие.

Всё изложенное является исключительно моим видением и не может претендовать на единственно верную интерпретацию. Буду рада, если появятся другие мнения, которые вы можете написать в комментариях (на сайте предмодерация)

Наталья Наталис

Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

Оставить комментарий или задать вопрос:
tais.club.contact@gmail.com

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru