Клуб авантюристок
корабль на море у набережной

Утром Иванка проснулась до будильника. Как обычно, вставать не торопилась. Подъём с кровати у неё уже давно превратился в целый ритуал – из-за непрекращающихся болей в плечах. Во время массажа Полина рассказала, что мышцы находятся в хроническом напряжении, а всё потому, что девушка идёт не той дорогой, словно неся на себе чужой крест. Увязала физическое заболевание с ментальной проблемой.

Иванка слушала её внимательно, но в душе не очень-то соглашалась. Каким образом жизненный путь может влиять на плечи? Мама говорила, что это, скорее всего, из-за долгого сидения за компьютером. Хотя не так уж и много времени приходилось Иванке проводить за ним, чтобы послужить причиной. Может, простудила где?

Впрочем, в тот день это было совсем неважно. Иванка встала, по привычке разминая плечи и шею, пока шла в ванную. Над раковиной она обычно наклонялась осторожно, чтобы избежать очередного прострела. Но сегодня ничего не мешало гнуться свободно. Иванка попыталась выпрямиться – и поняла, что это действие даётся ей с лёгкостью. Во время чистки зубов продолжала прислушиваться к ощущениям. Боли не было! Она ушла полностью, не оставив ни следа. Плечи стали свободными, как будто с них действительно сбросили ношу!

За завтраком Иванка сдержанно поделилась своей радостью с матерью, но встретила лишь недоумение:

– Разве боль не прошла давным-давно? Кажется, ещё в школе я водила тебя к врачу? Он сказал, что боль должна уйти через пару месяцев. На работу собираешься? – мама не умела тактично переключаться с одной темы на другую. – Уже девятый час.

– Сегодня уроки начинаются в десять, – машинально ответила Иванка, спохватилась и отложила вилку в сторону. – Мам, сегодня я пишу заявление об уходе. Я просто ставлю тебя в известность.

Она вздохнула.

– Как знаешь. Моих советов ты не слушаешь. Живи, как хочешь! Но чтобы не без денег. Надо платить за квартиру.

– Я помню, – на бумаге описание этой сцены выглядит, как благословение родителя на самостоятельный выбор ребёнка, но в действительности всё было по-другому – родителям Иванки было всё равно, где работает их дочь – лишь бы стабильно приносила зарплату, чтобы у них не болела голова об оплате за квартиру и еду. Мать девушки знала только три способа общения со своими детьми – распоряжения, истерики, равнодушие. Впрочем, с младшими она была более ласкова, что поначалу вызывало в Иванке ревность, а потом, как и положено – безразличие.

Отец был холоден со всеми. Когда подруги Иванки жаловались, что выросли без отца, что она могла ответить им? Что формально семья у неё полная, но лучше бы на стене висела только фотография родителей, как напоминание о том, благодаря кому она появилась на свет?

Иванка поторопилась закончить завтрак и уйти из дома. Предстоял нелёгкий день в школе, а потом – даже не знала, что делать потом. Но уже ввязалась в бой.

Коллегам о своём решении сообщать не стала, одной математичке проронила фразу, что уходит. Алевтина принялась отговаривать её, рисуя ужасные перспективы безработицы, вот тогда Иванка призналась, что встретила необычных женщин, готовых помочь ей.

– Ты знаешь, они удивительные. Прекрасны и уверенны в себе, образованны, талантливы, говорят на нескольких языках, умеют такое делать! – она не была уверена, что следует рассказывать математичке о своей встрече с Анной, но в ней сидело желание поделиться с кем-то событиями прошедших дней. В глубине души Иванка считала, что ей неслыханно повезло.

– Подумай, откуда в нашей провинции взяться таким, какими ты их описываешь? – мрачно взглянула на неё исподлобья Алевтина. – Ни одна нормальная женщина не останется здесь жить, в этой тоске и скуке. Я полагаю, тебе «повезло» встретиться с группой мошенниц, выдающих себя невесть за кого. Гастролёрши, которым что-то от тебя нужно, но пока непонятно, что. Я бы на твоём месте держала ухо востро. Возьми лучше своеобразный отпуск, иначе потом пожалеешь об уходе.

– Почему я должна верить тебе, а не им?

– Потому что у людей математического склада ума этот самый ум более рационален, чем у гуманитариев. Ты всегда была импульсивной и непоследовательной. И сейчас создаёшь проблему на ровном месте.

Иванка по привычке прислушалась было к её словам, начала их взвешивать; снова вспомнила о плечах и решительно отринула всё, что было сказано унылой и предсказуемой коллегой.

Директор тоже пытался провести с ней душещипательную беседу, сулил увеличение премии, но в результате подписал заявление. Что немаловажно, Иванка получит отпускные – пусть небольшая, но эта сумма могла поддержать её на первых порах.

Покинув стены школы, она тут же позвонила Анне. Автооператор заученно сообщил, что аппарат абонента временно недоступен. Что ж, поделиться своей радостью можно позже. А пока появилось время зайти в книжный магазин и купить всю необходимую литературу – вчера новые знакомые составили список тех книг, которые, по их мнению, должна прочитать каждая современная женщина. Они же дали немного денег в подарок, и сейчас девушка потратила всё до копейки. В общей сложности она купила семнадцать книг; хорошо, что магазин находится рядом с домом, так что нести весь этот груз пришлось недолго.

– Что это? – удивилась мама, когда старшая дочь ввалилась в квартиру с внушительной стопкой бумажных изданий. – Вам выделили деньги на методическую литературу?

– Нет, посмотри, это совсем другие книги! – Иванка была взволнованна и счастлива. – Посмотри только, что я купила!

Пока она раздевалась, мама перебирала стопку:

– «Думай и богатей», «Сила женщины», «Возлюби болезнь свою», «Искусство позитивного мышления», «Секреты успешной женщины», «Вероника решает умереть», «Психология жертвы и палача» – нет, я больше не могу это видеть! Что за чушь! И на это ты потратила... Сколько ты потратила денег на эту ахинею?!

– Мне подарили, – сдержанно произнесла Иванка, – сказали, что это интересные книги и их стоит прочитать, прежде чем клеймить такими словами, как ахинея и чушь.

В комнату вошла средняя сестра. Она с любопытством взяла первую книжку.

– Ого, тоже этим интересуешься? У моей подруги целая полка подобной литературы!

Иванка напряжённо слушала, готовясь услышать позитивный опыт подруги сестры. Сестра небрежно положила книгу на стол.

– У подруги ничего в жизни не изменилось, она уже сама это признала, – продолжила она, выражая такое же презрение, что и мама, – но выкидывать книги не хочет из-за красивых обложек. Жалко! Они все обещают чудесные перемены, а в действительности просто жонглируют словами, да ещё науку сюда приплетают.

Глупо искать понимания у этих людей! Иванка сгребла книги в охапку и ушла в свою комнату. Хорошо, что у неё всё ещё оставалось немного личного пространства, где можно было уединиться и поразмышлять. Но настроение после таких высказываний упало. Иванке срочно требовалось услышать Анну, чтобы как-то реабилитировать веру в чудо. Безрезультатно – телефон женщины оставался недоступным. Отчаявшись дозвониться, Иванка вытянула из стопки книгу наугад и погрузилась в чтение.

Она не смогла дозвониться Анне ни до Нового Года, ни после. Иванка придумывала её исчезновению сотни объяснений, но они теряли свою силу, чем больше проходило времени. Кончилась зима, за ней весна, пришло лето: она прочитала все книги, нарастила внушительный круг учеников, потихоньку продвигалась работа над скрапбукинг-альбомом, заполнить который было пока нечем, но отделка тоже приносила удовольствие. Самое главное – теперь у девушки хватало времени на то, чтобы не просто читать книги, но практиковать те техники, которые предлагали авторы. Иванка поняла, что Анна и её подруги поделились с ней инструментами, а дальше, судя по всему, ей должно было двигаться самой, в одиночку.

девушка на берегу моря

Какие бы объяснения не находила Иванка исчезновению новых знакомых, воспоминания об этом загадочном клубе авантюристок навевали грусть и тоску, которые приходилось носить в своей душе невысказанными. Кто поймёт её?

Она свела к минимуму общение с прежними подругами, а новых не обрела. Иногда ей думалось, что Анна, Полина, Жанна и Инжу нашли её недостойной для своего сообщества, несмотря на все положительные качества. Видимо, чем-то она их оттолкнула.

Через некоторое время Иванка перестала ментально поедать себя, ища причины отторжения. В конце концов, слишком велика пропасть между ею и этими женщинами, надо признать. Но девушка чувствовала благодарность за то, что их компания спровоцировала её на перемены.

Она испытала это чувство, когда случайно увидела фотографию Инжу на обложке модного журнала, а потом когда проходила мимо клиники натуропатии. Иванка отважилась даже зайти в неё и спросить, можно ли встретиться с директором. Но получила ответ, что Полина в отъезде и когда вернётся – неизвестно. Потом она также случайно увидела рекламу тренингов для женщин и, позвонив, узнала, что его проводит ученица Жанны. Иванка прошла первую ступень, получила массу полезной информации, эффективных техник, просто провела приятно время в компании таких же, как она сама – ищущих и стремящихся к большему.

Почему она не пошла на вторую ступень? Как ни старалась, но увидеть Жанну в тренере-ученице у Иванки не получалось. Она вела тренинг замечательно, была профессиональна и чутка. Но слишком крепко зацепился в памяти образ Жанны, этой лёгкой и светлой леди. Голос её до сих пор звучит в сознании Иванки. Ей не хватает – нет, не их психологической поддержки – её она с лихвой находит в книгах – подаренных ими и новых. Ей не хватает их дружбы, равнозначной и содержательной...

От домашних Иванка как будто отгородилась невидимой стеной – её не трогали и в душу не лезли: им было достаточно, что она исправно оплачивает свою долю квартплаты. Но с каждым днём, с каждой прочитанной книгой отчуждение взаимно росло. Когда осенью удалось устроиться преподавать на частные языковые курсы, денег прибавилось. Иванка стала подумывать о том, чтобы снять квартиру. Самым разумным представлялось опросить слушателей курсов и учеников. Среди некольких десятков человек наверняка кто-то сможет помочь.

Первой откликнулась студентка из только что набранной группы – её подруга сдавала комнату в квартире; со вторым предложением подошёл студент из старой группы. Славу Иванка знала уже больше месяца. Он пришёл учить английский с нуля, был робок и безынициативен. Но его ярко выраженная мужская внешность заставляла трепетать девичьи сердца. Молодые курсантки всё время оглядывались на него, открыто флиртовали, и чем равнодушнее он был, тем сильнее проявлялось их кокетство.

Когда Слава впервые вошёл в кабинет, что-то ёкнуло у Иванки в груди, потом волнение пробежалось с макушки до пят, растворившись в невыразившемся вдохе радости. Она заставила себя быть одинаковой со всеми, никого не выделяя даже взглядом. Вспыхнувшая мгновенно влюблённость в ученика лишь помешает процессу обучения.

Чуть позже студенты получили задание составить о себе короткий рассказ, и все узнали, что Слава – моряк, без пяти минут капитан. Эта информация добавила ему симпатии других студенток. Стало ясно, отчего у него такая смуглая кожа и мускулистые руки. К тому же до сих пор профессия моряка овеяна романтикой и окутана тайной, а что сильнее привлекает женское сердце, чем звание капитана?

Иванка на свой счёт не обольщалась. Неожиданно вспыхнувшие чувства взяла под контроль и вела себя, как учитель. Достаточно строгий. Слава оказался дисциплинированным учеником, прилежно штудировал язык – и у него, в общем-то, получалось хорошо – а Иванка довольствовалась тем, что он радовал её своим присутствием на занятиях.

Он подошёл к ней, когда все ушли; едва не заикаясь, избегая смотреть в глаза учительницы, рассказал, что уезжает через месяц надолго и как раз ищет, кому бы сдать свою квартиру.

– Надолго – это насколько? – Иванке не хотелось бы менять жилище каждый год.

– Месяцев восемь-девять, – всё так же робко ответил он. Нет, ну как может такой привлекательный мужчина быть таким нерешительным собеседником?!

– А потом?

– В городе я всегда остаюсь недолго, часто буду уезжать. В перерывах могу жить у родителей, их квартира в том же районе. Я не планирую оседать здесь.

– Ах, провинция, и чем ты так нам не мила! – вырвалось у Иванки сожаление, которое она тут же прикрыла снисходительной улыбкой.

Слава мельком взглянул на неё, как будто даже удивлённо, и ответил немного с иронией:

– Если бы это была провинция! Вам не кажется, Иванка, что наш город – это самое настоящее гетто? Он ведь сравнительно молодой, строился под промышленную зону, театров-музеев-архитектурных изысков здесь нет. Природа кругом однообразна и неприветлива. Что здесь может держать?

две девушки на берегу на пикнике

– Конечно, Вы повидали немало, – согласилась девушка, – и хорошо, что у Вас есть возможность время от времени вырываться из этого далеко не райского уголка. А мне остаётся любить это место, как свою родину, как свою мать, которая не привечает, но, по крайней мере, не гонит прочь. Впрочем, это всё лирика. Когда я могу посмотреть свою будущую обитель?

Слава брал немного, и Иванка боялась, что квартира будет совсем в ужасном состоянии. Но временное пристанище моряка оказалось весьма уютным и чистым. Ремонт, по его словам, он сделал недавно, так что девушка могла наслаждаться своим новым жилищем.

До его отъезда они пару раз вместе пили чай, и в эти разы Слава был словоохотливей. Он рассказал, что английский язык нужен ему для продвижения по службе и выразил сожаление, что успевает пройти только один уровень курсов.

– Мне позарез нужен язык, но придётся, видимо, потерять время. Была бы возможность изучать английский на расстоянии, уж я бы ею воспользовался!

– А если по скайпу? – робко предложила Иванка.

– По скайпу? Люди изучают языки по скайпу? – он с недоверием посмотрел на неё. – И это эффективно?

– Не знаю. Но, если хотите, мы можем попробовать – для меня это будет выход на новый уровень преподавания, а для Вас – возможность не делать ощутимого перерыва. Но сразу предупреждаю – у меня нет опыта работы по скайпу. Поэтому я не буду брать с Вас денег.

Он опять мельком взглянул на неё.

– Что ж, попробуем помочь друг другу. Я стану Вашей тренировочной площадкой, а Вы – моим шансом быстрее освоить буржуйский язык.

Иванка впервые увидела, как он улыбается. Широко и открыто, как ребёнок. Эта улыбка удваивала его природное обаяние и девушка снова почувствовала прилив симпатии к своему студенту. Если бы ещё он научился смотреть в глаза, когда разговаривает!

– Последний вопрос, Иванка, – он исподлобья взглянул на неё и снова отвёл взгляд, – Ваши родители не против, что Вы будете жить отдельно?

– Мне 29 лет!

– А мне 32, но каждый раз, когда я приезжаю сюда и иду в ночной клуб с друзьями, мама звонит почти в состоянии истерики – где меня носит в три часа ночи?!

– У меня другая ситуация – нас много у родителей, так что им, по большому счёту, без разницы, где мы и что с нами происходит. Я привыкла к родительскому безразличию с детства. Но гиперопека гораздо хуже. Сочувствую.

Кажется, этот разговор немного сблизил их. Слава не перестал называть Иванку на «Вы», но последний свой визит нанёс с тортом в руках и символическим букетом цветов.

– Пусть они благотворно влияют на атмосферу этой квартиры. Вам придётся нелегко поначалу, одной, после шумной и дружной семьи!

– Недружной, – холодно и горько откликнулась девушка, – я буду рада, наконец, полной самостоятельности и одиночеству.

– А я не люблю одиночество, оно давит на меня своей молчаливостью и равнодушием. Я не люблю приходить в пустую квартиру и слышать, как весело живут соседи. Поэтому всегда оставляю включенным магнитолу.

– Тогда почему не женишься? – Иванка первой перешла на ты, с его молчаливого согласия. – По-моему, это естественно для человека твоего склада характера.

– Что ты знаешь о моём характере! – угрюмо ответил он, но спохватился и продолжил более дружелюбно. – Женщины меня любят, а я всё не могу остановиться на какой-то одной. Что они во мне находят? Я ветреный, эгоистичный, безответственный...

– Разве моряк может быть таким?

– Может. Море формирует характер. Ты можешь положиться на море? На его верность и постоянство? На свете нет ничего более изменчивого, чем море. На втором месте – я. Но ведь и ты, Иванка, не замужем. Я не буду спрашивать, почему.

– Да, лучше не спрашивай, тебе всё равно этого не понять.

Кажется, она слегка растревожила его любопытство, но он вдруг быстро надел маску вежливости и перевёл разговор на хозяйственную тему. Романтика вечера была безнадёжно испорчена, Иванка даже не попыталась вернуть её дух – долгие часы размышлений, медитаций и практических упражнений научили её спокойнее воспринимать все причуды любого собеседника-мужчины. Форсирование событий не ведёт ни к чему хорошему. К тому времени она прочно усвоила одну простую истину – «всё, чего я заслуживаю, приходит в мою жизнь, шаг за шагом, постепенно, в своё время».

Провожая Славу до двери и высказывая пожелания дежурными фразами, Иванка не чувствовала тоски от разлуки. В тот момент она только завидовала тому, что скоро он увидит чужие и прекрасные берега.


Глава 7. "Встреча"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2020 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru