Великолепная Одиссея
девушки на каблуках в очереди

Холл второго этажа гудел от десятков голосов. Пёстро разодетые девушки со шлейфом утончённых ароматов порхали от кресел к лестнице, от лестницы к подоконникам, а оттуда попадали прямо в сачок, сетка которого была сплетена из створок белой двери между окном и лестницей. Впрочем, не проходило и нескольких минут, как они выпархивали обратно; лица их не отличались от предыдущих и последующих: под маской счастливого волнения царило плохо скрываемое торжество.

Анжелика почувствовала облегчение, когда поняла, что её цели отличаются от их. Девушки соревновались друг с другом: кого же выберет заморский принц, а она лишь хотела убедиться, что ничем не хуже местных красавиц. Анжелика скромно уселась в уголке и, устав наблюдать за девушками, по-прежнему не видя в них соперниц, принялась размышлять.

Андрей будет удивлён, обнаружив её тайное бегство. И, наверное, станет беспокоиться. Всё-таки ей не хотелось расстраивать его. Он был хорошим другом, помогал готовиться к экзаменам, переживал... Злость вскипела в Анжелике с новой силой. К чему были все эти бессонные ночи, когда он знал, что оба поступят? Хотел, как лучше!

Анжелика решительно поднялась, чтобы уйти. Её приход сюда снова доказывал ему, а не себе, что тот единственный шанс может выпасть именно ей. Но доказывать ничего не хотелось. Хотелось просто жить и понимать, что тебя ценят за твои поступки, а не за их видимость. Доказать, чтобы быть достойной лучшего мнения? Анжелика положила руку на перила, полная решимости окончательно покинуть "золушкин бал", как услышала оклик какой-то девушки:

– Эй, так ты идёшь?

Анжелика окинула её задумчивым взглядом. Помнится, эта девушка занимала очередь как раз за ней. Так пусть идёт! Но пренебрежительное «эй» не давало покоя. Анжелика ответила потенциальной золушке долгим взглядом и быстрыми шагами направилась к двери. Открыв её, она попала в небольшую светлую залу, с ковровыми дорожками, настоящими пальмами в кадках – эти растения вызвали приступ тоски, как напоминание о другой – яркой и солнечной – жизни.

Чтобы скрыть внезапно возникшее чувство и не слишком нервничать в незнакомой обстановке, Анжелика принялась выискивать закономерности. Шесть человек, восседающих за длинным столом, как нельзя лучше подходили для этой задачи.

Первая закономерность состояла в том, что среди мужчин присутствовала всего лишь одна девушка. У пятерых человек были тёмные волосы, а шестой – томный заскучавший юноша, был блондином. Один мужчина носил аккуратную бороду и усы, у остальных лица были гладкими. Мысль о том, что у девушки и быть не могло этих чисто мужских признаков, вызвала на лице Анжелики улыбку, воспринятую всеми, как готовность к разговору. Первые же слова, произнесённые человеком с миндалевидным разрезом глаз (у остальных они были европейским) прервали поиск Анжеликиных закономерностей:

– Good afternoon, we’re glad to see you. Take a seat, please. (Добрый день, мы рады приветствовать Вас. Садитесь, пожалуйста)

Он указал ей на стул, и этот жест показался Анжелике таким же дежурным, как и его приветственные слова. Она предпочла последовать не за ними, и не за его движением, а за приятной, искренней улыбкой сидящего напротив молодого элегантного мужчины с насмешливо прищуренными глазами.

– Меня зовут Анжелика, – стараясь не пересекаться с ним взглядом, представилась она.

Они сделали то же самое, но гораздо официальнее, чем можно было ожидать, так что Анжелика почувствовала себя, как на экзамене. Только в качестве экзаменационного билета выступала она сама. Приветствовавшего её мужчину с миндалевидными глазами звали Микио. Перед ним на столе лежали объёмный органайзер и чёрный блестящий фотоаппарат в расстёгнутом кожаном футляре. Глядя на него, Анжелике подумалось, что, того и гляди, её попросят сфотографироваться в профиль и анфас, а потом эти снимки будут рассматривать и сравнивать с другими. Кому могла прийти в голову идея найти седьмого спутника с помощью конкурса? Это уже не экзамен, а кастинг, и он казался девушке глупым. Сами организаторы, наверное, думали иначе. У всех, за исключением того, с насмешливыми прищуренными глазами, представившимся Эмилио, были серьёзные лица. Курт, ариец с волосами цвета молодого варёного картофеля, совсем заскучал – он один из всех не пытался скрыть, как ему примелькались лица русских красавиц. Его тянуло выкинуть какой-нибудь номер, чтобы хоть как-то развеяться, и когда последняя память об этикете покинула кладовые его мозга, стать жертвой его настроения выпало Анжелике. Представляясь, юноша неожиданно скосил глаза к переносице своего утиного носа, усыпанного еле заметными веснушками, и Анжелика с трудом сдержала смех.

Сообразив, что её провоцируют, она поспешила перевести взгляд на девушку. Её звали Таис, и от знаменитой древнегреческой гетеры Таис Афинской её отличал только бронзовый цвет лица. Всё остальное: иссиня-чёрные волосы, струящиеся по плечам, покрытых чем-то необычайно лёгким и воздушным, выразительные глаза, великолепная фигура так напомнили Анжелике легендарную афинянку, что она дольше, чем того требовала вежливость, смотрела на неё, наслаждаясь обликом латиноамериканки.

Следующим представился мужчина с бородой и усами, выглядевший самым старшим, хотя Анжелика часто ошибалась, пытаясь угадать возраст. Его звали Кристиан. Последним назвал своё имя Даниэль Демигод. У него был классический европейский тип лица с волевым подбородком, высокими скулами и идеальной формой рта. Его тёмно-голубые, словно предгрозовое небо, глаза казались самыми тёплыми из всех присутствовавших, и Анжелика доверилась их взгляду.

– Почему ты решила принять участие в собеседовании? – спросил Даниэль. В английском языке существует только одно слово, отвечающее за обращение к другому человеку и людям – «you», и Анжелика расслабилась, не уловив в голосе мужчины дежурных ноток. Скольких девушек они уже выслушали! – надо было ценить подобное дружелюбие.

очередь из девушек на собеседование

Она поддалась импульсу и сказала откровенно:

– Летом я приехала в Москву, чтобы поступить в институт международных отношений. Я тщательно готовилась к экзаменам, в этом мне помогал мой хороший друг. Собственно, как хороший?.. Я познакомилась с ним за несколько недель до экзаменов, – она сделала паузу и, не заметив в лицах своих слушателей недоумения, продолжила, – мы оба поступили. Но лишь вчера я узнала, что мой друг – сын ректора этого института. Мои знания не имели значения. Главную роль сыграла симпатия молодого человека ко мне, чей папа, конечно же, не смог отказать своему сыну. Сегодня я ушла от него, чтобы понять, могу ли я быть независимой и полагаться только на себя, – уверенно закончила она.

– Значит, сюда тебя привели не любовь к путешествиям и желание увидеть мир.., – полувопросительно произнёс Эмилио, поднимаясь и отходя к открытому окну, чтобы закурить.

– Наверное, это глупо – доказывать что-то себе и другим, когда в глубине души прекрасно понимаешь, как это чудесно – путешествовать и открывать для себя планету и людей, – призналась Анжелика, – но, честно говоря, я бы не поверила организаторам этого собеседования, если бы мечтала о подобной поездке.

– Тебе не нравится идея собеседования? – оживившись, поддался вперёд Курт. В сидящей напротив девушке он почувствовал единомышленника.

– Разве этот своеобразный кастинг поможет найти подходящую спутницу? – вернула ему вопрос Анжелика. – Как можно понять за те несколько минут, которые девушка находится в этой комнате, что она и есть тот самый седьмой участник?

– А что нам оставалось делать? – вмешался Кристиан. – Никто из нас не говорит по-русски, друзей в России у нас нет. Мы все в этой стране первый раз. По-моему, банальнее собеседования может быть только знакомство на улицах. Ваши девушки называют это приставанием. Единственный, кого сложно проигнорировать, это Эмилио, но мы же не можем переложить столь ответственную задачу, как поиск подходящей спутницы, только на него одного.

– Ты прав, Кристиан, – лениво отозвался Эмилио, – меня сложно проигнорировать в любой стране мира. Но даже ради седьмой спутницы искать знакомства на улице – это несерьёзно.

– А как же вы встретились друг с другом?

Даниэль взял на себя ответственность рассказать то, что предыдущие девушки, возможно, ещё не слышали:

– Мы были знакомы раньше. Курт – мой кузен, Кристиан – лечащий врач и друг семьи, Эмилио – мой университетский друг, а Микио – его приятель. Он и познакомил его с остальными.

– А Таис?

Таис сама с улыбкой рассказала:

– Я знаю этих джентльменов не больше недели. Желание путешествовать у меня присутствовало лишь в мечтах, в действительности же я сначала была певичкой и танцовщицей в одном бразильском клубе. Потом мне предложили полетать на самолётах в качестве стюардессы, и в первый же свой рейс я познакомилась с Эмилио и Микио.

– Мне нужно было в Сан-Паулу по личным делам, а Микио приехал туда заключать договор о поставке электронной техники, – Эмилио вернулся к столу, с охотой подхватывая нить повествования. Воспоминание о знакомстве с Таис доставляло ему удовольствие. – Я предложил Микио составить нам компанию в кругосветном путешествии, и для знакомства с Даниэлем мы решили вместе лететь в Нью-Йорк. Обычно стюардессы меня не привлекают...

– Какая наглая ложь! – тихо произнёс Курт, и хотя он был услышан, Эмилио оставил его реплику без внимания.

– ... но тут с самолётом что-то случилось, его задёргало – уже на земле выяснились неполадки в двигателе – люди запаниковали, а Таис, – он послал ей признательный взгляд, но она даже не улыбнулась, – вела себя так мужественно, что ещё до аварийной посадки в салоне воцарился порядок и спокойствие. Она имела огромное влияние на пассажиров! – он снова одарил её своим вниманием, но опять безрезультатно. – Во время этой вынужденной посадки, когда для нас меняли самолёт, мы с Микио предложили ей поехать с нами в путешествие, но Таис отказалась.

– Да, – подтвердила она, – хотя и мечтала об этом. Но разве можно доверять незнакомцам?

– Тем не менее, Даниэлю ты доверилась, – поддел её Эмилио и снова повернулся к Анжелике, – когда мы прилетели в Нью-Йорк, нас встречал Даниэль. Я рассказал ему о Таис и её отказе, а он пригласил её на чашку кофе и через полчаса заполучил согласие. Во время аварийной посадки в Каракасе у меня не было этого получаса.

Таис улыбнулась, но не ему, а Анжелике.

– Страшно подумать: всего неделя прошла, как моя жизнь изменилась!

Она делилась с ней, как с подругой, и Анжелика вдруг подумала о том, сколько же времени она здесь с тех пор, как белая дверь закрылась за ней. Она украдкой взглянула на часы и почувствовала волнение оттого, что прошло уже больше пятнадцати минут, и ещё сильнее разволновалась, пытаясь убедить себя в том, что это ничего не значит.

– Ты прекрасно говоришь на английском, – не замечая её волнения, сказал Даниэль, – с лёгким славянским акцентом. Но это не главное. Приятно слушать родной язык без использования популярных жаргонных словечек. Это большой плюс.

– Вчера ночью, в поезде, один американец, перепутавший купе, сказал мне примерно то же самое, – вспомнив о ночном визитёре, ответила Анжелика, и снова пожалела о том, что они сошли в Подмосковье. Надо было махнуть рукой на вечеринку ради практики английского!

– Что же ты и твои друзья не зашли утром в соседнее купе? – вдруг улыбнулся Даниэль, впервые не как хорошо воспитанный джентльмен, а как простой человек над не смешным, но забавным анекдотом.

– Нам пришлось сойти раньше, – по инерции произнесла Анжелика и, запнувшись, рассеянно добавила, – так это были вы?

– Да, а в соседнем купе меня ждали Курт, Микио и Кристиан.

– Если бы поезд до Москвы шёл не восемь, а пятнадцать часов, мы рано или поздно столкнулись бы в коридоре, – ввернул Курт, – и тогда не нужно было бы никакого собеседования.

– Ты полагаешь? – повернулся к нему Эмилио.

– Я не могу найти твоей анкеты, – перебирая стопку бумаг, вдруг сказал Кристиан, – когда ты её заполняла?

Анжелика растерянно уставилась на него.

– А... анкеты?

– Что ты пристал к девушке, Кристиан! Разве ты не видишь по её лицу, что она и не подозревала о существовании этой бумажки? – с иронией ответил Эмилио.

Она быстро взглянула на него, не зная, поблагодарить ли за это вмешательство, или просто развернуться и выйти, не давая больше поводов для насмешек.

– Ваш друг, очевидно, видит людей насквозь, – не удержалась она от ответного выстрела, – потому что я, действительно, ничего не знала об анкете.

девушка заполняет анкету

– Я плохо вижу людей насквозь, – приблизившись к ней, обезоружено улыбнулся Эмилио, – только женщин.

– Не вижу принципиальной разницы, – в тон ему ответила Анжелика.

– Ну почему же, разница существует! Вот гляжу я, к примеру, на Даниэля, и не знаю, что думает мой друг о нашей седьмой спутнице.

– Анжелика, когда ты отвечаешь на насмешки Эмилио, ты тем самым провоцируешь их продолжение, – строго выговорила Таис, но не ей, а итальянцу.

– Предыдущим девушкам тоже досталось? – полюбопытствовала Анжелика.

– О нет! – воскликнул Эмилио. – Их я щадил. Ну подумай сама, Анжелика, разве они смогли бы ответить так, как это делаешь ты?

– Вероятно, нет, – подумав, ответила она, – ведь каждая из них рассчитывает провести в компании с вами несколько месяцев. А я через несколько минут покину этот кабинет.

– Мы все его покинем через несколько минут, – сказал Даниэль, – здесь душно, давайте прогуляемся. Анжелика, ты покажешь нам Москву?

– Я.., – растерялась она от такого предложения. Как трактовать его?

Даниэль встал, размял ноги; его примеру последовали остальные. Анжелика тоже невольно поднялась.

– Просто представь, что мы приехали к тебе в гости. Мы, всё равно, знаем этот город меньше, чем ты.

Он ободряюще коснулся рукой её плеча.

«Я сама здесь в гостях», – подумала Анжелика, но отказывать не хотела. Вот он – шанс доказать, что провинциальный житель способен стать гидом по столице. К тому же, подчас прикосновение бывает убедительнее слов.

Они вышли через другую дверь, для Анжелики осталось загадкой, что было сказано девушкам в холле. Служащий на первом этаже поднялся передать им слова, которые сказал ему Даниэль, но какие это были слова, Анжелика не услышала. Возможно, остальных претенденток пригласили на завтра, ведь никто ещё не сказал Анжелике, что она – их седьмой компаньон. Ну и пусть! Сегодня у неё была такая богатая практика английского языка, что сам по себе этот факт представлял для неё ценность. Они общались свободно, хотя у всех чувствовался свой акцент – английский только для Даниэля являлся родным. Кроме того, Анжелике нравилась роль гида. Когда-то Андрей так же водил её по городу, рассказывая о нём не сухим языком имён и цифр, а прибегая к ярким, образным сравнениям и метафорам, незаметно вплетая меж них те самые цифры и имена. В своей импровизированной экскурсии Анжелика последовала его примеру.

– Мы сейчас находимся на проспекте Вернадского, – вдохновившись новой ролью, произнесла она, и простёрла руку к группе строгих зданий, – видите? Это тот самый университет, в котором я учусь и который собираюсь закончить с красным дипломом.

– Ты полагаешь? – повернувшись к ней вполоборота, повторил свою реплику Эмилио.

Анжелика растерянно замолчала, сбитая с толку её содержанием, и, воспользовавшись этой паузой, Курт радостно возвестил:

– Смотрите, кажется, меж тех зданий притулился ресторанчик! Я не верю, что вы не проголодались.

Его слова относились не к Анжелике, а к компаньонам, и девушка почувствовала себя уязвлённой. Кто просил её устроить им экскурсию?

Она молчала, пока все пятеро обсуждали идею Курта. Пятеро, потому что шестой – им был Кристиан – тоже молчал, наблюдая за Анжеликой.

– Чудесное начало! – вдруг с энтузиазмом произнёс он. – Не обижайся на нас, Анжелика. На самом деле мы покинули здание не для того, чтобы полюбоваться окрестностями. Мы завтракали шесть часов назад.

– Можно было бы и не искать предлога, – с достоинством ответила девушка.

– Анжелика, Кристиан, – вмешался Даниэль, – мы решили пообедать в этом ресторане.

– Я не знаток подобных московских заведений, – с иронией отозвалась Анжелика, – боюсь, это Курту придётся быть вашим экскурсоводом.

– Прости, Анжелика! – спохватился Даниэль. – Мы, действительно, очень проголодались.

Она вздохнула.

– Да, культурные ценности – плохой наполнитель желудка.

– Ну скажите же кто-нибудь! – не выдержала Таис. – Перестаньте мучить человека!

– Всему своё время, милая храбрая стюардесса, – послав ей очаровательную улыбку, ответил Эмилио и повернулся к Анжелике, – мы приглашаем Вас разделить нашу скромную трапезу.

– И я не могу отказаться? – изо всех сил держалась за свой сарказм девушка, боясь, что, как только она забудет о нём, его место тут же займёт другое чувство.

– Ты полагаешь? – после этой фразы, произнесённой итальянцем с каким-то новым, особым оттенком, Анжелика перестала задавать вопросы.

Когда в ресторане Даниэль заказал шампанское, у неё в голове мелькнула мысль: «Неужели?», но она ничем не выдала своего волнения. Может, подумала девушка, они всегда пьют шампанское в обед. Вино принесли, фужеры, причудливо украшенные салаты и гарнир. Даниэль поднялся, держа бутылку в руках. Анжелика приготовилась к выстрелу, но шампанское уже было предварительно откупорено. Это показалось ей плохим знаком.

бокалы с шампанским празднование

Прежде чем разлить напиток по бокалам, Даниэль произнёс короткую торжественную речь:

– Друзья! Фактически этот день является днём рождения нашей команды. Непонятно, кто кого нашёл: Анжелика – нас или мы – Анжелику, но я рад, что это в конце концов произошло. Я знаю: вы тоже довольны выбором нашей седьмой спутницы. Я пожелаю всем нам построить гармоничные отношения внутри нашей компании и совершить самое незабываемое путешествие в своей жизни!

Искрящаяся пена хлынула в бокалы, и Анжелика механически поднесла свой к губам. Тысячи мыслей, чувств, желаний наполнили её вместе с тостом Даниэля. Она отрешённо смотрела на людей, в компании которых ей предстояло провести несколько месяцев. Отныне они становились её кругом общения. К ним нельзя было не испытывать симпатии: и к сдержанному Кристиану, и к ироничному Эмилио, и к легкомысленному Курту, и к деловому Микио, улыбчивой Таис и вежливому Даниэлю; но всё же эти шестеро так стремительно вошли в её жизнь, что она уже чувствовала острую тоску по старым друзьям. А университет? Учёба? Она только стала студенткой...

– Анжелика, что с тобой? – озабоченно склонилась к ней Таис.

Анжелика пришла в себя и посмотрела на неё, потом перевела свой взгляд на остальных. Для такого торжественно-радостного события у них были чересчур серьёзные лица.

– Ты… как будто не рада, – упавшим голосом произнёс Даниэль.

Анжелика всё ещё не могла определиться с ответом. Интуитивно почувствовав настроение девушки, Курт напустил на себя весёлый вид и громко сказал:

– Ан, ты не представляешь, как это замечательно – путешествовать по всему миру в компании интересных людей! Я, конечно, не настолько интересен, как, например, Эмилио, но даже на его генеалогическом древе вряд ли сыщется хоть один примечательный предок. Моя родословная восходит к знаменитому композитору Карлу фон Диттерсдорфу. Тебе хотелось бы поближе познакомиться с потомком великого музыканта? – вкрадчиво закончил он и, не дожидаясь ответной реакции, отправил себе в рот первую порцию салата.

– Хвастун, – беззлобно ответил Эмилио, – если я начну взбираться на своё генеалогическое дерево, то рискну сломать ноги о портреты знаменитейших и влиятельнейших предков!

Анжелика, наконец, пришла в себя. Сделав глоток из бокала, она произнесла чуть охрипшим от волнения голосом:

– Я никогда не думала, что моя жизнь способна стать другой в течение того времени, сколько заняло у Даниэля произнести тост. На самом деле, это драгоценнейший подарок, преподнесённый мне судьбой. Мне нужно время, чтобы осознать его истинную ценность.

Времени ей потребовалось совсем немного. Из всех дней, которые стремительно пролетели до отъезда, самым тяжёлым остался в памяти тот, когда она встретилась с Андреем.

– Как бы я ни была рада представившейся мне возможности, будет нелегко расставаться с тобой, – добавила она, рассказав о событиях, изменивших её жизнь, – но я знаю и то, что вернусь. Год-два пролетят быстро! Ты уже будешь второкурсником...

– Ты хотела сказать это с завистью, – поднял голову юноша, – но у тебя не получилось. Знаешь, почему? – он испытующе посмотрел на Анжелику. – Ты ведь и сама прекрасно понимаешь, что твоя поездка вокруг света гораздо ценнее, чем всё здание университета вместе с его содержимым.

– Андрей! – она с упрёком посмотрела на него.

– Почему ты уезжаешь именно в тот момент, когда я больше всего нуждаюсь в тебе! – с горечью воскликнул он.

– Андрей! – строже повторила она. – Наши отношения не прекращаются с моим отъездом. Я буду тебе и писать, и звонить.

– Что ж, – он с покорностью взглянул в глаза девушки, – вдруг – если такое возможно – разлука поможет тебе понять своё отношение ко мне. Ради этого я готов ждать тебя, Анжелика.

Она улыбнулась. На душе теперь было легко, и остаток вечера Анжелика и Андрей провели, катаясь на теплоходике по Москве-реке: юноша проводил для неё последнюю экскурсию. В первую очередь они были друзьями, и перед долгой разлукой стремились отдать друг другу часть того тепла, что неизменно присутствовало в их отношениях, а теперь становилось заочным. Но когда наступил день отъезда, Анжелика не разрешила проводить себя: пусть в памяти останется речная прогулка по вечерней Москве, а не слёзы расставания.


Глава 5. "Прощай, Москва!"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2011-2021 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru