Великолепная Одиссея
Голливуд надпись

Таис не терпелось попасть в Голливуд, но она благоразумно сдерживала свой порыв, понимая, что всему своё время. И вот сегодня, наконец-то, Даниэль объявил, что сразу после завтрака они отправляются не куда-нибудь, а именно в самый известный район Лос-Анджелеса.

Почему-то многим Голливуд представляется как отдельный, огороженный большим и массивным забором город, где живёт и работает вся американская кинобратия. Таис убедилась, что это не так. Вполне нормальным явлением здесь было оказаться на уличной съёмочной площадке и посмеяться над причудами актёров вместе с огромной толпой зевак. Можно было часами бродить по территории киногородка среди южноамериканских городов и сёл, прославленных своими гангстерами; охваченных пламенем небоскрёбов и затопленных наводнением ковбойских ранчо. Кипящая кругом жизнь казалась несколько ирреальной, отчего Таис чувствовала себя героиней сразу всех фильмов, снимавшихся в этот день. Восхищению происходящим не было конца.

– Боже, этот город – настоящая сказка! – время от времени восклицала девушка.

Услышав от неё впервые эту фразу, Микио позволил себе возразить.

– Голливуд – это огромная машина, делающая бешеное количество фильмов, и в погоне за конъюнктурой забывающая об умном и интеллектуальном кино.

– Не могу не согласиться с тобой, – откликнулся Кристиан, – ведь здесь главное – завоевать зрителя, а об интеллекте пусть рассуждают критики.

Таис пропускала их слова мимо ушей. Все эти рассуждения были ей знакомы по газетным и журнальным статьям, но «голливудская машина» знай себе работает, и работает чётко, слаженно, продуктивно. У Кристиана есть дети, потому-то он всерьёз обеспокоен влиянием американского кино на их восприимчивые души. Таис же думала о грандиозности и зрелищности проектов. Как бы ей хотелось стать их постоянной участницей!

Неожиданно кто-то окликнул Эмилио. Он живо обернулся и увидел, что с противоположной стороны улицы ему машет рукой какой-то человек. Заметив, что Эмилио не один, он сам подошёл к компании.

– Роберт, старина! – Эмилио не ограничился пожатием руки, а сердечно обнял незнакомца. Потом представил его своим друзьям. – Знакомьтесь, Роберт Земекис, местный, так сказать, режиссёр.

режиссер Роберт Земекис

Фамилия его говорила о многом. Так это же он снимал «Назад в будущее»! Таис с трепетом подняла на него глаза – и покраснела, заметив, как он пристально разглядывает её.

– Я снимался здесь в паре сцен, – поделился воспоминаниями Эмилио, – потом Роберт пригласил меня для участия в других проектах, но я отказался – мне больше по душе, знаете ли, национальное кино.

– Это верно, – улыбнулся знаменитый режиссёр, – в этом наш Эмилио солидарен с Джеки Чаном. Ни того, ни другого не манят местные кинопавильоны. Хотя, Эмилио, став американским актёром, ты был бы гораздо популярнее, чем у себя на родине. Но это уже давнишний разговор.

– Ничего, ничего, мне и в тени Челентано неплохо, – отшутился Эмилио, – итальянская публика щедра на любовь к своим сынам, так что за меня не переживай. Как у тебя самого дела? Планируешь что-нибудь снять или уже находишься в процессе?

– Есть одна задумка, но для её реализации никак не могу найти подходящую актрису на главную роль. Мне хочется свежего лица. Кстати, Эмилио, ваша спутница, случайно, не актриса? – всё это время он не сводил с Таис внимательных режиссёрских глаз. – Смотрю на Вас, Таис, и думаю, что Ваше лицо и есть лицо моей главной героини. Из какой Вы страны?

– Я бразильянка, – робея, ответила девушка.

– Таис одно время работала певичкой и танцовщицей в Рио-де-Жанейро, – пришёл на помощь Эмилио, – но у неё совсем нет опыта работы на съёмочной площадке. Правда, я успел заметить, что артистичности ей не занимать.

– А если я приглашу Вас на кинопробы? – вдруг предложил Земекис. – Поверьте, Таис, многие «звёзды» зажигались именно так. Вы ведь не откажетесь?

Отказаться? У Таис подобного даже в мыслях не было! Она не успела ещё кивнуть, а Роберт уже прочитал её согласие в разгоревшемся блеске чёрных глаз.

– Я принесу сценарий и отмечу место, которое Вам следует разыграть, – тут же перешёл он к делу, – сами кинопробы пройдут послезавтра, но времени, я думаю, у Вас предостаточно.

Встреча с одним человеком, его одно слово – и вся жизнь меняется в одночасье. Таис молча глядела на режиссёра, отказываясь верить, что этот человек оказался той самой феей, так неожиданно и легко изменившей её жизнь. Девушка ещё не прошла кинопробы, и ещё никто не утвердил её на главную роль, но она уже знала, что произошёл в её судьбе решающий поворот.

– Что это за сценарий? – спросила она.

Им, точнее, отрывком из него, оказался диалог между юношей и девушкой. Когда-то они были одноклассниками, и вот теперь, спустя годы, встретились. Им стало интересно узнать, как сложились судьбы друг друга. Он развёлся, а она одна растила дочь.

– Эмилио поможет Вам, – заручился поддержкой итальянца Земекис, – подскажет, как войти в образ и поведает о некоторых особенностях актёрской работы.

– С огромным удовольствием! – расцвёл Эмилио. Проводить с Таис наедине целые часы – уж он-то воспользуется этим подарком судьбы и проявит себя во всём своём актёрском великолепии. Может быть, Таис станет меньше восхищаться Даниэлем.

Весь следующий день, пока компаньоны бродили по музеям, он и Таис провели время в гостинице, репетируя роль. Эмилио проявил себя на редкость терпеливым и талантливым учителем, а в те минуты, когда Таис уже готова была сдаться – потому что не могла понять, какие чувства движут героиней – он двумя-тремя фразами вселял в девушку уверенность.

– Ты просто устала, – под вечер сказал он, – я тебя понимаю. Сложно запомнить такой объём информации в короткие сроки. Но ты не в театре, Таис – вот уж где необходимо помнить роль от начала и до конца. В кино у тебя всегда есть дубли и возможность подглядеть в сценарий. Тебе главное – пройти кинопробы. А сейчас давай-ка прервёмся и отправимся навстречу нашим спутникам. Даниэль обещал вернуться к этому времени.

Кристиан, Курт, Микио, Анжелика и Даниэль ужинали в ресторане при гостинице, и Таис с Эмилио присоединились к ним. За репетицией они совсем забыли про еду, но, увидев обилие снеди на столе, почувствовали себя биологическими существами, а не вдохновлёнными театралами.

– Как ваши дела? – поинтересовался Даниэль. – Трудно приходится?

– Не труднее начинающим, – ответил Эмилио, – Таис добросовестна, усердна и послушна.

– А как насчёт способностей? – спросил Кристиан. – Ведь без них никуда.

– Таис талантлива, – Эмилио посмотрел на девушку долгим взглядом, приводя её в смущение. Правда, это было приятное чувство. – Я верю, она сможет очаровать Земекиса. Но это случится завтра, а сегодня мы с удовольствием послушаем, как провели время вы, где были и что видели. Кто возьмётся рассказать?

– Минуточку, – Микио отодвинул пустую тарелку и поднялся из-за стола, – я снова исчезну на несколько часов. Тут без меня есть, кому поделиться впечатлениями. За меня не беспокойтесь, в десять я уже буду в своём номере.

Вот так, не спрашивая, а просто ставя в известность, японец в очередной раз отправился неизвестно куда.

– Что это за место в Лос-Анджелесе, о котором знает Микио и не знаем мы? – глядя ему вслед, пробормотал Эмилио. – Даниэль, ты не в курсе, чем увлёкся наш японский друг?

– Ты знаешь его лучше, тебе виднее.

Эмилио ничего не ответил, а Анжелика подумала, что, наверное, Микио посещает какой-нибудь тайный орден ниндзя и не хочет афишировать свой образ жизни непосвящённым. Чтобы переключить внимание собеседников с его неожиданного исчезновения, она взяла на себя роль рассказчика:

– Кажется, ты, Эмилио, хотел послушать, где мы сегодня побывали. Не знаю, как остальных, а меня больше всего впечатлил визит к мистеру Пимпу. Разумеется, мы посетили пару музеев, а потом Даниэль пригласил нас к вышеозначенному господину. И вот там-то я узнала самое интересное. Вы знаете, что музеев в Лос-Анджелесе не так уж много, по сравнению, скажем, с Москвой или Нью-Йорком. Вся жизнь в городе крутится вокруг голливудских «звёзд». Но, тем не менее, именно здесь будет в скором времени построен уникальнейший музей, и мистер Пимп является одним из тех, кто принимает участие в его создании. Он рассказал нам столько интересного! Слышал ли ты, Эмилио, о названии будущего памятника истории? Пока он только в планах, но мистер Пимп уверен, что уже сейчас можно смело заявлять, что в Лос-Анджелесе будет открыт Музей Терпимости.

музей терпимости америка

– Чем же уникален этот музей? Его коллекции поведают о терпимости мужчины к женщине, или старших к младшим? – итальянец бросил ироничный взгляд на Таис, потом на Курта.

Анжелика строго посмотрела на него и сказала:

– Может быть, когда-нибудь основателем такого музея станешь ты, Эмилио, а пока никому не помешает, пусть даже в будущем, посетить этот и узнать о двух вещах: истории гонений на евреев во всём мире и о расизме в Америке.

– Честно говоря, – вмешался Курт, уже закончив свой ужин, – я не очень-то люблю задумываться о подобных вещах, но то, как их представил мистер Пимп! В музее будет новейшее электронное оснащение, компьютерная графика, натуральные интерьеры концлагерей, видеорамы – мы видели всё это в эскизах и фотографиях, но и они произвели сильное впечатление. Надеюсь, музей откроют к тому времени, как мы вернёмся из путешествия.

– Хорошо, что меня не было с вами, – сказала Таис, – моё воображение вряд ли выдержало бы такое. Концлагеря, гонения, пытки – это не для моей чувствительной натуры. Этого не существует сейчас – зачем же знать о том, что оно было?

– Оно существует, – задумчиво ответил Даниэль, – милая Таис, всё это существует, только в иной версии. Евреев не любят и поныне, а расизм до сих пор широко распространён в Штатах. Оба эти явления, так сказать, адаптировались к современным условиям и продолжают существовать. И ты об этом знаешь, ведь не зря так рьяно защищала Джерри в момент нашего с ним знакомства.

Таис сникла оттого, что не встретила понимания. Ведь то был реальный человек, а музей в её представлении – всего лишь дань прошлому. Заметив, как изменилось настроение девушки, Эмилио поспешил ей на помощь:

– У Таис другая натура. Сцена, огни рампы, музыка, танец – вот что для неё. Не всем же задумываться над глобальными вопросами!

Даниэль с сомнением покачал головой, но ничего не ответил. Тем не менее, на следующий день он получил истинное удовольствие, наблюдая за кинопробами. Все компаньоны присутствовали при этом, и невозможно было понять, кто испытывает большее волнение – Таис или её друзья.

С ролью девушка справлялась блестяще. Отсутствие какой-либо актёрской школы компенсировалось природным чутьём и интуицией актрисы, а присутствие публики нисколько не сковывало. Глядя на девушку, Земекис понимал, что именно такой он видит главную героиню. Пока камеры работали, запечатлевая сцену, режиссёр цепко следил за Таис, а потом взволнованно объявил всем присутствующим:

– Друзья, позвольте сказать вам, что каждый из нас только что присутствовал при рождении новой «звезды». Кинозвезды!

Таис с трудом верила услышанному. Слегка раскрасневшаяся после сыгранной сцены, она со смущённой и радостной улыбкой принимала поздравления своих спутников, в глубине души продолжая сомневаться в том, что отныне её жизнь круто изменилась.

– Сколько времени займут съёмки? – поинтересовался у Земекиса Даниэль.

– Месяц.

– Месяц? – упавшим голосом переспросил Даниэль. – А как же наше путешествие?

Таис тревожно посмотрела на него, но режиссёр её опередил:

– Мистер Демигод, вам не о чем беспокоиться. Эмилио сообщил мне, что вы отправляетесь во Флориду, но именно там и будут проходить съёмки! Просто для Таис пребывание в штате Солнечного Света обернётся нелёгкой работой, а вы проведёте время, как запланировали.

– Вообще-то я планировал пробыть во Флориде три недели, – что-то прикидывая в уме, сказал Даниэль, – но, думаю, дополнительная неделя погоды не сделает. А достаточно ли часто будем мы видеть Таис?

– Каждый день, – заверил его Земекис, – съёмки будут заканчиваться не позже четырёх – у меня щадящее расписание.

– Таис, фортуна к тебе благоволит, – улыбнулся ей Эмилио, – ты убиваешь сразу двух зайцев!

Но вечером, когда они праздновали это событие в одном из голливудских ресторанов, Анжелика заметила, что итальянец уже не так весел. Кроме того, он курил почти без перерыва. Правда, чтобы не причинять неудобства своим спутникам, он выходил в зону для курящих, и вот там становился совсем мрачным. Улучив момент, Анжелика выскользнула из-за стола и последовала за ним.

Он не стал возражать, но своим молчанием предпочёл, чтобы девушка заговорила сама.

– Что случилось, Эмилио? Ты как будто рад за Таис, но через силу.

– Ты права, Ан. Мне сложно объяснить, почему и откуда, но тяжёлое предчувствие не покидает меня. Сейчас мы веселимся, а потом будем плакать. И всё по одной и той же причине. Поверь, Ан, я знаю жизнь артиста.

Анжелика вздохнула. На его слова трудно было что-либо возразить. Ведь Эмилио не утверждал, а всего лишь делился своими предчувствиями. Игнорировать их было сложно, но в текущих событиях не могло быть и намёка на печальные последствия. Мечта Таис исполнилась – каждый из компаньонов был искренне рад за девушку. Кроме Эмилио.

– Ладно, чего тут гадать! – он решительно затушил сигару. – Время всё расставит по своим местам. Ну же, Ан, смотри веселей!

Они вдвоём вернулись в зал, как раз к тому моменту, когда Микио снова собрался уходить.

– Стоп! – Эмилио преградил ему путь. – Признавайся, Микио, куда ты исчезаешь по вечерам?

Японец попытался отшутиться:

– Уверяю тебя, мой друг, твоей натуре там было бы скучно.

– Гм... – озадаченно проронил Эмилио, – значит, это не местные бордели.

Таис с сожалением посмотрела на него и, повернувшись к Даниэлю, снова состряпала милое личико. Шутки Эмилио сегодня не могли лишить её равновесия.

– Вот что, Микио, куда бы ты ни шёл, возьми меня с собой, – вдруг сказал итальянец, – клянусь, я не помешаю тебе.

Микио заколебался.

– Я не обещаю тебе развлечений...

– Отлично! – просветлел Эмилио. – Ими я сыт по горло!

– И ещё – ты обещал не мешать, – напомнил ему Микио.

Эмилио был на всё согласен, лишь бы сбежать с ужина. Перед этим он адресовал Таис прощальную реплику:

– Будущее за тобой, cara, но не игнорируй настоящее. Оно более осязаемо.

Той же ночью Таис пришла в номер к Анжелике.

– Ты ещё не спишь?

– Нет, читаю Моэма.

– «Театр»?

– «Луну и грош».

– А я читала «Театр», – сказала Таис, присаживаясь в кресло напротив, – и теперь я сама почти героиня из этого романа.

Анжелика озадаченно посмотрела на неё и отложила книгу, забыв сделать закладку.

две девушки разговаривают

– Почему почти?

– Потому что я ещё не сыграла ни одной роли. Меня только утвердили, так что вся работа впереди! – Таис до сих пор упивалась мыслью о произошедшем: голос её звучал несколько экзальтированно, движения были нервными и размашистыми. – Ан, ты мне поможешь, правда? – Не дожидаясь ответа девушки, она продолжила. – Земекис уже дал сценарий, и у меня даже хватило времени пробежаться по нему глазами. Так вот, в некоторых сценах присутствуют диалоги двух подруг. Ты могла бы стать одной из них, пока я репетирую?

Анжелика рассмеялась.

– Ну какая из меня актриса, Таис!

Бразильянка строго посмотрела на неё и перешла к назидательному тону.

– Ан, в каждой женщине живёт актриса – вытащи её наружу. И потом, тебе ведь не придётся играть перед камерой.

– Скажи, – поддалась вперёд Анжелика, – ты сильно волновалась? Я бы оробела под прицелом такого количества глаз!

– Я привыкла, – снисходительно ответила Таис, – на меня постоянно пялились в бразильских клубах, в конце концов, перестаёшь замечать, что вкладывалось в эти взгляды. Но скажи, ты мне поможешь?

Анжелика задумалась.

– А Эмилио помог? Я имею в виду, тебе стало легче оттого, что он подыгрывал тебе?

– В значительной степени. Ведь он сам актёр. Он даже преподал мне немного теории. Словом, Эмилио был незаменим.

– Да, он молодец, – согласилась Анжелика и, встретив удивлённый взгляд Таис, добавила, – должна хотя бы я похвалить его, ведь от тебя ему не дождаться подобных слов.

– Ты думаешь, я слишком строга с ним?

– Да, – честно ответила Анжелика, – особенно на фоне своего отношения к Даниэлю.

– Этих двоих нельзя сравнивать! – воскликнула Таис, задетая словами подруги. – Они противоположны, как две Америки: Эмилио – Южная, а Даниэль – Северная. Но ты же знаешь, я родилась в Южной, и потому сыта ею по горло.

– Ты не любишь свою родину? – в который раз удивилась Анжелика.

– Люблю. Но она не даст мне тех возможностей, что в изобилии имеются в Северной Америке. Ведь Голливуд находится именно здесь!

– Счастливая ты, Таис! – с завистью произнесла Анжелика. – У тебя была заветная мечта, и вот она осуществилась.

– А разве у тебя нет заветной мечты?

– Твоего масштаба – нет. Я не мечтаю о славе и богатстве. Конечно, деньги важны, и я думала о том, чтобы получить хорошее образование и найти работу по специальности. Прекрасно, когда трудишься с удовольствием и получаешь за это достойную плату. Но только я сделала несколько шагов в этом направлении, как встретила вас и – уехала. О кругосветном путешествии я мечтала ещё в детстве, особенно после прочтения жюльверновских книг. Но никак не могла предположить, что всё сложится именно таким образом. А теперь путешествие из разряда мечты превратилось в реальное наслаждение.

Таис покинула кресло и перебралась к Анжелике на кровать. Взяв подругу за руки, она взволнованно рассказала ей о своих чувствах, и глаза у неё разгорались всё больше:

– Кругосветное путешествие – это и моя мечта детства. Быть актрисой – вот моё призвание. Прославиться, сделать состояние – к этому я тоже стремлюсь. Но не это, конечно же, главное. Ты не представляешь, как захватывает и увлекает разыгрывать чужие судьбы, проживать разные, не похожие друг на друга жизни! Реальность такое предложить не в состоянии.

– Ну, а что же семья, дети?

Таис непонимающе уставилась на неё.

– Что ты имеешь в виду?

– Любимый человек, общий дом и общие дети – ваше продолжение, – начала перечислять Анжелика, не замечая, что на лицо её ложится оттенок мечтательности. Таис с лукавым видом следила за ней. – Ты обратила внимание, что у голливудских пар мало детей? А как в прессе обсуждаются подробности их интимной жизни! Папарацци в подобной жизни я бы ещё согласилась терпеть – то цена славы, но ни за что на свете не хочу, чтобы мои дети росли в такой атмосфере! – Анжелика вздохнула. – Значит, карьера или семья?

Таис вздохнула следом.

– Карьера.

Поболтав ещё немного, они расстались, но ни той, ни другой долгое время после этого не удавалось заснуть. Вспоминая их полуночный разговор, Таис думала о том, что сказала лишнее, а Анжелике казалось, что многое было недосказано. Разговор этот, однако, лишь скрепил складывающиеся между девушками дружеские отношения. Такие разные, они вызывали друг у друга симпатию и, несмотря на полярность, находили точки соприкосновения. Вера, московская подружка Анжелики, была близка ей, но лишь потому, что их объединял институт. В общении с ней всегда чувствовалась доля фальши, театральности. Таис, будучи настоящей актрисой, оставалась естественной, и это подкупало Анжелику. Тяжёлое предчувствие, которым поделился с ней Эмилио, она сочла надуманным.


Глава 20. "Озеро Шрайн"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2011-2021 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru