Клуб авантюристок
шкатулка сакральные дары

Вечером в субботу Иванка проводила урок для Славы. Так хотелось поделиться с ним произошедшими событиями, но она сдерживалась, интуитивно понимая, что переходить границы установившихся деловых отношений не следует. Слава не был человеком, которому хотелось раскрыться.

По окончании занятия он попросил её не торопиться прерывать связь.

– Иванка, мне нужно поговорить с тобой.

– Да? – с готовностью ответила девушка, соскучившись по неформальному общению. Всё-таки он был интересным собеседником.

– Через пару недель я возвращаюсь, – он чуть кашлянул, – не один.

Ещё ничего не поняв, Иванка почувствовала, как тяжело стало на сердце. Самый удивительный человеческий орган – он всегда реагирует первым на то, что мы только начинаем осознавать!

– Я познакомился с девушкой четыре месяца назад, и она согласилась жить со мной.

– Ждать тебя на берегу? – иронией Иванка попыталась скрыть охватившее её чувство разочарования и горечи.

– Я планирую купить ещё одну квартиру, и пока бываю в рейсах, она будет жить в ней.

– На правах жены? Ты ведь женишься на ней?

– Время покажет. В этот раз точно нет. Надо решить квартирный вопрос, а там видно будет. У меня к тебе есть просьба – пока мы ищем подходящий вариант, пусть она поживёт с тобой? Месяц, не больше, я думаю.

– У неё хоть имя есть? – ирония из девушки так и лезла. В тот момент она была не педагогом, а женщиной с уязвлённым самолюбием. Слава упорно не замечал её настроения, и Иванка снова подумала, что такого привлекательного нашла она в этом толстокожем эгоисте.

– Её зовут Саша, Александра. Вы уживётесь – у неё покладистый характер и добрая душа.

– Да, это ценно, – рассеянно произнесла девушка, невидимо бросив все силы на торнадо, сметавшее всё на своём пути в её внутреннем мире. Не могла ведь она разрыдаться перед монитором!

– За ваш совместный месяц я не возьму денег, договорились?

О, это был весомый аргумент! Иванка доплатила бы ему, лишь бы остаться одной. Чёрт с ней, с Александрой! В конце концов, на что она рассчитывала? Цветы и тортик были символическими. Славе хотелось быть уверенным в том, что квартирантка будет аккуратно обращаться с его имуществом, вот он и попытался подкупить её дежурным жестом, но не принял в расчёт, что цветы и торт у 99 девушек из 100 служат маячком мужского интереса. Где ты, чистая вера в искренние отношения?..

Они распрощались, и Иванка с облегчением вздохнула. Всю субботу предстояло провести в печальном настроении. Только вечерний звонок Анны немного вывел её из состояния апатии.

– Не забудь паспорт и альбом! – напомнила она. – И ещё, Иванка, отмени все свои занятия и встречи на ближайшие три дня. Тебя не будет дома.

И хорошо! Независимо от того, что они собирались с ней делать, она будет рада любым манипуляциям. Парадокс её ситуации заключался в том, что прежде, если мужчина наносил сердечную рану, она просто вычёркивала его из своей жизни. Со временем нежеланный образ стирался, память заполнялась новыми впечатлениями и знакомствами, и ничего, кроме сожаления, в сердце не оставалось. Со Славой складывалось по-другому. Иванке предстояло продолжать отношения с ним и, более того, жить в одной квартире со своей соперницей! Хотя какая она соперница? Она – победитель, ведь ей удалось завоевать его сердце, суровое сердце моряка! А Иванка будет ходить рядом с ней тенью; вряд ли она поймёт, что робкая квартирантка тоже привязчивый и ранимый человек.

девушка у теплого моря

Иванка вспомнила, как во время первой встречи с Анной та сказала, что девушка обязательно встретит мужчину, который её полюбит. Да, с противоположным полом как-то не везло. Почему? Иванка не раз задавала себе этот вопрос, но всегда в пустоту. Анне верилось легко. Её мнение было мнением любящей и заботливой мамы. Родная мать редко говорила Иванке комплименты. Родственники тоже не расщедривались на тёплые слова. Их главным оружием оставалась ирония – спрашивали, когда Иванка возьмётся за ум, перестав собирать всякий, по их мнению, мусор, из которого потом получались винтажные вещицы, предварившие собой увлечение скрапбукингом.

Девушка выпрямилась, вспомнив осанку Анны, её расправленные плечи, уверенный взгляд. Общество этих женщин подразумевало соответствие им и Иванке всем сердцем хотелось, чтобы они стали её подругами. Хандру в сторону! – решила она, отправилась искать паспорт и упаковывать альбом.

Шофёр заехал в строго назначенное время. Мчась по улицам сонного города, девушка вдруг вспомнила фразу Славы о том, что он однообразен и скучен. Зато здесь Иванка познакомилась с удивительными женщинами. И с тобой, Слава...

Они подъехали к тому самому дому, который не раз снился ей – она даже пыталась с помощью отдельных элементов скрапбукинга воссоздать его в альбоме. Навстречу вышла Жанна. Как девушка была рада увидеть её! Жанна крепко и взволнованно обняла Иванку, и та почувствовала, будто погружается в облако любви и заботы. На женщине снова был хитон, только голубого цвета. Белокурые волосы в сочетании с ним казались золотистыми.

– Вы потрясающе выглядите! – несмело произнесла Иванка. Не слыша комплименты от близких людей, она сама не научилась делать их. Но сейчас просто не могла не выразить своё восхищение. Казалось, что в обществе этих женщин она становилась более открытой и искренной.

Жанна улыбнулась:

– Ты сегодня гораздо милее, чем была полтора года назад. Я отлично помню ту робкую и растерянную девушку. Пойдём, девчата ждут нас!

Теперь уже Иванка, а не они входили в гостиную, и произошло это не менее торжественно. Каждая по очереди обняла девушку, произнесла приветственные слова – радость от встречи с ними была такой огромной, что Иванка не стеснялась чувств и слов, чтобы выразить её.

– Мы знаем, какой долгий путь ты прошла за полтора года, – сказала Жанна, – и нам тоже есть, чем похвастаться. Смотри! – озорно воскликнула она и разжала пальцы, которыми держала бокал.

Иванка ахнула от неожиданности и испуга, но он не упал, а продолжал спокойно висеть в воздухе. Анна перехватила его взглядом – несколько минут две женщины словно играли в пинг-понг, только вместо шарика был бокал, а вместо ракеток – их глаза. Делали они это легко и расслабленно, смеясь и дразня друг друга.

– Наконец-то Жанна перестала переводить посуду! – весело прокомментировала Инжу.

Полина вдруг поймала бокал и, поставив его на стол, строго сказала:

– Милые мои, довольно тратить свою энергию на безделушки. У нас самолёт.

Какой ещё самолёт? Анна загадочно посмотрела на Иванку:

– Есть ещё немного времени, чтобы взглянуть на твой альбом.

Девушка охотно развернула перед ними большой бледно-лиловый с вкраплениями серого альбом, торопливо развязала ленточки, скрепляющие страницы.

– Ой, я видела такие в фильмах! – воскликнула Инжу. – Они всегда завораживали меня своей необычностью. Вроде хаотично всё набросано, но при этом так мило.

– Самые красивые альбомы – свадебные, – принялась пояснять Иванка, – а для этого альбома я выбрала тему путешествий. Как будто путешествие сквозь жизнь. Только фотографий пока нет.

– Они обязательно появятся, – уверенно произнесла Анна, – думаю, первые снимки будут готовы через несколько дней. Было бы интересно наблюдать, как альбом заполняется моментами жизни. Он мне напоминает книги-трансформеры, которые я так любила в детстве. Словно окно в сказку.

– Вам нравится? – Иванка по очереди обвела глазами лица женщин.

– Супер! – ответила за всех Жанна. – Как мы раньше не знали о твоём таланте? Ты не мечтаешь стать дизайнером, например?

– И разрабатывать рекламные листовки или логотипы для корпораций? – насмешливо спросила её Инжу. – Она только растеряет свой дар.

– Давайте продолжим это обсуждение в машине, иначе опоздаем на самолёт! – напомнила Полина.

– Хорошо, что у нас есть Полина, – весело отозвалась Жанна, - держись её, Иванка, в её руках – все организационные моменты. Она точна, как медицинские весы.

– Верно, – подтвердила Анна с полной серьёзностью, – несмотря на кажущуюся лёгкость нашего общения, роли строго распределены и каждый отвечает за свой участок общей повседневной деятельности. Полина – наш хозяйственник. Остальное я расскажу по дороге.

Анна передала альбом прислуге, чтобы та упаковала её в чемодан Иванки. Сама девушка следила за подготовкой к отъезду в напряжении – вот уж точно они авантюристки, раз собрались везти её куда-то на самолёте!

Пока ожидали посадки в аэропорту, Анна рассказала ей об укладе их маленькой коммуны. Авантюристки предпочитали жить вместе. Так легче вести хозяйство, воспитывать детей, обучаться и достигать своих целей.

– К сожалению, культуры наций наполнены саркастическими высказываниями о женской дружбе. Чего стоят слова французского писателя Анри де Монтерлана: «Дружба между женщинами – всего лишь пакт о ненападении»! Он, кстати, покончил жизнь самоубийством – после того, как ослеп в результате несчастного случая. Покровительницы женщин – Дева Мария, Макошь, Лакшми, Сарасвати, Афина – довольно строги к тем, кто пытается внести раздор в отношения между женщинами. И плохо, когда это делают сами женщины. Американская актриса Бетт Дейвис – её ещё называли «первой леди американского кино» – считала, что её взаимоотношения с мужчинами – а она прошла через четыре развода и множество любовных связей – не складывались из-за карьеры и взбалмошности. Может, ей всего лишь не следовало признаваться, что «Мои ровесницы так быстро стареют, что просто приятно смотреть»? Мы держимся вместе, потому что взаимовыручка и взаимопомощь делает каждую из нас сильнее и успешнее. Женщинам пора прекратить бессмысленные междоусобицы и повернуться лицом друг к другу. Зависть, недоверие, лицемерие должны уйти из наших отношений. Кого мы не можем поделить? Мужчин? Но ведь их достаточно на планете! Не нравится качество этих мужчин? Но кто делает их такими? Мама – первая женщина мужчины; воспитательница и учительницы – вторые по важности; подруга, любовница – третьи в цепочке тех, кто формирует характер мужчины и его отношение к нам. Всё возвращается. Но, кажется, объявляют наш рейс. Ты когда-нибудь была в Сибири?

Нет, так далеко судьба Иванку не забрасывала.

Самолёт летел в Красноярск. Чтобы скоротать время, она принялась рисовать. Анна, сидевшая рядом, с любопытством наблюдала за её творчеством.

– Кто этот мужчина? – спросила она, когда поняла, что Иванка рисует портрет.

Девушка вздохнула.

– Слава.

– Тот моряк?

Иванка рассказала ей о вчерашнем разговоре с учеником, не скрывая, что расстроена им. Когда перекладываешь свою проблему на рисунок, почему-то становится легче. Ещё несколько дней назад у девушки было желание взяться за альбом с морской тематикой, а уже сегодня руки опустились. Могла только рисовать.

– Это нормально, – успокаивающе произнесла Анна, – писатель выговаривается бумаге, музыкант – инструменту, танцор – пространству. Сами того не ведая, мы таким образом создаём свою реальность. Сейчас ты рисуешь Славу, тем самым перенося его образ на бумагу, делая его визуальным, цветным, прописывая его пальцами – и этот мужчина ещё прочнее входит в твоё личное пространство – в эмоциональный отсек.

– Что же мне делать? Не рисовать, даже когда хочется? А теперь и морской альбом под вопросом. Я уже бумагу купила и декор...

– Ты и в самом деле желаешь исключить его из своего сердца? – её хитрый взгляд говорил о том, что чувства Иванки ей знакомы. – Подумай об этом, не торопись. Наломать дров всегда можно успеть, а взрастить чувство к человеку, тем более к такому, которому не доверяешь без видимой причины, всегда трудоёмко. Надо сказать, судя по рисунку, Слава – привлекательный мужчина. Есть в нём что-то дикое, неприрученное. Не ласковый домашний котик, а скрывающийся в лесах волк-одиночка. Женщины любят таких. Но, боюсь, ближайшие три дня у тебя не будет времени ни думать, ни грустить о нём.

В несколько депрессивном настроении не очень-то верилось в это, но Анна оказалась права. События трёх дней захлестнули девушку полностью – она получила огромное удовольствие от насыщенного времяпрепровождения и красот сибирского города с окружающей его тайгой.

По прибытии они поселились в доме отдыха с бассейном, сконструированным таким образом, что когда плаваешь в нём, видишь перед собой могучий Енисей во всей красе. Эта река влюбляла в себя с первого взгляда. Позже, когда женщины проводили день на прогулочной яхте, Иванке довелось увидеть многие её извилины и притоки, берега, покрытые густой растительностью, а в некоторых местах – великолепные песчаные пляжи. Её взору открылась широкая полноводная даль, в которой она чувствовала дыхание великой реки.

девушка на палубе корабля

– Это волшебные места, – поведала ей Анна, – здесь практически нет цивилизации, а природа ещё не загажена туристами. Ты привыкла жить в небольшом индустриальном городе, где, куда ни кинь взор, утыкаешься в стену и окна соседнего дома. Это плохо для человека. Из-за такой неумной архитектуры глаз теряет способность всматриваться вдаль, видеть перспективу и объём. Когда человек всё время живёт с ощущением пространства клетки, его восприятие мира нарушается, становясь дробным и мелким. Целостность обретается только тогда, когда у взора есть простор.

– Так просто!..

Анна улыбнулась и отошла, оставив Иванку наедине со своими мыслями. Девушка ещё долго стояла на палубе, погружённая в мимолётные видения. Внутренний диалог умолк, наступила тишина: в этот момент она ощущала себя сопричастной ко всему окружающему – к этим суровым скалам, к чуть шумящей на летнем ветру тайге, к гулу яхтенного двигателя – всё, что окружало, вдруг распахнулось и впустило её в своё личное пространство. Сердце билось ровно, дыхание замедлилось; казалось, она дышала не своими лёгкими, а дыханием Енисея, его ритмом и энергией. Никогда прежде не доводилось Иванке испытывать таких чувств, такой полноты жизни своего Я. Это открытие, наряду с физическим ощущением чуда, наполняло силой и желанием молчать.

Когда девушка вернулась к общему столику под навесом на палубе, её новые подруги смотрели на неё с уважением, которого она прежде не замечала. Нанятый фотограф ненавязчиво делал снимки, потом Иванка имела возможность взглянуть на себя со стороны, выйдя из того чудесного состояния. Даже не верилось, что это была она. Ещё до поселения в пансионате в день приезда, все отправились по магазинам, где её спутницы помогли подобрать Иванке одежду, обувь и аксессуары. И сейчас на снимке она была в лёгком светлом сарафане, с перевязанными белой лентой волосами; глаза глядели широко и осмысленно – весь облик её напоминал наяду, вышедшую из глубин полноводной реки.

Именно с этого момента Иванка перешла со своими спутницами на «ты». Получилось естественно и легко, потому что теперь она чувствовала себя с ними почти на равных. Почти – потому что одна вещь не давала ей покоя. Иванка ждала настоящей инициации. А она, как ей представлялось, должна была проходить в некой торжественной обстановке, с соответствующими ритуалами, с вручением даров и нареканием нового имени. Эти знания были почерпнуты ею из книг по эзотерике и мистике.

Впрочем, дары последовать не замедлили. Ближе к вечеру для путешественниц накрыли стол на палубе: блюда из морепродуктов, фрукты, лёгкие закуски – в обрамлении свечей и мягко подкрадывающихся сумерек было приятно вкушать эту пищу, казавшуюся невероятно нежной и изысканной. "Авантюристки" неторопливо ели и разговаривали, делясь впечатлениями об увиденном.

– Я приготовила подарок для Иванки, – сказала Анна, – и хочу вручить его сейчас.

Она протянула ей большой тёмно-синий альбом. Вот она – мечта мастера скрапбукинга! Выбитая на шероховатой поверхности женская фигурка золотистого цвета так и манила прикоснуться к себе, словно обещала раскрытие сакральной тайны. Иванка погладила её, с трудом подыскивая слова, чтобы выразить свою благодарность за такой чудесный подарок.

– Альбом сделан по заказу, – сказала Анна, – фигура женщины на ней не случайна. Это отважная, сильная и мудрая советчица в греческой мифологии – богиня Афина. Она – целомудренная богиня, покровительствует искусствам, ценит свободу, поэтому к ней часто обращаются, когда необходимо защитить свои права. Она также благоволит женщинам-учёным, ремесленницам, спортсменкам, сильным и уверенным творческим личностям. Ты талантлива, Иванка, и твой талант нуждается в поддержке. Я научу тебя позже, когда мы вернёмся домой, мистическому призыву Афины.

Следующей вручала свой подарок Жанна. Голос её звучал так же взволнованно и торжественно.

– Мой дар – цепочка с Зеркалом Венеры, – сказала она. – Первоначально оно изображалось без перекладины, которую добавили позже, чтобы не придавать символу языческий вид. Лучше, если мы будем придерживаться истока. Есть ещё версия того, что Зеркало Венеры — это трансформированный древнеегипетский символ жизни и бессмертия, Анх. Алхимики обозначали этим знаком медь, из которого когда-то делали зеркала. Выбирай любую интерпретацию, которая по душе. Пусть этот знак хранит тебя и твой путь!

С этими словами Жанна надела на Иванку цепочку. По правде сказать, девушка всегда была равнодушна к украшениям, но как только Зеркало Венеры коснулось её кожи, она почувствовала тепло, разлившееся в душе. Символизм всюду в нашей жизни, но в тот момент Иванка поняла, что он нуждается в осмыслении – только тогда позволено прикоснуться к тайне бытия и извлечь из неё пользу.

– Символы выбираются с учётом воздействия на психику, – продолжила высказанную ею вслух мысль Инжу, – духовное наследие давно минувших эпох, мудрость веков и тысячелетий зашифрованы в условных знаках, основанных на различных ассоциациях. Многие интерпретации утеряны, но большинство современных людей пользуются личной системой символов – что-то они получили в наследство от родителей в виде набора суеверий, что-то от сверстников, что-то – из личного опыта. Мы делимся с тобой символами, идущими из глубины тысячелетий. Мой дар – эта пара серёжек с аметистом, – она протянула ей две крупные красивые серьги. – По моим данным, им более двухсот лет. Философ Кузанский называл фиолетовый цвет «гармонией противоречий». Этот цвет, наряду с синим, считается мистическим, трансцендентным. Не надевай эти серьги на публике – только в общении с мужчинами.

– Почему?

– Смотри, они сделаны в виде шестиугольников...

– Это же звезда Давида! Насколько я помню, официальный символ евреев.

– Не торопись, – мягко остановила её Инжу. – Один из еврейских мыслителей современности, исследователь Каббалы и еврейского мистицизма профессор Гершом Шолем, занимался изучением этого вопроса более 50 лет. В 1949 году, когда звезда Давида была помещена на флаг еврейского государства, учёный решил опубликовать краткое изложение своего труда, в котором он высказал предположение, что «звезда Давида никогда не была еврейским символом и тем более символом иудаизма». Но нам и без него известно, что шестиконечная звезда, гексаграмма, на самом деле есть наложение двух треугольников – союз двух начал. Символ гораздо более древний, чем народы Египта и Израиля. Равносторонний треугольник, направленный вверх, символизирует мужское начало, также огонь. Треугольник, направленный вниз – символ женского начала, она же вода. Соединение двух фигур образует шестиконечную звезду и означает устойчивое равновесие, баланс между двумя проявлениями одной силы. Не стоит демонстрировать символы тем, кто не посвящён в них, иначе баланс этой силы нарушается. Носи серьги тогда, когда планируешь общение с мужчиной, и особенно – сексуальное общение.

– Боюсь, я скоро забуду, что это такое, – пошутила Иванка от смущения. Её подруги лишь улыбнулись – загадочно и иронично.

– Пришла моя очередь, – Полина передала ей увесистый мешочек размером с ладонь. Он него шёл приятный древесный аромат. – Приходилось ли в своей жизни сталкиваться с рунами?

– Вроде как письменность древних германцев? – Иванка напрягла память, вспоминая курс языкознания в университете. – После принятия христианства в североевропейских странах руны были вытеснены латиницей. Сам термин «руны» имеет связь с древнегерманским корнем «тайна», или «таинственно шептать», точно не помню.

– Скандинавская мифология рассказывает, что руны открылись богу Одину, когда он, пронзив себя копьём, девять дней и ночей провисел на Мировом древе без еды и питья. После этого, утолив жажду священным мёдом, он услышал руны и начертал первые из них копьём на Древе собственной кровью, – произнесла Полина, – может быть, поэтому руны изготавливаются из дерева. Мой дар тебе, Иванка, сделан из ольхи. Это дерево является сильным защитным оберегом от энергетических воздействий и болезней, и, кроме того, покровительствует дому и семейному очагу. Тебе нравится запах?

– Очень! – девушка погрузила руку в мешочек и извлекла несколько изящных плоских дощечек, источающих слабый аромат. На них были вырезаны разные знаки, смысл которых был ей неизвестен. Перебирая в руках тёплые гладкие дощечки, она внимательно слушала Полину, соотнося её слова с внутренними ощущениями.

– За всю историю существования рун для них находили множество применений. Их использовали для гаданий и предсказаний, для защиты и нападения, для лечения и уничтожения, для получения знаний и увеличения магических сил. Теперь мы знаем, что руны – это не просто древний алфавит. Это эффективная гадательная система и врата к пониманию подсознательных сил, влияющих на нашу жизнь. По возвращении я научу тебя пользоваться ими, и ты сама увидишь результаты.

– Я уже сейчас чувствую умиротворение, – призналась Иванка. – Не знаю, с чем оно связано, слишком много нужно обдумать и понять.

– У тебя будет время, – пообещала Анна, – не бойся обращаться к нам за разъяснениями. В одиночку сложно овладевать магической стороной жизни. Твоё настоящее обучение начнётся, когда мы вернёмся домой. Тебе придётся пересмотреть своё расписание. Ты готова?


Глава 9. "Любить мужчину"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2020 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru