Дневники
Таис Афинской -
месяц
Боэдромион

Боэдромион, 1, 2011

Вчера Крис предложил съездить в Уранополис. Вчера я приняла это предложение с радостным трепетом, а уже сегодня лежу одна в Керамике с защемлённым нервом. Ума не приложу, где и когда я могла быть такой неловкой! Всё утро живу ожиданием подруги из Афин – она обещала привезти доктора. Вот так проходит человеческая жизнь – душа и тело жаждут свободы, но как только замаячит на горизонте её обещание, как отовсюду наступают ограничения.

Сначала ребёнка ограничивает собственная беспомощность, потом родители, потом – различные общественные институты: детский сад, школа, университет, армия. Потом опутывает ограничениями само общество в своей неумолимой ипостаси – регулировать коллективное сознание. И вот когда уже пройдены все этапы ограничений и кажется, что вот-вот истина себя обнаружит и ты в состоянии увидеть картину мира целесообразной и закономерной, как приходит последний ограничитель – болезнь. Сковывая тело, она затуманивает сознание, не даёт мыслить ясно и действовать чётко. Можно бесконечно закаляться и беречься, но болезни – самый коварный враг человечества – находят тебя везде. Однако я не звоню Крису, чтобы отменить поездку – вдруг афинский целитель совершит чудо?

Боэдромион, 2, 2011

Афинский доктор чуда не совершил и поездку пришлось перенести. Но в глубине души я чувствую, что этой поездке состояться не суждено. Что принесёт мне воспоминание о городе неба? Смотреть на жалкие остатки, превращённые в курорт? Алексарх основал Уранополис с желанием создать идеальное государство, уничтожить рабство, дав свободу невольникам наравне с обычными горожанами. В том Уранополисе, который я успела узнать, обитал дух этой удивительной идеи и там я чувствовала себя счастливой, понимая, что отныне служу человечеству. И каждый делает то же самое.

Сейчас в этом городе, как во всех курортных местах, царит дух наживы. Турист, приезжающий в эти края, становится лакомым кусочком для владельцев местных лавочек и заведений. Как мне отвратительно такое положение дел в современном мире! На человека смотрят как на мешок с деньгами, желая выкачать из него побольше, пичкая ненужными услугами, лживыми легендами, пошлыми байками. Уранополис уже не город неба, надо признаться самой себе, и отказаться от посещения места, в котором я буду подавлена мыслями об угасшей красоте…

Боэдромион, 5, 2011

Досмотрела фильм Аян Шахмалиевой о Софье Ковалевской.
Полночь.
Чуть слышно бьются волны, убаюкивая по привычке. Но моё сознание разбужено, как никогда. И Греция кажется душной, чужой.
Не признавала родина Софью, вынудив скитаться по Европе. Рано ушла Эгесихора, и Софья ушла рано. Такие подруги в жизни встретятся ли?...

Боэдромион, 9, 2011

Несколько дней уже прошло после фильма, а впечатления сильны до сих пор. Шедевр, безусловно, шедевр по всем параметрам. Вот так работа мастеров позволяет прикоснуться к жизням великих людей, пройти вместе с ними, не оставаясь наблюдателем, но проживая с ними, чувствуя их боль. Как я устала от пустых раскрученных картин! «Софья Ковалевская» просто подарок судьбы, преподнесённый не в самые радостные минуты моей жизни! И как мне радостно сознавать факт своего рождения в России, стране, породившей такой дух и такую волю! Греция давно, увы, не блещет выдающимися персонами…

Однако, я лукавлю – как можно было забыть Криса? Утешение в моём нынешнем отшельничестве и связь с прекрасным, которую только может дать музыка. Грустно расставаться с ним. Особенно сейчас, когда мы оба дистанцировались от взаимного влечения и обнаружили друг в друге родственные души.

Снова огромное количество вопросов в моей душе. И снова некому ответить на них. Что ж, кому, как не мне, знать об одиночестве человека, шагающего по избранному пути? Софья могла бы напомнить в эту минуту о том, что в минуты своего триумфа она острее всего ощущала своё одиночество. Кто разрешит этот парадокс?

Боэдромион, 10, 2011

Как только вернусь в Россию, поеду в Полибино. Места, в которых жили гении, обладают особой атмосферой. Лишь бы не было туристов! А впрочем, им приятнее громкие названия и гигантские достопримечательности, так что моя встреча с прошлым вряд ли будет нарушена.

Побываю в комнате Софьи – так хочется верить, что обои с формулами ещё сохранились! И если не увидит музейный служитель, проведу рукой по обоям, прикоснусь к мебели, на мгновение восстанавливая связь веков. Никогда раньше не задумывалась над тем, сколько старинных усадеб, музеев я посетила. А теперь, глядя в прошлое, вижу, что такие походы можно назвать моим хобби. Из меня мог бы получиться хороший музейный смотритель. Или гид. Слова становятся короче, английский лаконизм победно шествует по миру. Отчего же гид так напоминает мне гидру?!

Боэдромион, 12, 2011

Попалась в руки очередная книжка о том, как разбогатеть. Сколько же заблуждений продают американские авторы всему миру! Сколько на моём пути встречалось человек, которых интересовало лишь моё личное благосостояние! Узнав о том, что у меня его достаточно, по их меркам, они искали повода для продолжения знакомства. Но беден тот, для кого истинное богатство заключается в вещах! И не потому, что «на тот свет денег не возьмёшь». Без истинного богатства – понимания красоты, гармонии с природой, любви ко всему живому и душевной щедрости – жизнь не играет красками: она становится бледной тенью того бытия, которое могло бы наполнить светом и смыслом даже самую серую повседневность..

Боэдромион, 15, 2011

Сильный человек не избегает слабого. Наоборот, своим присутствием в его жизни он приглашает стать сильнее. Горе той слабой душе, которая вздумает использовать плечо сильного, чтобы «поплакаться»! Для этого существуют психологи. Хотя и они, по моим наблюдениям, всё реже хотят быть «жилетками» даже за деньги, с грустью констатируя, что люди не желают принимать решения и придерживаться их.

Сильный приходит в жизнь слабого, чтобы тот нашёл в себе мужество последовать за ним – это один из самых лучших способов развить в себе силу. Но как часто люди преуспевающие не желают делиться своим успехом – вдруг у этого слабого «плохой глаз», вдруг он мне завидует, вдруг я потеряю всё, что имею, если среди моих знакомых будут слабые люди? Тут нужно не только осознание собственной силы, но и зоркий глаз – распознать в слабом потенциал, а не паразита. Реализуешь потенциал – сила преумножится, попадёшься на удочку паразита – и сам ослабнешь.

Боэдромион, 16, 2011

Теперь я поняла, откуда взялись предыдущие мысли – сегодня мне пришлось прервать отношения с афинской подругой. Чувство разбитости после общения с ней было уже давно – и почему я игнорировала это? Так порой одиноко здесь, в Керамике, что даже паразит становится желанным гостем. Ещё несколько дней – и я в России, так же дома, как в Греции, и одиночество моё утихнет, согретое любовью дорогого человека.

Боэдромион, 21, 2011

Неожиданно прилетел Алексей. Не думала, что когда-либо увижу его в Греции вновь. Не поняла сразу, рада я этой встрече или нет.
А он пришёл с огромным букетом цветов. Раньше мне дарили сосуды и драгоценные чаши, а теперь вот – цветы. Бедный Алексей! Не знает он, как грустно смотреть всякой женщине на увядающую красоту. Сейчас розы полыхают алым пламенем, но всего через несколько дней кончики их лепестков потемнеют и скрутятся. Хорошо, что я этого не вижу – оставляю букет в Керамике.

Я не стала допытываться о причине такого скорого и незапланированного посещения моего скромного домика. Но Алексей сам не захотел молчать.
- Перед долгой зимой я хочу запомнить твой образ, увиденный там, на берегу, в нашу вторую встречу, - сказал он, не делая попытки приблизиться или как-то иначе выказать своё расположение. – Пойдём, искупаемся! Разве тебе не хочется попрощаться с морем? Оно ещё не холодное.
- Но и недостаточно тёплое, - ответила я, не зная, как отказать – с морем я попрощалась накануне.
Алексей не стал настаивать. Он терпеливо ждал, пока я собираю вещи, потом вызвал такси.
- Мы летим вместе, знаешь? – уже в машине спросил он. На мой удивлённый взгляд добавил, - я очень рад, что мне удалось купить билет в тот же самолёт.
- Но ты живёшь в Петербурге, а я лечу в Москву, - начала я, как он перебил:
- Кстати, зачем? Ведь ты тоже живёшь далеко от тех мест.
- Хочу заехать в Полибино, посмотреть дом-усадьбу, в котором жила Софья Ковалевская.
Он удивлённо приподнял брови. Взгляд его, как мне показалось, стал недовольным. Следующие несколько минут мне пришлось слушать, как Алексей на все лады склонял имя Софьи, обвиняя её в чёрствости и доведении мужа до самоубийства, и что заслуги её в науке крайне сомнительны. Я смотрела на своего спутника новыми глазами. Куда девалась его элегантная сдержанность, его тактичность и вдумчивость! Слушая его, можно было подумать, что Софья Ковалевская виновна во всех неустроенных мужских судьбах.

Мой интерес к Алексею уже угас. Я ехала в Полибино, чтобы проникнуться атмосферой тех дней, когда ковался характер Софьи, чтобы понять, как обстановка может создать великий ум и страстную натуру, так напоминавшую мне Эгесихору. Я мечтала увидеть знаменитую комнату, оклеенную вместо обоев лекциями по математическому анализу профессора Остроградского, побродить по знаменитому саду, так будоражащего воображение маленькой Софьи… Как после всех слов Алексея я могла поделиться с ним своими желаниями?!

Всё же наш совместный полёт не стал мне в тягость. Ровная вибрация машины убаюкивала, и я просто заснула, понимая, что ещё одно разочарование в человеке не переполнит мою шкатулку грустных приобретений. Алексей не был Птолемеем – как мне показалось на миг – он был просто хорошо воспитанным человеком, умеющим скрывать свою истинную натуру под маской джентльмена. Снова стало стыдно, когда подумала о своём любимом – Таис, может, пора прекратить искать кого-то ещё более совершенного?

Боэдромион, 22, 2011

Что ж, мы расстались с Алёшей, и мне скоро возвращаться к своему любимому. Как это чудесно – влюбляться в других мужчин, но знать, что душой и телом принадлежишь одному. Мой любимый знает, что такой натуре, как я, необходимы новые впечатления, новые встречи. Хорошо, что он относится к этому спокойно. В своё время Птолемею пришлось смириться с тем, что моей душой завладел Александр. Впрочем, иногда я ловлю себя на мысли о том, что не будь Птолемей так падок на женскую красоту, я бы смогла хранить ему верность, стать образцовой женой...

Где-то в мире, вероятно, существует подобная идиллия, но у меня всё так сумбурно и шатко. Из жизни в жизнь иду одна, принимая любовь мужчин и одаривая их своей. Но с каждой эпохой всё тяжелее уступать Эросу – часть отношений, за которые он отвечает, конечно же, важна, а так хочется видеть рядом друга и спутника, а не просто любовника и добытчика!..

Начало дневника (1): Месяц Таргелион
Начало дневника (2): Месяц Скирофорион
Начало дневника (3): Месяц Гекатомбейон
Начало дневника (4): Месяц Метагейтнион


Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается.
В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт www.tais-club.ru

Оставить комментарий: comment@tais-club.ru

Задать вопрос: admin@tais-club.ru

   Tais Afinskaya Club © Все права защищены