Дневники
Таис Афинской -
месяц Скирофорион

Скирофорион, 3, 2011

Если бы Александр остался со мной, что было бы? Возможно, он бы обрёл покой, но к нему ли он стремился? А я? Разве достигла бы я тогда Уранополиса и поднялась бы до понимания единства человечества? И до понимания того, что люди должны помогать друг другу... Часто эта помощь требует выхода за пределы круга личного комфорта, но только так возможен рост. От роста не убежать, не скрыться. И чем больше человек прячется в свою раковину, тем настойчивее жизнь будет стучаться в неё и создавать ситуации, когда просто вынуждена будешь покинуть свой уютный мирок. У жизни в арсенале много способов, чтобы встряхнуть мещанское сознание. А я порой превращаюсь в мещанку и обывателя, А я порой превращаюсь в мещанку и обывателя, забывая о вечном движении вперёд…

Скирофорион, 7, 2011

Что меня мучает, так это шум. Современные города стали очень шумными. Электричество породило новые возможности – но и новые ловушки. Даже ночью не скрыться от шума. Нарушаются естественные биологические ритмы – отсюда болезни. Как часто можно было бы избежать визита к врачу, если только прислушаться к своему организму и наладить распорядок дня! Просто ложиться не позже двенадцати, и через некоторое время организм скажет спасибо. Вроде такая мелочь – сон, и многие считают его досадной помехой, с которой приходится считаться, но от которой с радостью бы отказались во имя работы или развлечений.

Мало кто понимает, что сон – это не просто часть жизненного цикла. Сон – это возможность дать измученной душе испить из Единого Источника Жизни и Радости. После хорошего здорового сна мир воспринимается по-другому, человек находит больше радостей вокруг, чем когда недосыпает. Некоторые мои знакомые говорят, что не видят снов или не запоминают их. У меня другая крайность – иногда в своих снах я живу более насыщенной жизнью. Яркие, красочные видения, встречи с разными, порой фантастическими существами, путешествия в иные миры, приключения и испытания, каких не бывает наяву! Но больше всего люблю сны, в которых летаю. Летаю по одному своему желанию, управляя телом, как будто я в воде. Всезнающие психиатры уже по одному этому могут поставить мне диагноз, и сказать, что мне прямая дорога в больницу для душевнобольных.

Но моя душа здорова. Она притомилась за многие века и насыщенные событиями жизни, но она по-прежнему здорова и способна творить, любить, прощать и находить выход из самого густого мрака. Я не желаю мыслить стереотипами, развлекаться тем, что предлагает капитализм или ностальгировать по славным ушедшим дням! Эрос по-прежнему кружит мне голову, и льстит восхищение мужчин – правда, зависти современных женщин стараюсь избегать: с веками она стала более скрытой, но не менее злобной.

Скирофорион, 9, 2011

И вот я здесь, в своём греческом домике на одном из островов Эгейского моря. Я называю его Керамик – так когда-то называлась стена, на которой ищущие любви мужи договаривались о встрече с гетерой. Мне нравится это слово - Керамик. Оно тёплое и в то же время объёмное, и к тому же ассоциируется у меня с предвкушением наслаждения.

Увы, я больше не одариваю любовью по договорённости. Сейчас другое время и другие нравы. В этой жизни мне посчастливилось стать Учителем, чтобы передавать знания растущему поколению. Неважно, что я преподаю – главное, что делаю это с любовью и высоким профессионализмом, не калеча души учеников, а пробуждая в них здоровый интерес к миру вокруг себя и к миру в себе. Как было бы здорово, если бы у каждого учителя был такой греческий домик, в котором он мог бы погрузиться в размышления, отдохнуть, собраться с силами, чтобы выйти к ученикам обновлённым и радостным!

Обычно я живу в Керамике до глубокой осени – и больше, чем прежде, ощущаю свою жизнь гетеры. Море такое ласковое, а по утрам на берегу безлюдно, и можно купаться нагой, растворяясь в синих густых волнах. Вот так когда-то приплыл сюда мой Птолемей, и позже купалась я с Леонтиском и Эрис, желая, чтобы она полюбила море как я, и радуясь, когда она приняла его всей душой…

Скирофорион, 15, 2011

По ночам тихий шелест волн убаюкивает, навевая сны, в которых жизнь афинской гетеры восстанавливается до мельчайших подробностей; я встречаюсь со своим подругами, Лисиппом, и даже жив Клеофрад. И каждый раз радуюсь, что Александр почти не снится, не тревожит мою память. Наверное, в жизни каждого бывает такая любовь, которую невозможно забыть.

Но пусть лучше остаётся о ней светлая грустная память, чем незаживающая рана. Надо уметь оставлять чувства позади. Жизнь обязательно предложит что-нибудь взамен. Тогда я этого не знала. Но теперь понимаю, что Александр не единственный мужчина на свете, достойный любви. Нас окружают сильные, надёжные, смелые мужчины, которые тоже ставят перед собой гигантские цели, но действуют при этом более мудро и осмотрительно.

Александр, Александр! Им только не хватает твоего огня…

Скирофорион, 16, 2011

Тишина – драгоценный подарок человеку. В тишине восстанавливаются силы – физические и психические. Я много думала о том, почему люди, отправляясь отдыхать на природу, берут с собой магнитолы, а иногда слушают музыку прямо с мобильных телефонов. Неужели они не желают услышать голос леса, пение птиц, лёгкий бег ветра, неторопливый плеск волн?

Потом я поняла – такие люди не любят тишину. Она пугает их, ведь когда наступает тишина, всё отчётливее звучит голос совести, голос духа. Многие боятся услышать его. Вырастая в этом мире, мы принимаем его правила, и часто начинаем жить по ним очень серьёзно, увлекаясь игрой и забывая о своих настоящих потребностях. В тишине всё, что мы прятали, выходит наружу. Рождаются мысли, которые наводят страх, чувства, навевающие непонятную тоску – и человек снова бежит в шум, чтобы только не слышать самого себя. Посмотреть себе прямо в глаза, заглянуть в свою самую сокровенную суть – величайшее мужество. Может, поэтому мы живём много раз, чтобы научиться одному этому качеству.

Скирофорион, 17, 2011

Греция! Я обожала сидеть на берегу моря и слушать эту естественную тишину, звуки природы, ласкающие слух и умиротворяющие душу. Море знает столько историй и столько песен! Нужно только быть очень чуткой. Иногда можно различить голоса русалок. Я знаю, многие люди не верят в их существование. Но они существуют. Просто сейчас нельзя показываться на глаза человеку, который не сможет оценить всю красоту морской нимфы, а лишь попытается с присущей ему грубостью поймать её и провести какой-нибудь жестокий эксперимент. В своё время было принято решение обособиться от людей. Когда оно закончится, зависит от человека.

Так когда-то умолк и Дельфийский оракул. Своё последнее пророчество он дал в 362 году нашей эры: пифия изрекла, что христианство погубит Римскую империю. И когда римский император Юлиан, правивший до 363 года и получивший прозвище Отступника за попытку вернуться к язычеству, отправил послов в Дельфы, желая узнать, принесет ли ему удачу отказ от христианства, пифия ничего не ответила. Оракул замолк навсегда.

Скирофорион, 23, 2011

Cовременные СМИ настроены на то, чтобы разрушать человека, вытаскивать из него всё самое тёмное, низменное. Все эти социологи-маркетологи знают, что человек не может жить вне общества, что нам нужны новые сведения, и на этом СМИ играют, поставляя продукцию, которая вместо возвышения человека унижает его, сводя к выплеску первобытных чувств, порождая злобные разрушающие эманации. Один человек как-то где-то написал, что три месяца он не смотрел телевизор, не слушал радио, не читал новостей и не ходил по форумам, а только работал, общался с близкими и слушал классическую музыку. И поделился, что стал спокойным, уравновешенным, жизнь стала приносить радость.

Я никогда не встречала человека, который бы смотрел телевизор и оставался уравновешенным. Для многих людей, неудовлетворённых жизнью, телеящик является своеобразным пусковым механизмом. Интуитивно каждый человек стремится к внутренней целостности, но если заполнять свой мир нечем, то телевизор быстро становится этим наполнителем и затем – диктатором. Избавиться от зомбирования можно только через знания. И эти знания должна нести женщина. Мужчина слишком занят политикой, экономикой и междоусобицей – в принципе, это соответствует его природе. А женщина отвечает за воспитание будущих женщин и мужчин, и именно от неё зависят преобразования в обществе. Не революционные, не стихийные и неожиданные, а накапливающиеся исподволь, набирающие силу во времени, и меняющие общество постепенно, незаметно для глаза.

Воспитание человека – самая большая сила, самое эффективное средство для изменений. И нас сейчас тоже воспитывают – но в угоду своим интересам. Насыщают наш слух, зрение, обоняние образами, звуками, запахами с тем, чтобы не просто управлять нашими желаниями, но создавать новые потребности. Только самый большой по площади орган чувств пока ещё не доступен для зомбирования – наша кожа, поэтому людей стараются разъединить, стараются создать такую культуру, при которой прикосновения и объятия расценивались бы двусмысленно и во многих случаях порицались.

Скирофорион, 26, 2011

Мне говорил один мудрый человек, что порабощение женщины неизбежно влечёт за собой рождение рабских душ и у мужчин.

Общество двадцать первого века повсеместно подтверждает правдивость этого высказывания. И это на фоне научно-технического прогресса! Когда техника должна была освободить человека от чрезмерного физического труда с тем, чтобы он мог больше времени уделять своему образованию. Не тому, когда люди говорят о количестве дипломов и их цвете, а подлинному образованию, такому, которое позволяет выстроить целостную картину мироздания, а не пользоваться его рваными кусочками.

Скирофорион, 28, 2011

На днях пересматривала в который раз старый советский фильм «Театр» с Вией Артмане. Её монолог о театре в самом конце великолепен! Как тонко и прочувствованно она произносит, что «там – театр». Сколько раз наблюдала я сцены притворства в повседневных отношениях людей! Искренность и открытость стали редки в современном обществе. Не могу сказать, что и в античной Греции дела обстояли иначе, но идеология красоты, царившая в моё время, не заставляла людей замыкаться в себе, как это происходит сейчас, когда миром правит идеология потребления и безответственности. В том, что люди играют, а не живут, не вина их, но беда. Выпустить наружу своё малоисследованное «Я» мало кто решится, ибо последствия непредсказуемы. Но выпускать надо. Выпускать – и исследовать.

Скирофорион, 30, 2011

Сегодня была в Афинах, навещала подругу. Она русская, несколько месяцев назад вышла замуж за грека. В доме у них просторно и хорошо. Я откровенно любовалась этой прекрасной парой, когда они обсуждали какие-то покупки, и вдруг в дом вошёл мужчина. Молодой, с высоко поднятой головой, уверенный и в то же время осторожный. Нас представили. Его зовут Алексей. Интересно, что это имя греческого происхождения и означает оно «защитник». Алексей оказался дальним родственником моей подруги; сейчас он гостил у неё. Меня покорили манеры молодого человека. Давно не встречала такого галантного и воспитанного мужчину. Что бы там ни говорили, но женщины по-прежнему тают от того, что мужчина ведёт себя вежливо и предупредительно.

Начало дневника: Месяц Таргелион
Продолжение дневника: Месяц Гекатомбейон


Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

Оставить комментарий: comment@tais-club.ru

Задать вопрос: admin@tais-club.ru

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены