Клуб авантюристок
молодые женщины гуляют в саду

Через десять минут Анна уже подъехала к дому. Опасливо оглядываясь, Иванка выбежала из подъезда и нырнула в машину. Сегодня это был джип, а Анна сидела за рулём.

Она повернулась к девушке, приветствуя доброжелательной улыбкой, спросила:

– Как дела? Наш поздний ужин в ресторане не слишком повредил сегодняшней деятельности?

Иванка вся съёжилась, несмотря на то, что в машине было тепло.

– Я в растерянности, – пришлось честно признаться, – понимаю, что ужин тут ни при чём. Но стоило нам поднять некоторые вопросы, как жизнь моя сегодня преподнесла кучу сюрпризов. Неприятных. Может, это и совпадение...

– Совпадений не бывает, – прервала её Анна, – кажется, я уже говорила об этом.

– Тогда как Вы объясните то, что случилось со мной сегодня? – и Иванка рассказала обо всём по порядку.

Они ехали по городу в неизвестном направлении, но охваченную невесёлыми думами девушку это не очень-то беспокоило. Изложив все события уходящего дня с максимальными эмоциями, она замолчала и победоносно посмотрела на женщину, ожидая, что на этот раз той придётся согласиться. Вместо этого Анна произнесла неторопливо и взвешенно – потом Иванка долго думала, насколько хорошо её новая знакомая владела своей речью и умением убеждать:

– Когда ты ищешь ответы на важные для тебя вопросы – приходит помощь; когда предаёшь сокровенную мечту каждым своим действием – возникают препятствия. Ты уволилась из школы?

– Да, – вдруг твёрдо сказала Иванка, – только что.

Анна быстро взглянула на неё – показалось, что её глаза смеются.

– Ты хочешь сказать, что приняла решение секунду назад? Ну ты и авантюристка! Но хватит ли тебе духу следовать своему решению? В частности, когда дело дойдёт до написания заявления и разговора с директором? Он ведь не захочет тебя отпустить.

– А я уйду! – с азартом воскликнула Иванка. – Даже в никуда. Хотя, по правде сказать, не совсем в никуда – у меня есть пара клиентов, которые хотят, чтобы я давала им частные уроки. Пока никак не решалась, а теперь сам Бог велел.

Анна одобрительно кивнула.

– Ты молодец! В тебе есть доля здорового авантюризма, но не безрассудства. Я всё больше убеждаюсь в судьбоносности нашей встречи.

– Даже так? Судьбоносности?

– Известно ли тебе, что частота употребления этого слова составляет один раз на примерно триста миллионов слов? Люди предпочитают не говорить о том, природа чего им неизвестна. Зато с удовольствием произносят слова отрицательные, агрессивные, калечащие душу и убивающие всякое вдохновенное дело.

– Меня сегодня дважды назвали красавицей, чтобы потом причинить боль...

– Посмотри на это по-другому. Поступок того молодого человека в автобусе стал первым шагом на пути к твоей мечте – и ты злишься на него из-за этого? Да, способ он выбрал не самый приятный, даже болезненный, но, видимо, другое тебе помочь не могло. Чтобы гусенице выбраться из кокона, необходимо последнее решающее усилие – и тогда она ощутит всю прелесть бытия бабочки. Без последнего усилия нет следующего шага, и часто, когда мы сами отказываемся совершить это усилие, за нас его совершают другие люди. В конечном счёте, мы должны быть благодарны им за это.

– Может, мне ещё свечку за здравие этому подлецу поставить? – Иванке её предложение показалось обидным, так что она не удержалась от сарказма.

– Да, мы как раз через пару минут будем проезжать мимо церкви! – рассмеялась Анна. – Но, пожалуй, это лишнее. Что ж, люди причиняют нам зло, и мы вполне справедливо негодуем. До тех пор, пока не увидим благости их поступков. Мы заперты во времени и пространстве и потому поддаёмся чувствам. И лишь позже способны увидеть благоприятные результаты злого, с нашей точки зрения, действия – вот тогда-то и приходит понимание.

три музы

– Это из области относительности добра и зла?

– Да. Никто не требует от тебя благодарить того парня, но для начала ты можешь перестать думать о нём, как о подлеце.

– Мне хотелось купить подарков близким и друзьям, – настроение снова упало, когда Иванка вспомнила об этом.

– Я думаю, они переживут, – снисходительно сказала Анна, – а представь, у того парня семеро по лавкам сидят и ложками стучат? Вы обмениваетесь очередными безделушками, а там будущий Моцарт-Пушкин-Нильс Бор голодает!

– Или вся моя зарплата уйдёт на то, чтобы с друзьями пива попить и девочек снять? – с трудом представлялись семеро по лавкам, хотя и было смешно.

– Ладно, рассмотрим и такой вариант, – весело согласилась Анна, – каждая выпитая бутылка алкоголя приближает этого парня к смерти. Люди не пьют от удовлетворения. Запивают нужду, внутреннюю пустоту, одиночество. И лучше пусть он их запьёт, чем пойдёт на большое преступление. Его жертвой может оказаться близкий тебе человек, сестра, например. Но он не успеет ничего совершить, потому что умрёт от чрезмерного употребления пива.

– Вы хотите сказать, что пару часов назад я спасла от смерти мою сестру?! – Иванку уже саму разбирал смех от такой интерпретации. – Или своего будущего мужа? Или своего нерождённого ребёнка?

– Неисповедимы пути Господни, и откуда нам знать? – Анна стала серьёзной. – Принцип неопределённости Гейзенберга пока никто не отменял.

– Мне не столько интересен Гейзенберг, сколько его принцип?

Анна снисходительно посмотрела на свою пассажирку:

– В пределах Копенгагенской интерпретации квантовой механики, принцип неопределённости рассматривает физическую вселенную не в детерминистичной форме, а скорее как набор вероятностей, или возможностей. Например, картина – распределение вероятности – произведённая миллионами фотонов, дифрагирующими через щель, может быть вычислена при помощи квантовой механики, но точный путь каждого фотона не может быть предсказан никаким методом. Проще говоря, если мы попытаемся проанализировать твою ситуацию, можно утверждать, что в целом в мире существует огромное количество людей, которые крадут вещи других и для которых изобретено слово «воры». Но точную причину воровства каждого отдельного человека разгадать нельзя. Нам остаётся только фантазировать и выбирать из двух крайностей – украденные деньги пошли во благо или во вред другим.

– Мне приятней думать, что сегодня я накормила будущего Моцарта. Хотя больше люблю Шопена. Но откуда Вы знакомы с квантовой механикой? И какое отношение к повседневности она имеет?

– В своё время я защищала диплом по теме «Развитие научной мысли человечества». За квантовой физикой будущее. Но не нужно торопиться узнавать всё сразу. Сначала познакомься с нашим Орденом, как мы его называем в шутку.

Они выехали за черту города; пушистые ели, припорошенные свежевыпавшим снегом, скрыли последний оплот цивилизации – причудливую каменную стелу, установленную в центре кольцевого движения; некоторое время Иванка молча смотрела в окно, наблюдая бег неровной обочины и думая о том, что ждёт её впереди. Любопытство напрочь вытеснило страх, хотя уже давно девушка не доверяла едва знакомым людям. Анна не внушила бы опасения даже закоренелому мизантропу.

Поместье, к которому они подъехали по ровной чищенной дороге, состояло из нескольких двухэтажных зданий и огромного сада, который даже зимой выглядел ухоженным. В окнах центрального особняка горел обычный электрический свет. Окна остальных домов были украшены мигающими декоративными лампочками, рождая в расслабленном сознании образ новогодней сказки.

Иванка следовала за Анной от гаража до крыльца. Предвкушение чего-то необычного и яркого возникло у девушки ещё в дороге, её даже немного знобило от возбуждения, страха и восторга одновременно. Конечно, она держала себя в руках, понимая, что любопытство её вскоре должно быть удовлетворено.

Миновав холл с наряженной елью и множеством новогодних украшений, они вошли в просторную светлую залу, вдоль стен которой расположились несколько миниатюрных диванов, камин и изящные кованые жардиньерки с ампельными растениями. В дальнем углу Иванка заметила рояль – настоящий концертный рояль!

– Ух ты! – вырвался у неё возглас при виде этого чёрного монстра, сверкающего белыми зубами клавиш.

– Что тебе понравилось? А, рояль! – Анна подвела девушку к предмету вожделения и пытливо заглянула в её глаза. – Сядь, попробуй, сыграй!

– Я ни одной ноты не знаю! – тем не менее, вот Иванка уже сидит за роялем и держит руки над клавишами, всем сердцем желая пробежаться по ним лёгкими касаниями и в то же время чувствуя свою неуклюжесть и страх. Никогда она не играла на музыкальном инструменте, но ей всегда казалось, что пальцы должны как будто что-то вспомнить, где-то глубоко внутри сидело это непонятное желание, и, самое поразительное, умение играть. Иванка вздохнула, опустила руки на клавиши и издала несколько какофонических звуков.

Анна коротко рассмеялась.

– Сказала же, что не знаю ни одной ноты! – Иванка вскочила из-за рояля сердитая и разочарованная.

– Забудь! – примиряющее произнесла женщина и коснулась её локтя, приглашая сесть на один из диванчиков. – Мои подруги идут.

Иванка уже слышала звук нестройных шагов. В залу входили три женщины. Девушка растерянно переводила взгляд с одной на другую, не зная, на ком задержаться. Они ворвались в её жизнь, как и Анна – стремительно и легко. Приблизившись к гостье без тени смущения, но с огоньком любопытства в глазах, они по очереди протянули руки, представляясь:

– Жанна.

– Полина.

– Инжу.

Иванка робко произнесла своё имя, пробормотала что-то вроде «приятно познакомиться». Они окружили её, продолжая разглядывать с доброжелательным любопытством. Она тоже не теряла времени, разглядывая их в ответ. Так, наверное, смотрят друг на друга только представители инопланетных цивилизаций.

женщины пьют чай на террасе

Жанна оказалась натуральной блондинкой с серыми глазами. Её роскошные длинные волосы были уложены в греческом стиле, причёску дополняла соответствующая одежда – длинный светло-персиковый хитон с эластичной кулиской на талии и открытые сандалии с позолоченными ремешками. В этой зале, на фоне светлых стен и больших арочных окон с кремовыми портьерами, её наряд смотрелся органично, внося тёплые оттенки и солнечный свет, так, что о зиме забывалось напрочь.

Полина показалась более приземлённой, но не менее очаровательной. На ней был строгий деловой костюм, смотрела она тоже немного строго. Каштановые волосы, перехваченные лентой на затылке, падали на плечи, струились по прямой спине. Осанка у всех была отменной, Иванка невольно расправила плечи, чтобы хоть как-то вписаться в эту компанию. Тёмные глаза Полины заметили этот жест и одобрительно улыбнулись. Удивительное сочетание – строгое лицо и сияющие весельем глаза!

Но более всех поразила воображение Инжу. Эта молодая женщина, в отличие от своих подруг, имела пышные формы – крутые бёдра, полные икры, большую грудь; но невозможно было оторвать глаз от её фигуры! Когда она входила в залу, походка её была столь уверенной и лёгкой, что тело женщины казалось дорогой вазой, бережно изваянной руками умелого мастера. Она несла себя изысканно, грациозно, в то же время без вычурности и жеманства. Рядом с ней лишние десять килограмм Иванки выглядели пятьюдесятью, а ведь Инжу весила, как стало известно потом, около ста.

В тот день она носила облегающее тёмно-бордовое платье и такого же цвета туфли на каблуках. Длина этих каблуков составляла никак не меньше пятнадцати сантиметров и в душе Иванка подивилась, как Инжу удаётся носить себя так свободно и легко на недостижимой для девушки высоте! Стоило Иванке надеть такие туфли, как начинала ныть поясница и кружиться голова. Её более худенькая сестра любит говорить, что каблуки и вес «старшухи» – вещи несовместимые, но как хочется иногда надеть их, чтобы гордо пройтись по улице, демонстрируя свою сексуальность!

Анна направляла беседу.

– Теперь ты знаешь нас всех. Вижу по выражению твоего лица, что очарована и смущена. Ты можешь задавать любые вопросы, какие пожелаешь.

– И получу ответы на все? – исподлобья глянула на неё Иванка.

– Почему нет? Ты здесь именно для этого.

Казалось удивительным, что она вообще попала сюда в гости. Как Иванка могла удостоиться внимания этих женщин? Она ничего не представляла собой по сравнению с ними, была бесконечно жалка и ничтожна на их фоне, и не постеснялась выразить эту мысль вслух.

– Внешнего лоска добиться не трудно, располагая временем и средствами, – ответила Инжу, – любая может блистать при грамотном подходе. Почему ты принижаешь себя, рассматривая только физическую сторону своего существования? Анна рассказывала нам, что в тебе есть редкие качества, и недаром она пригласила тебя сюда. Ты думаешь, много людей побывало в этом доме?

Иванка неопределённо пожала плечами. Ей стало любопытно, что за редкие качества обнаружила в ней Анна, о чём она спросила её прямо. Для более детального разговора та пригласила всех расположиться на диванах.

– На протяжении последних лет мы ищем жемчуг, – устремив задумчивый взгляд в окно, сказала она, потом изучающе посмотрела на лицо Иванки. – Нет, не бижутерию – человека. Много веков назад этим занимался Диоген, когда ходил по городу днём с зажжённым фонарём и говорил, что ищет человека. Так получается, что людей вокруг много, а человека нет. На Земле уже больше семи миллиардов человеческих особей, и достойных среди них – мало.

Во время нашей беседы в ресторане я поняла, что ты – та самая жемчужная раковина, пока ещё не раскрывшаяся, но стремящаяся сделать это. В тебе есть жажда знаний, твоё мышление ещё не закостенело, хотя в какой-то мере и наполнено предрассудками, ты любопытна, доверчива, весела, добра и открыта. У тебя острый ум и ты умеешь наблюдать и делать выводы. Ты любишь учиться. И, как мне думается, самое главное – ты готова учиться. Забудь весь свой горький жизненный опыт, отринь стереотипы повседневности и скажи, что готова присоединиться к нам.

Иванка обвела их лица долгим взглядом.

– Но кто вы? Я помню, что на входе сюда слышала какие-то слова об Ордене.

Женщины переглянулись.

– На самом деле мы называем себя Клубом Авантюристок, – ответила Жанна, – просто и забавно, как наши жизни. Но чтобы тебе понять это, нужно узнать эти жизни. У тебя есть время, чтобы послушать нас?

Было ли у Иванки время? Кажется, уже переступив порог, она поняла, что её время теперь не имеет большой ценности. Она с удовольствием тратила его на загадочных собеседниц. Но прежде чем они поведали ей о своих жизненных дорогах, Анна распорядилась, чтобы принесли напитки. Надо сказать, никогда Иванке не доводилось пробовать такого ароматного и вкусного питья. Смакуя его небольшими глотками, она смотрела на прекрасные женские лица, погружаясь в магию беседы, как в сон – такой неторопливой, насыщенной и тёплой она оказалась.


Глава 5. "Три истории"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2020 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru