Клуб авантюристок
девушка с зонтиком у моря

Если некоторые думают, что преподавание по скайпу – дело простое, они глубоко заблуждаются. Обучая Славу через монитор, Иванка совершала немало промахов, но мужчина всегда тактично подсказывал, как лучше, да ещё помогал решать технические проблемы. Однажды, когда связь неожиданно прервалась и девушка пару минут растерянно смотрела на экран, выбитая из колеи этой незапланированной паузой, Слава перезвонил сам, нашёл проблему и за следующие две минуты решил её. Скайп-учитель, поняла Иванка с опытом, должен быть мобильным, собранным, технически подкованным и находчивым при возникновении нештатных ситуаций. Благодаря Славе, шероховатости постепенно сглаживались, Иванка чувствовала себя уверенней, уже не тряслась от волнения перед каждой встречей со своим студентом.

Сказывалась и спокойная, без претензий и упрёков, домашняя атмосфера. В эти месяцы Иванка буквально упивалась одиночеством и вседозволенностью – могла оставить до утра посуду невымытой, смотреть допоздна фильмы, разгуливать по квартире нагишом. Она даже забросила чтение книг; впрочем, это тоже пошло на пользу – информация постепенно утряслась, разлеглась по полочкам и как-то сама собой стала частью мировоззрения девушки.

Одно беспокоило её – стали чаще появляться сигналы, что в организме не всё в порядке. Боль в плечах больше не возвращалась, но каждый день ныла поясница, утром появлялись мешки под глазами – сказывалась долгая работа за компьютером. Чего таить – спортом Иванка не занималась, даже минимум упражнений не делала! Понимала, что нужно исправлять положение, но не знала как, пока не прочитала «Таис Афинскую» – после этой книги загорелась желанием научиться танцевать.

Выбор пал на восточные танцы. На тематических сайтах писали, что именно эти танцы помогают стать грациозной и пластичной, раскрывают внутреннюю женщину и делают более привлекательной внешнюю. Иванке нравилось смотреть, как танцуют другие, сама же она стеснялась – казалась себе неуклюжей и смешной. Впрочем, через это проходили и её студенты – когда наставало время поработать над фонетикой, было видно, что они жутко переживают из-за своего произношения. Как педагогу, Иванке приходилось быть особенно тактичной, чтобы не убить мотивацию к изучению. Сможет ли она найти такого преподавателя, который будет так же чуток с ней? Пока те секции, в которых она побывала, принесли одно разочарование. Молоденькие девочки-тренеры зажигательно показывали движения, которые остальные не успевали повторять, задорно вертели бёдрами, не объясняя технических деталей, и всё время звонко подбадривали: «Иванка, не расслабляемся, работаем, работаем!»

Иванка видела, как они любовались собой в зеркале, а на умения своих подопечных, честно говоря, им было плевать. В такие минуты она думала о том, что, наверное, является, всё-таки, хорошим учителем – ей не были безразличны успехи своих учеников. Она гордилась их маленькими победами и расстраивалась, если у них что-то не получалось. Директриса языковых курсов говорила, что взгляд на преподавание уже поменялся и нужно успевать следовать за новинками в педагогической науке. Если раньше приветствовался творческий подход и личное участие преподавателя, то теперь учитель объявлялся лишь передатчиком знаний и абстрагировался от успехов или неудач учащегося. Европейцы разработали и ввели коммуникативную методику, которую воспевали на каждом углу, точнее, на каждом сайте, и владельцы языковых центров по всей стране радостно бросились внедрять её, запрещая хоть на шаг отходить от учебников и вносить какие-то свои элементы в процессе урока. Когда Иванка попыталась высказаться на эту тему, директриса насмешливо остановила её:

– А что сделали Вы, дорогая моя? Этих авторов печатают Оксфорд и Кембридж по всему земному шару, а каковы Ваши достижения?

Снова поклонение бренду взяло верх над здравым смыслом. Если бы Иванка напомнила о том, что человеческий мозг развивался миллионы лет и всё ещё учится по старым, как мир, законам восприятия, которые авторы новомодных методик игнорируют, то речь, чего доброго, зашла бы об увольнении.

Уходить с этой работы Иванка не хотела. Во-первых, ей надоело слишком много ездить по домам – в любую погоду, в любом состоянии. Во-вторых, курсы находились в пяти минутах ходьбы от дома, и если выпадало «окно», она могла сбегать на обед. И, в-третьих, ей больше не приходилось искать новых учеников самой.

Кроме того, Иванке нравилось преподавать именно в группах – в них царила особая атмосфера взаимной поддержки и единой вовлечённости. В группах студенты меньше смущались, лучше запоминали слова, с бОльшим удовольствием разыгрывали диалоги. Ощущение комфорта усилилось, да и с директрисой быстро нашли общий язык, за исключением того случая.

Иванка решила не лезть на рожон, тем более, что её занятия она не посещала, процесс не контролировала – чем очень любили заниматься школьные завучи. Бизнес этот подарил начальнице отец, но факт сей она не афишировала, позиционируя себя окружающим как self-made woman. Возможно, Иванка немного завидовала ей, ведь в глубине души мечтала о своей школе иностранных языков. Но пока ума не могла приложить, где взять деньги на аренду помещения, техническое оборудование классов, рекламу и учебные материалы. Поэтому сейчас, достигнув определённого уровня комфорта в своей жизни, решила не торопить события, а позволить судьбе какое-то время нести себя по течению. Оставался нерешаемым лишь вопрос здоровья – иначе какая из неё труженица?!

Перебрав несколько танцевальных секций и уже было отчаявшись найти своего тренера, девушка однажды совершенно случайно – вот, опять это слово! – увидела на рекламном щите информацию об акции, проходящей в большом фитнес-центре. Назывался он претенциозно и многообещающе – «Атлантик-Фитнес». Сеть этих спортивных клубов начала победное шествие по стране лишь пару-тройку лет назад, и появление её в городке в прошлом году сначала удивило Иванку, а потом расстроило. Клуб был хорош в самом деле, однако рассчитан на людей обеспеченных, готовых заплатить круглую сумму за годовой абонемент. Иванка мечтала посещать его, но вынуждена была констатировать, что пока не могла себе этого позволить. И вдруг – акция: цены на годовой абонемент снижены в три раза! По такому случаю «Атлантик» устраивал День открытых дверей и приглашал всех желающих на экскурсию по клубу. Сроки были строго ограничены, в тот день Иванка должна была проводить занятия, но под неким предлогом отменила их, чтобы попасть в заветный клуб.

Если оставаться до конца откровенной с самой собой, она понимала, что вряд ли сможет купить даже трижды подешевевший абонемент – расходы на квартиру, еду, одежду всё ещё превышали её доходы. Наступало лето, она твёрдо решила купить себе тёплое пальто и шапку на следующую зиму – не в сезон они стоили дешевле. Может быть, однажды Анна снова остановится возле неё и будет приятно удивлена, увидев вариант «усовершенствованной» Иванки. Девушка не мечтала о машине и загородном доме, но теперь уже знала, что если идти своим путём, жизнь непременно улучшится и отразится это в росте материального благосостояния.

Вечером в среду она пришла в клуб. Хотелось быть нарядной и торжественной, и уже с утра Иванка сделала макияж и причёску. В её жизни было так мало громких дат и событий, что надеть своё единственное бархатное синее платье с помпезной бижутерией удавалось нечасто.

Сегодня она это сделала и почувствовала себя великолепно. Входя в большой светлый вестибюль клуба, Иванка каждой клеточкой ощущала себя достойного этого заведения. В голове зароились шальные мысли о том, что когда-то она и мечтать не смела об отдельном жилье и более оплачиваемой работе, а теперь у неё есть и то, и другое. Значит, и посещение клуба может однажды стать по карману. Надо просто позволить себе так думать!

девушка в кафе за столиком

Людей, как и ожидалось, пришло много. Администратор пригласил всех войти в большой спортивный зал, где сразу же стало тесно и шумно. Центральная часть зала недолго оставалась пустой – администратора сменила линейка тренеров, которые после приветственной речи рассказали о спортивных секциях. Каждый тренер иллюстрировал свою речь с помощью нескольких добровольцев из числа уже посещающих клуб – они показывали упражнения, с оборудованием и без, но Иванка оживилась только при появлении девушек в восточных нарядах. Несомненно, сейчас будут рассказывать о танце живота.

Сначала они его исполнили. Три девушки в синих, красных и фиолетовых шароварах, расшитых серебряной нитью, со множеством подвесок и причудливых украшений станцевали под дружные аплодисменты присутствующих. Вслед за ними вышла руководитель студии восточного танца и рассказала о своей секции. Иванка слушала внимательно. Её понравилось, что на занятиях практикуется индивидуальный подход, детальный разбор каждого движения и личный контроль тренера. Об этом говорится на любой презентации, но словам этой женщины отчего-то верилось больше.

После восточных представили свои достижения студии бальных и современных танцев. Показательная часть близилась к концу, люди вокруг нетерпеливо переминались с ноги на ногу – стоять в тесном помещении становилось трудно. В центр вышел администратор и произнёс:

– Мы рассказали и показали вам всё, чему вы можете научиться в нашем фитнес-клубе. На сегодняшний день мы представляем самое большое разнообразие спортивных программ с различным уровнем нагрузки. Совсем недавно было решено открыть ещё одно – экспериментальное – направление. Это студия ритуальных танцев. Пусть вас не пугает такое необычное сочетание. Ритуальный танец является не просто набором движений – он наполнен смыслом. Все танцевальные направления вышли когда-то из ритуального танца. Со временем они потеряли своё первоначальное священное содержание и превратились в вид спорта. Сегодня в мире ритуальный танец переживает своё второе рождение, наполняясь новым содержанием и в то же время сохраняя элементы античности. Посмотрите выступление руководителя студии ритуальных танцев и вы сами увидите, насколько он прекрасен и удивителен!

Кажется, это было именно то, что искала Иванка. Но прежде чем убедиться, она должна была увидеть своими глазами. Неужели и вправду сокровенные знания древних восстают из тьмы веков?

Свет в зале погас. Откуда-то сверху прожектора слабо осветили круг в центре – в нём застыла в изящной позе танцовщица. Зазвучала музыка. Иванка сразу же узнала её. Это была «Магия» Криса Сфириса, одна из самых любимых композиций девушки. Танцовщица, окутанная с головы до пят лёгким пёстрым покрывалом, чуть изогнулась и выпрямила руки. В следующие минуты все присутствующие стали зрителями фантастического танцевального рисунка. Движения исполнительницы менялись с каждым новым ритмом, вытекая одно из другого, как течёт по камням горной реки вода. Сам танец представлял собою эффектную комбинацию элементов восточного, латиноамериканского и бального танца. Спектр движений был настолько широк, что узор танца порой становился хаотичным, тяжёлым для восприятия глазами, но невероятно лёгким для души. В этот момент пространство вокруг исполнительницы вибрировало и казалось, будто оно втягивает в себя всё окружающее – этих людей, эти стены, этот город!

Иванку захлестнула волна непривычных ощущений, какого-то полёта и вдохновения. Люди вокруг стояли в оцепенении, загипнотизированные тем, что происходило в центре. Кажется, никто не был готов к подобному зрелищу. Танцовщица скинула покрывало, под ним оказался красивый белый наряд в стиле не то арабского, не то индийского танца; стало видно лицо женщины – не молоденькой выпускницы хореографического училища, а зрелой и состоявшейся леди. Иванка едва сдержала возглас – то была Анна.

Девушка глубоко вздохнула, давая выход охватившему волнению, и продолжала следить за тем, как танцует женщина, изменившая её жизнь. Тот бокал, застывший над столом вопреки всем законам гравитации, уже не казался чудом. Иванка видела, как своим танцем Анна гипнотизирует людей вокруг. Их лица выражали восхищение и одновременно испуг. Спустя несколько секунд на лице девушки воцарилось то же выражение. Наблюдая за Анной, она вдруг увидела, что рядом с ней танцует ещё одна женщина. Какое-то чувство подсказывало, что это была Иванка. Потом картинка размылась, она увидела Славу на корабле, стоящем в порту. Он сидел в своей каюте с книгой в руках, небритый и взъерошенный. Забавно, таким он пред Иванкой ещё не представал. Потом она увидела двух девочек-подростков и мальчишку, играющего с мячом. Кто они?

Музыка стихла, Анна закончила свою магическую игру с мелодией и пространством. Видения Иванки пропали, но в голове всё шумело и кружилось. Она наблюдала, как люди выходили из зала, молча, как будто повинуясь неведомой силе.

Девушка осталась одна. Анна подошла к ней, улыбаясь. Иванка невольно отступила, поражённая её красотой.

– Здравствуй, Иванка! Я так рада видеть тебя!

В искренности её слов сомневаться не приходилось, но душа оставалась полна недоверия. Исчезнуть на полтора года!

– В средние века за такой танец Вас бы сожгли на костре, – увернулась Иванка от приветствия.

– Так, вероятно, и было в одной из моих прошлых жизней, – шутливо ответила Анна. – Это очень сильный танец. Он так и называется – Танец Силы.

– Вы повелеваете толпой. Вы как будто развернули всех этих людей и выпроводили их из помещения.

– Я не навязываю свою волю. Просто в момент танца им, как и тебе, приоткрылась Тропа Времени – кому-то будущее, кому-то прошлое, кому-то, как тебе, настоящее. Люди увидели нелицеприятные вещи, которые их потрясли. После такого хочется побыть наедине с собой.

– Вы не боитесь, что кто-то из них может пожаловаться руководству клуба? То, что Вы показали, не совсем спорт.

– Я – руководство клуба.

– «Атлантик-Фитнес» – Ваше заведение?

– Моя сеть. Я ведь говорила тебе, что бизнес меня тоже интересует.

Девушка вздохнула, чувствуя себя ещё ничтожнее.

– Зря я пришла сюда, – мрачно сказала она, пряча глаза, – мне тяжело осознавать, что Вы снова исчезните.

– Ты скучала? – спросила Анна с отеческой заботой. Её тон растрогал Иванку. Давно никто не интересовался чувствами девушки. Эта женщина была всего лишь на десять лет старше, но в её сердце хватало места и для материнской ласки, и для дружеской иронии, и для опытной мудрости.

– Очень скучала! Не проходило дня, чтобы я не думала о вас. Но я не дала себе шанса погрузиться в депрессию. Встреча с вами стала для меня путеводным огоньком. Я многое узнала и многое поняла. Я не сержусь на этот остракизм – глубоко в душе я понимаю, что мы разные и я вряд ли достойна вашей дружбы.

Анна в порыве чувств прижала Иванку к себе и с укором посмотрела в её глаза.

– Никогда больше так не думай! – воскликнула она. – Я расскажу, почему мы исчезли из твоей жизни. Или ты сама догадалась?

Её взгляд был так ясен и смел, что Иванку вдруг пронзила мысль. Она мгновенно всё поняла.

– Вы определили для меня испытательный срок? Я должна была остаться в одиночестве, чтобы пройти свой путь осмысления и обозначить вехи дальнейших событий?

– Ты умница. Я всегда мысленно помогала тебе и, очевидно, мы настроены на одну волну. Ты должна знать, что прежде, в далёкой античности, женщины, вступающие на путь самопознания и самосовершенствования, тоже проходили испытания. Тогда они были более ритуальными. Женщину оставляли в полном одиночестве в тёмной пещере, без еды, только с водой, на несколько дней. Этот ритуал позволял настроить себя на глубокое чувство потока времени, и если её стремления были искренними и сильными, она испытывала такой подъём духа, что могла самостоятельно двигаться дальше и двигать других.

– Похожие испытания, каждый по-своему, описывает Ефремов в «Таис Афинской» и Гессе в «Игре в бисер», – вспомнила Иванка, – я прочла эти книги.

– Их не было в нашем списке.

– Да, но мне стало мало того списка. И потом, он ведь может быть бесконечным?

– Правда, – согласилась Анна, – однако существует опасность впасть в другую крайность – набираться информации, потребляя её тоннами байтов. Книги хороши на каком-то этапе. Необходим также жизненный опыт, умение наблюдать и делиться полученными знаниями с теми, кто к этому готов. Давай пройдём в мой кабинет и продолжим разговор там. Ты расскажешь мне, что произошло в твоей жизни за это время?

Иванка с готовностью последовала за ней, предвкушая, что сейчас её снова напоят тем ароматным напитком – она успела соскучиться по его вкусу. Но Анна предложила ей принять душ и после этого распахнула двери, ведущие в огромную ванну с джакузи. Иванка стыдливо прикрывалась полотенцем, не желая демонстрировать своего далеко не идеального тела. Анна, напротив, чувствовала себя свободно, будучи совсем без одежды. Иванка, конечно, не пялилась на её тело, но успела увидеть, что оно было потрясающе красивым и ухоженным. Анна грациозно вошла в воду и с блаженным видом погрузилась в бурлящие пузырьки. Потом позвала свою гостью:

– Ну же, Иванка, иди сюда! Я уверена, что эта процедура доставит тебе массу удовольствия.

Она погрузилась с головой – Иванка, воспользовавшись моментом, скинула полотенце и быстро вошла в воду. Никогда прежде ей не доводилось бывать в джакузи. Она любила воду, но, кажется, теперь её сердце было навеки отдано весело лопающимся пузырькам. Минут десять длилось молчание, пока двое нежились в бурлящем потоке, потом Анна протянула девушке бокал с тем самым напитком. Сделала она это лишь усилием воли – в этот раз зрелище плывущего по воздуху предмета не поразило Иванку, а вызвало смех. Как это естественно и забавно – поднимать предметы одним взглядом!

– Мне никогда не сравняться с Вами! – призналась она. – Вы столько всего можете! При всех своих попытках я, кажется, обречена «сидеть на камчатке».

Анна сделала глоток и пристально посмотрела на неё.

– Мы должны соревноваться только с самими собой. Где ты была тогда и где – сейчас. Нельзя конкурировать с тем, кто изначально имел лучшие условия и находился ближе к финишной прямой. Внешне он может выглядеть победителем, но стоит вскрыть всю подноготную, как мы увидим, что твой путь пройден быстрее и эффективнее с того места, где была ты, а не он. Имеет смысл устраивать соревнования только себе. Достижения других людей могут вдохновлять и служить ориентиром, но они не являются отправным пунктом. Расскажи мне, какова твоя жизнь сейчас. Я помню, где ты остановилась.

– Я ушла из школы на следующий день и купила все книги, которые были в списке. Занялась репетиторством, потом устроилась работать на частные курсы. Курсы рядом с домом, группы всегда набираются, денег прибавилось – не сильно, но прибавилось. Я стремилась к стабильности и нашла её.

– Если ты хочешь стабильности, то тогда тебе нужно жить в болоте, – прервала Анна с иронией. – Стабильность – главный враг перемен. У того, кто всё время идёт вперёд, никогда не бывает стабильности. Конечно, планирование своей жизни важно и даже необходимо, но лишь для того, чтобы не потерять ориентир. Все значимые вещи в жизни происходят незапланированно, спонтанно. Если ты живёшь гибко, оставляя в повседневности место для чуда, то никогда не пропустишь важную вещь.

– Разве можно пропустить то, что важно для тебя? – недоверчиво спросила Иванка.

– Ты удивишься, но так и происходит с подавляющим большинством людей! Они принимают важное за мелкое, а мелкое – за значительное. А всё потому, что руководствуются критериями стабильности. Я уверена, что и твоя работа на курсах – всего лишь временное явление.

– Да, возможно, – охотно согласилась девушка, – но пока она позволяет мне оплачивать квартиру и жить самостоятельно.

Анна поддалась вперёд.

– Ты сняла жильё?

Иванка рассказала ей о своей встрече со Славой и о занятиях по скайпу. Лицо женщины выражало живой интерес.

– Мне нравится слушать тебя, – сказала она после, – ты молодец, не сдалась, оставшись одна. Твои успехи очевидны. Каковы твои дальнейшие планы?

женщины за столом в саду

– Я хочу открыть свою школу иностранных языков.

– Смелый проект!

– Пока это всего лишь желание.

– Что ж, пусть будет так. Но с этого дня ты больше не одна.

Иванка робко взглянула на неё:

– Вы больше не исчезните?

Анна покровительственно улыбнулась.

– Нет. Ты становишься шестым членом Клуба авантюристок. Но только после торжественного приёма, который мы устроим тебе в ближайшие выходные. Мой шофёр заедет в воскресенье утром и привезёт в наш дом. Не забудь оставить свой новый адрес и возьми с собой всего две вещи – паспорт и что-нибудь из скрапбукинга. Я хочу взглянуть на него.

– Хорошо. В этом году я почти закончила альбом... Но Вы сказали – шестой член. Вы, Жанна, Полина, Инжу, я – кто ещё?

– Олеся. У нас была подруга Олеся, – голос Анны звучал сдержанно, а глаза уже не улыбались, – она ушла от нас три года назад. Онкология.

– Но разве Вы не могли ей помочь?! – воскликнула девушка, поражённая этой новостью. – С Вашими знаниями и умениями?!

Анна сделала рукой предупреждающий жест, и Иванка замолчала, устыдившись своего возмущения.

– Каждому отмерен свой срок. Да, мы в состоянии отодвинуть его, заботясь о своём здоровье и духе, но когда жизненная задача выполнена, уже ничто не отменит переход. Олеся была актрисой, много работала и не берегла себя, несмотря на наши предупреждения. В клубе авантюристок есть свои правила безопасности. И одно из них гласит – после общения с большим количеством людей давать себе время на восстановление. Тебе это знакомо – вспомни, как выматывала школа.

Переполненные классы, несмотря на демографический кризис в стране, появлялись от того, что чиновники от образования ввели нормативно-подушевое финансирование, а на санитарно-гигиенические нормы стали смотреть сквозь пальцы. Иванка с ужасом вспоминала тот день, когда пришлось проводить урок в классе из тридцати учеников, при максимально допустимых двенадцати человек. Дети, при всей её любви к ним, «съедали» энергию, как физическую, так и психическую.

– Мы живём в обществе энергетических вампиров, – продолжала Анна, – раньше, когда люди были ближе к природе, они естественным образом заряжались энергией земли, воды, трав, леса. С уходом в мегаполисы и потреблением всё большего количества синтетической пищи связь между природой и человеком стала ослабевать. Часть людей приспособилась, научившись подпитываться энергией более сильных собратьев. Жить всем хочется. На земле существует определённое количество людей, которые не только умеют сами генерировать энергию, но и щедро делятся ею с другими. Олеся была из таких. Собственно, мы все такие. И ты тоже. Но нельзя отдавать себя на растерзание, пусть даже из благих целей. Теперь мы строго следим за этим.

– Почему Олеся не слушала вас?

– Она очень любила свою работу. Потом я поняла, что все проблемы начались тогда, когда от Олеси ушёл любимый мужчина. Вместо того, чтобы разобраться в своих отношениях с противоположным полом, Олеся самоотверженно погрузилась в работу – тем более, что была востребована. Практически не давала себе передышек, даже тогда, когда узнала о диагнозе. Нам же не присущи спешка и суета. Мы во всём стремимся поддерживать баланс – труд и отдых, общественная и личная жизнь, радость и грусть – всё должно чередоваться и быть прожитым полноценно. Нельзя бежать из одной области в другую в целях спасения. Все непроработанные, непрожитые и нерешённые задачи никуда не уходят – они копятся в неведомых глубинах нашего подсознания и в один момент могут стать источником серьёзных проблем. В первую очередь, со здоровьем.

– Я помню, Полина рассказывала мне о связи с болью в плечах и моим мировоззрением.

– Да, Полина эксперт в этом вопросе. Доверяй ей. Она многому тебя научит.

– Но и Полина не смогла помочь Олесе?

– Полина помогла многим раковым больным, а Олесе – не получилось. Всё потому, что для излечения требовалось уединиться и вернуться в лоно природы, оставив на время все заботы. Это непременное условие. Олеся его не выполнила. Когда я пыталась поговорить с ней серьёзно, она ответила мне – я до сих пор помню её слова, такое впечатление они произвели на меня: «Я не могу оставить работу. Я нужна людям. Я чувствую себя удовлетворённой только тогда, когда вижу радость в их глазах. Я лучшая тамада и актриса в этом городе, ты же знаешь – и мне важно, чтобы люди запечатлевали в своей памяти не только праздник тела, но и души. Я дарю им праздник и чувствую, что не могу лишать их этого, даже будучи больной. Это понимание рождается где-то внутри меня, я не могу пойти против себя». Она чувствовала ритм своего сердца и жила в соответствии с ним. Значит, таков был её жизненный сценарий. И когда она уходила, она показала нам ещё один пример – пример мужества и хладнокровия перед лицом смерти. Нам всем когда-то умирать, но как будет происходить наш, личный, каждого из нас – процесс перехода, становится важным, когда осознаёшь своё огромное желание жить. Олеся любила жизнь и хотела жить. Но она подготовилась к смерти и ушла смиренно. Хотела бы я уйти так же.

Анна замолчала, задумавшись о чём-то своём. Её рассказ открыл Иванке новую страницу – раньше она избегала думать о смерти, так страшила её неизбежность этого явления. Даже мурашки побежали по коже.

Анна мельком взглянула на неё и снова улыбнулась, грусть её уже развеялась.

– Не принимай близко к сердцу то, что будет ещё не скоро. И помни – «Смерть наблюдаете вы в окружении, а для себя вы её не найдёте», говорится в «Ведах Перуна». А мой любимый старик Ошо приказал выбить на своём надгробии: «Никогда не рождался, никогда не умирал, просто гостил на планете с такого-то по такой-то срок»... Я выхожу и жду тебя в кабинете.

Они расстались после ужина в кафе напротив. На этот раз Анна ни о чём не спрашивала. Возможно, она чувствовала, что голова девушки переполнена информацией, а сердце – эмоциями, и дала возможность просто отдохнуть в своём обществе. Она была весела, развлекала рассказами об экзотических блюдах и национальных обычаях, так что Иванке захотелось попробовать всего. Девушка была жадной до знаний и практического опыта. Но больше всего будоражила воображение предстоящая поездка в тот самый дом, где Иванка впервые познакомилась с Полиной, Жанной и Инжу. Неужели она снова увидит их?


Глава 8. "Сакральные дары"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2020 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru