Великолепная Одиссея
парень с девушкой танцуют в темноте

Анжелика с сожалением покидала поезд. Во-первых, она не выспалась. А, во-вторых, в соседнем купе их ждал настоящий американец. Она так и не рассказала друзьям о его ночном визите. Утром все чуть было не проспали свою станцию, а когда это обнаружилось, стали собираться с такой скоростью, что уже было не до рассказов.

Конечно, можно было бы остаться и выйти в Москве, но сегодня все однокурсники собирались на подмосковной даче одного из них, чтобы отпраздновать чей-то день рождения; Анжелика не могла проигнорировать это событие, если хотела быть со всеми в хороших отношениях. В противном случае, её бы просто не поняли. Не стоила этого мимолётная встреча даже с настоящим американцем.

К вечеру она уже забыла о нём. Среди ребят было весело и легко, в голове шумело шампанское, и если не думать о прошлом и о тех, кого больше никогда не будет рядом, то жизнь казалась чудесной.

Андрей в этот вечер не пил. Исподволь наблюдая за Анжеликой, он взвешивал все «за» и «против». Если побеждало «за», он бледнел, при перевесе «против» его лицо становилось хмурым и сосредоточенным. Юноша решал для себя вопросы любви. Как сказать девушке об этом? Все вокруг него двигались, шумели, веселились, а он нервничал, выбирая время. Наконец, оно настало.

Всё было выпито и подъедено, однокурсники разбрелись по комнатам, лишь одна Анжелика продолжала танцевать под оглушающие ритмы зарубежной эстрады. Она как будто не замечала, что осталась одна. Андрей сначала удивился, но, приблизившись к девушке, увидел, что её глаза закрыты: она словно танцует в своём собственном, недоступном никому мире – партнёром ей было слишком много выпитое шампанское. Андрей быстро поменял кассету, и, не давая Анжелике опомниться, закружил её в медленном танце.

– Великолепная вечеринка, правда? – блестя глазами в отражении телевизионного экрана, поделилась она своими впечатлениями, продолжая послушно следовать движениям юноши.

– Мне было бы скучно, если бы не твоё присутствие, – решился Андрей. Говоря эти слова, он старался придать своему голосу лиричный оттенок, но тут, как назло, по телевизору пустили рекламную заставку, звук стал громче, перебивая самую романтическую песню Элтона Джона – "Sorry seems to be the hardest word".

Анжелика и Андрей невольно взглянули на экран, рука юноши потянулась, чтобы выключить досадную помеху. Как можно одновременно слушать музыку и телевизор? Анжелика перехватила руку Андрея, отводя её, и подошла к экрану ближе.

Изображение Эйфелевой башни уже ускользнуло от неё, но на смену замелькали кадры с изображением статуи Свободы, потом потекли воды величественного Рейна, закачалась на ветру ветка цветущей сакуры, мелькнули краски бразильского карнавала, заскользили по волнам прекрасного города венецианские гондолы и, наконец, удивительный сюжет завершило изображение московского Кремля. Голос за кадром бодро прокомментировал необычный пёстрый калейдоскоп:

«Всего один день остался, когда станет ясно, кто же из советских девушек удостоится чести представлять нашу страну в кругосветном путешествии американского судовладельца Даниэля Демигода и его друзей. Если Вам уже исполнился двадцать один год, но ещё нет двадцати семи, Вы обаятельны, не замужем, владеете английским языком, любознательны и общительны – Европа, Азия, Америка и Африка ждут Вас!»

Андрей потерял интерес к этой рекламе, как только понял, в чём дело; Анжелика, наоборот, сосредоточилась, стараясь не пропустить ни слова, вплоть до адреса и времени собеседования.

медленный танец двоих

– Это две остановки метро от моего дома, – пробормотала она, в то время, как Андрей всячески старался завладеть её вниманием, снова вовлекая в танец.

– Выставляют напоказ миллионерские капризы! – с раздражением сказал он и выключил телевизор.

– Ну почему же? – нехотя возразила Анжелика. – По-моему, всё честно. Этот судовладелец ищет компаньонку не только среди фотомоделей и актрис – у каждой девушки есть шанс совершить с ним кругосветное путешествие.

– У каждой москвички, – подчёркнуто произнёс Андрей.

– Да, – покорно согласилась Анжелика, – в нашем Кирове вряд ли покажут эту рекламу. Но, согласись, как было бы здорово отправиться в такое путешествие!

– Мы только что из Ленинграда, – напомнил юноша, – тебе его не хватило?

– О, поездка была чудесной! Но, понимаешь, это другое... Целый мир открывается в кругосветном путешествии, как будто вся Вселенная! Я всегда мечтала побывать в других странах...

– Для этого необязательно составлять компанию мистеру судовладельцу, – с сарказмом заметил Андрей.

– Ты не знаешь, что такое – приключение, которое таит в себе любая поездка, – с грустью констатировала Анжелика, – я бы многое отдала за то, чтобы поехать с ними!

– Например, что?

– Например – что?

– Что бы ты отдала за подобную возможность? – Андрей не сводил с неё глаз.

– У меня её всё равно нет, к чему этот торг? – сердито взглянула на него Анжелика и перестала танцевать.

Андрей тоже остановился.

– Анжелика, – вдруг проникновенно сказал он, – ты бы согласилась принять мою любовь, если бы я повёз тебя в Европу и дальше, куда захочешь?

– Ты такой же студент, как и я, – попыталась уйти от назревающего объяснения девушка, – у тебя нет таких денег!

– Я всё могу сделать, – настаивал Андрей, – Анжелика, ведь ты не знаешь: мой отец – ректор МГИМО.

Она недоверчиво посмотрела на него.

– Это правда, – повторил Андрей, – я боялся говорить тебе. Многие девчонки проявляли ко мне интерес, как только узнавали об этом. А ты мне понравилась, и я старался скрыть, как мог, чтобы ты не думала, что дружишь с сыном ректора. Но теперь, когда – я знаю – в твоей мечте о путешествии нет ничего плохого, я хочу, чтобы ты тоже знала – я могу организовать это путешествие. Не так, конечно, как Мистер Судовладелец, но ты не будешь разочарована. И эта поездка может стать гораздо приятнее, если ты позволишь мне любить тебя.

Анжелика отрешённо смотрела сквозь него.

– Твой отец – ректор? – медленно произнесла она, едва юноша закончил своё объяснение. – Значит, если бы не ты, я бы не поступила в МГИМО?

– Ну откуда я знаю?! – не выдержал Андрей. – Если бы не отец, и я бы не поступил. Это не важно сейчас, Анжелика! Почему ты не слышишь, что я люблю тебя?!

плохое настроение девушки

Она села, обхватив голову руками. В Кирове все, кому не лень, говорили о том, что ей не поступить в подобное заведение – нужно быть Ломоносовым, чтобы тебя приняли в этот институт. Анжелика не была Ломоносовым. Но она искренне верила, что обладает достаточными знаниями для того, чтобы занять место в аудитории престижного университета. А теперь оказалось, что главную роль в поступлении сыграла её дружба с сыном ректора.

Анжелика глубоко вздохнула, пытаясь справиться с разочарованием. Её самоуважение упало настолько, что она поняла: провинциальная девчонка – это не ярлык, это приговор.

– Ты оскорблена? – наполовину догадавшись о причине её молчания, осторожно спросил Андрей. – Я не хотел тебя обидеть, ты ведь знаешь.

Она вскочила в ярости.

– Тогда что ты нашёл во мне?! – закричала Анжелика, чувствуя, как слёзы начинают душить её. – Что может быть во мне интересного, если я даже в институт без помощи поступить не могу?!

– Анжелика, прости! – воскликнул Андрей, испугавшись её гнева. – Я полюбил тебя не за это. Ты совсем другая, не как они! – он указал рукой на дверь.

– Знаю, знаю, – внезапно успокоившись, устало произнесла Анжелика, – я чистая, живая, искренняя – словом, настоящая. Как все девушки из провинции.

– Почему ты всё время противопоставляешь провинцию Москве? – огорчился Андрей, всё же успокоенный тем, что она не отталкивает его. – Люди везде одинаковые.

Она взглянула в его глаза, пытаясь найти подтверждение, и ничего не ответила.

– Пойдём спать, – мягко сказал Андрей, – завтра поговорим о том, о чём ты сочтёшь нужным сказать. Я буду честен, ты веришь?

– Да, – вздохнула Анжелика, в глубине души не уверенная в том, что это были действительно те слова, которые ей хотелось бы произнести.

Они поднялись в комнату, где спали однокурсницы и, пожелав спокойной ночи, Андрей ушёл в комнату к парням. Анжелика думала, что, оставшись одна, она попадёт в плен к беспокойным и безрадостным мыслям, но не заметила, как, минуя этот этап, погрузилась в сон.

Утром она проснулась в пустой комнате. Видимо, девушки уже разъехались, да и голосов ребят не было слышно. Но кто-кто, а Андрей-то, наверняка, ждал её пробуждения. Анжелике не хотелось встречаться с ним. Она лежала и думала о том, что смогла смириться с гибелью Саши и Пети. Так неужели она не найдёт в себе силы принять тот факт, что поступила в заветный институт не благодаря своему интеллекту и знаниям, а лишь потому, что в неё влюбился сын ректора? Да, с этим тоже можно было смириться. Но что делать с самооценкой?

Ярко, как если бы она снова смотрела на экран, возникли перед глазами образы далёких и прекрасных стран. Анжелике вдруг пришла мысль, которая моментально подняла её с кровати. Она пойдёт туда, на встречу с судовладельцем и его компанией, и примет участие в собеседовании. Никакие деньги или связи здесь не помогут. Пусть заморские гости решают, так ли уж безнадёжна её провинция.


Глава 4. "Шанс"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2011-2021 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru