Клуб авантюристок
две молодые женщины

Конечно же, Иванка не совершила глупость и не пропустила занятия в школе. С трудом разлепив веки в семь часов утра, она на автопилоте собралась и отправилась на работу. По дороге думалось о любви к детям, о педагогическом таланте, который был отмечен ещё в университете, об учительской карьере и своём предназначении. Всё-таки английский востребован в наши дни. Люди отдыхают за границей, выходят замуж за иностранцев, переписываются с зарубежными коллегами. Как ни крути, язык сейчас везде нужен. Иногда Иванке поступали предложения о репетиторстве, но каждый раз она отказывала – слишком уставала в школе. Отвести шесть-восемь уроков, заполнить журнал, проверить тетради, написать планы на следующие занятия...

Чтобы после всего этого идти по тёмным стылым улицам в чужие дома, где так вкусно пахнет приготовленным ужином и от этого кружится голова, мешая сосредоточиться на учебном материале? Накатывалась такая тоска, что хотелось разорвать учебник английского и посыпать его клочками свою голову! Усилием воли Иванка возвращалась туда, где находилось её физическое тело. Пальцы держали ручку, а ей казалось, что они сжимают кисть, а то вдруг начнут бегать по клавишам невидимого пианино, рождая в голове мелодию и тут же забывая её. На ум лезли какие-то строчки, тело просило движения, изгибов, полёта...

Заняться чем-либо после такого дня не представлялось возможным. Где-то в глубине Иванкиного стола лежал ворох материалов, заготовленных для очередного альбома: винтажные ленты, бархат, фигурные степлеры, ещё что-то... Оставалось воскресенье, но оно было наполнено всеобщей семейной уборкой. Мама, поборница абсолютной чистоты, командовала отцом и сёстрами до наведения стерильного порядка, после которого не оставалось сил ни у кого. Все дружно садились перед телевизором и начинали потреблять передачи без разбору и остановки. Такая схема жизни поддерживалась в их семье уже много лет, нарушаясь иногда конфликтами родителей. Отец любил выпить, а матери это не нравилось. В этом плане семья ничем не отличалась от тысяч таких же семей по всей провинциальной России.

Иванка ненавидела конфликты. Когда они случались, она до последнего старалась идти на компромисс, делала всё возможное, чтобы свести разногласия на нет. Худой мир для неё по-прежнему лучше доброй ссоры. Завучи школы это знали и частенько пользовались безотказностью молодого педагога. Каждый раз Иванка корила себя за слабоволие, за то, что не могла выступить с открытым забралом, но снова и снова взваливала на себя чужие дела, лишь бы не слышать слов укора и не ловить на себе неодобрительный взгляд вышестоящего.

«Дарю своё время тем, кто этого не ценит», – подумала Иванка, выходя из квартиры, и тут же возразила самой себе – как это не ценит?! Наверное, часть людей всё же испытывает какую-то благодарность. Пусть и не выражает её вслух.

Здание школы возникло перед ней привычным – серым и шумным. Дети стекались к центральному входу, меж ними высились фигуры учителей, спешащих на работу. Чем, собственно, отличались они в этот час от заводчан? От звонка до звонка – и это всё об учителях! С той лишь разницей, что рабочий, покидая завод, оставлял работу за дверью, а учитель нёс её домой. Кипы тетрадей в сумке, в голове же – мысли о планах и отчётах. Как тут заняться репетиторством? А уж скрапбукингом тем более...

Так, беседуя сама с собой, Иванка вошла в школу, где попала в плотное кольцо учеников и коллег – каждый что-то хотел от неё. В такой типичной утренней ситуации времени на размышления не оставалось.

После первого урока у Иванки было «окно» – оно часто случалось из-за бестолково составленного завучами расписания. Обычно девушка просиживала это время в учительской, проверяя тетради и перебрасываясь парой слов с коллегами. Сегодня в этой тесной комнатке набилось слишком много народу. Только войдя, она поняла, отчего здесь так шумно – коллеги окружили историчку и с одобрительным видом слушали, как она громко выражает всеобщее возмущение:

– Нет, вы только подумайте – они задерживают зарплату в аккурат под Новый Год! Не на все школы, говорят, хватает. Как будто бюджет у нас не общегородской! Опять эти элитные гимназии и лицеи! Нет, ну как будто мы миллионы зарабатываем, чтобы на нас не хватило!

Настроение Иванки упало. Конечно, родители подождут, когда старшая дочь отдаст им свою долю квартплаты, но она рассчитывала прикупить подарков сёстрам, коллегам и подруге. Неудобно в самый большой праздник обойти их вниманием. Они любили подарки Иванки, уже стало доброй традицией получать их от неё. Сами, правда, редко дарили, но у них ведь семьи, дети, ипотека. Сёстры на поездки копят, хотят мир повидать...

девушка за столом с пером

Иванка не додумала внезапно возникшую мысль о том, что она как будто уже списала себя со счетов, как будто ей самой не хочется повидать мир, или хотя бы купить тёплую шапку. Устроившись в углу за большим старым столом и продолжая наблюдать сцену возмущения, она вспоминала Анну. У неё так всё легко получалось! Красивая, умная, богатая, свободная – как ей удалось достичь заветной вершины? Ах да, она не тратила своё время на то, что ей чуждо! Иванка вздохнула и принялась проверять тетрадки, как вдруг одна фраза исторички отвлекла её:

– У государства только лозунги хорошие, а мы как были предоставлены сами себе, так и остаёмся. Уходить надо из школы. У-хо-дить!

– И куда же? – насмешливо поинтересовалась географичка. – В небытие?

– В Интернет. Сидишь себе дома, людей обучаешь через компьютер – только в пандемию мы пыхтели с целым классом, а тут индивидуально. Говорят, очень удобно.

Пожилая учительница биологии важно выступила вперёд:

– Пробовала я так заниматься, и скажу вам – неэффективно это. Где присутствие живого человека, личное участие преподавателя? Нет учебной атмосферы, связь слабая, изображение часто пропадает. И уже неважно, целый класс перед тобой или один-единственный человек. Сплошные минусы.

– Что – и ни одного плюса? – робко поинтересовалась математичка, ровесница Иванки.

Всем было интересно. До пандемии идея обучения по скайпу казалась довольно-таки увлекательной. Связь между людьми из разных городов, обмен знаниями в реальном режиме времени, несмотря на тысячи километров, экономия времени и сил, которые тратятся на дорогу – какие могут быть минусы?

– Да, скайп хорош для общения, – назидательно произнесла биологиня, оглядывая математичку с головы до ног, – но никак не для обучения. Это вздор! Я уже 45 лет в образовании и могу сравнивать разные технологии. Пандемия показала, что полагаться на дистанционное обучение – нонсенс! Дети кто в лес кто по дрова, никакой дисциплины, у меня самой голова кругом шла от всех этих онлайн-уроков. Плюсов не нахожу, и не убеждайте меня в обратном. Поверьте моему опыту.

Учительница биологии была «старожилом» школы. Все остальные пришли сюда уже после неё. Конечно, она пользовалась непререкаемым авторитетом, тем более что ребята у неё занимали первые места на общегородских олимпиадах. Само собой разумеется, полноценно вести занятия по скайпу она бы не смогла в силу возраста, да и с компьютером не очень-то дружила, чтобы говорить компетентно про дистанционное обучение, но голос её звучал так уверенно, так авторитетно, что не нашлось никого, кто решился бы возразить ей.

На этом разговор иссяк, Иванка переглянулась с математичкой, потом каждая погрузилась в свои тетрадки, словно сбегая от безысходности. Зарплаты нет, уйти из школы некуда, а на носу – праздник.

– Послушай, Алевтина, – Иванке вдруг захотелось задать своей коллеге мучающий с некоторых пор вопрос, – а если бы тебе не нужно было ходить на работу и при этом денег достаточно – что бы ты делала?

Математичка с недоумением уставилась на неё.

– Ну, чем бы ты занималась каждый день? Хобби какое, или воплощение мечты?

Алевтина на секунду задумалась.

– Я бы, наверное, уделяла больше внимания своим детям.

– Но у тебя нет детей.

– Пока. Вот выйду замуж, а там появятся.

– А зачем?

– Что зачем?

– Зачем замуж и дети?

Алевтина посмотрела на девушку, как на ненормальную.

– Странная ты такая – зачем замуж и дети! Вот ты разве не хочешь?

Алевтина была не первой, кто уходил от ответа на этот вопрос, задавая встречный. Почему так легко ответить на вопрос о еде – я ем, потому что голоден; и почти невозможно ответить на вопрос о замужестве и детях?! Чем эти два вопроса принципиально отличаются друг от друга? Иванка ведь не спрашивает о причинах движения кварков!

– Предположим, что я хочу. Ну, не столько замуж, сколько любить и быть любимой. Замужество для меня – это некий свод обязанностей по закону. Мне бы хотелось, чтобы желание заботиться о любимом проистекала из потребности самой любви.

– Ой, ты такая мечтательница! – снисходительно воскликнула математичка. – Главная цель брака – дети. Вот я бы с ними возилась!

– Ну ладно, – согласилась Иванка, – пусть я мечтательница. Но ведь дети вырастут и покинут родительский дом, улетят, так сказать, из гнезда. Чем бы ты тогда занялась?

– Там внуки пойдут.

Иванка почувствовала раздражение.

– Послушай, ну ведь нельзя всю жизнь класть на алтарь заботы о детях! Неужели у тебя нет увлечений, нет интереса к искусству, науке, ещё чему-нибудь?

– Этим пусть муж занимается. А я должна создавать уют и тепло, воспитывать детей.

– Ладно, пусть будет так. – Иванка решила зайти с другого конца. – Сейчас у тебя нет детей, нет мужа – у тебя есть желание чем-нибудь заняться? Не хочется рисовать мрачных перспектив, но вот представь, что так и не встретила того единственного, так и не родила ребёнка – что тогда? Чем наполнять свою жизнь?

Алевтина пожала плечами. По выражению её лица стало ясно, что выводы коллеги пришлись не по душе.

– Ожиданием?

– Ну, я бы могла сделать карьеру в школе, – наконец, произнесла она.

– Стать второй авторитетной биологиней? – насмешливо поинтересовалась Иванка.

– Нет, первой авторитетной математичкой, – не то в шутку, не то всерьёз ответила Алевтина.

Иванка поняла, что продолжать разговор бесполезно. Судя по всему, математичка не имела никаких интересов и увлечений. На работу она ходила, потому что так надо. И мужа, и детей тоже хотелось потому, что – так надо.

Наверное, Анне было так же невообразимо скучно с Иванкой – но как девушка могла дать ей ответы на вопросы, которые сама задавала себе и не находила, что ответить?! Она достала из сумки визитную карточку женщины, повертела в руках и убрала. Даже если позвонить, что сказать? Что утром пошла в школу? Или что зарплату задерживают?

Впрочем, с зарплатой дело прояснилось к концу дня. Когда Иванка собирала сумку с тетрадями, в кабинет заглянула Алевтина и радостно сообщила:

– Иванка, деньги привезли! В бухгалтерии уже очередь!

Кривая настроения резко поползла вверх, и молодая учительница помчалась за своими кровно заработанными, на ходу обдумывая подарки. Но уже через полчаса стояния в очереди эйфория улетучилась, закралась мысль, что слишком много радости испытывают учителя, получая гроши. Отец с детства внушал ей – довольствуйся малым, будь благодарна за то, что имеешь; но что-то благодарности затянулись. В конце концов, Иванка не мечтала о шикарной яхте – ей всего лишь хотелось путешествовать, рисовать, заниматься музыкой, танцами и скрапбукингом. Почему она должна быть благодарной за то, что у неё просто есть работа? Чем она тогда отличается от рабов древней Греции? Само слово «работа» имеет своим корнем «раб».

Иванка оглянулась. Учителя стояли впереди и позади неё неровной линейкой. Обсуждались размеры зарплаты, поведение проблемных учеников, предстоящие олимпиады. Девушка стала вглядываться в лица коллег. Ни одно из них не было таким светлым, как у Анны. Застывшие маски, поджатые губы, без причины строгие глаза, командирские морщины у рта – всё в них выдавало учителей. Нищих и бесконечно гордых за свой самоотверженный труд!

Расписавшись в ведомости, Иванка получила зарплату и покинула кабинет бухгалтера. Вернулась в кабинет, собрала сумку, закуталась в тот самый полусинтетический шарф и отправилась домой.

В квартире всё было как обычно. Обед никто из сестёр приготовить не удосужился – привычно ждали, когда старшая сестра позаботится о них. Вымахали две девицы, и ни одна до сих пор не умеет яичницы пожарить!

Пока Иванка варила суп, вернулась из магазина мама. Она пребывала в хорошем настроении из-за скидки на покупки, и тогда девушка решилась спросить у неё:

– Мам, как ты посмотришь на то, что я уйду из школы?

Поначалу она не восприняла вопрос всерьёз. Продолжая разбирать продуктовую сумку, бросила мимоходом:

– Да? И куда же? В свободные художники?

Её равнодушие и ирония показались на этот раз более обидными, чем раньше.

– Почему бы и нет? Ты же сама говорила, что я неплохо рисую.

– Неплохо не есть хорошо. И потом, я не специалист, чтобы оценивать твои работы. Я вообще в живописи ничего не понимаю. Не приставай ко мне; у тебя суп вон, убегает!

Иванка подняла крышку кастрюли и убавила газ.

– Да, я и в самом деле собралась уходить! – пришлось ей повторить более решительно.

Мама глянула на неё и проворчала:

– Нет, ну куда это годится?! Что за блажь? Прежде чем уходить откуда-то, надо решить, куда ты уходишь. У нас так тяжело найти работу! Чем тебе не нравится твоё место?

– Может быть, тем, что оно не моё? У меня не остаётся времени на себя, на свою личную жизнь, – начала возражать дочь.

девушка с зеркалом в саду

Мама закончила разбирать сумки и прямо посмотрела ей в глаза:

– А что ты хотела? Ты думала жить только в своё удовольствие? Так не бывает, дорогая моя! Есть слово «надо». Твоя работа обеспечит пенсией.

– До которой я могу не дожить?

– Зачем сразу так негативно? Забота о пенсии ещё никому вреда не принесла!

– Такая же грошовая, как зарплата?

– Зато стабильная. А пойдут дети, они помогут.

– Мам, а вдруг не пойдут? Почему ты убеждена, что у меня будут дети?

– У всех есть, и у тебя будут. Таково предназначение женщины.

Иванка больше не могла вести эти штампованную беседу. Было очевидно, что мама её не слышит, да и не предпринимает усилия слышать. Но она всё-таки решилась задать последний провокационный вопрос. Несмотря на то, что он стал ядром конфликта, Иванка не пожалела о том, что задала его.

– А нас ты тоже родила, чтобы мы в старости подмогой стали?

Мама разразилась целой тирадой о неблагодарности современных детей, о том, как тяжело было поднимать всех трёх – в общем, ещё добрая плеяда общеупотребительных клише. Потом она расплакалась и ушла в свою комнату. Иванка не бросилась утешать её – даже эти слёзы казались ей манипуляцией.

Однако атмосфера в квартире стала натянутой, сёстры заперлись в своей комнате, а отец что-то потихоньку ворчал себе под нос. Всё ясно – старшая дочь нарушила их привычный уклад, так что на сегодняшний вечер подвергалась семейному остракизму. Недолго думая, Иванка собралась и поехала к подруге, той самой, после визита к которой встретила Анну. Всё лучше, чем весь оставшийся вечер лицезреть недовольные мины домочадцев!

Сегодня было теплее, чем вчера, да и автобуса не пришлось ждать долго. Иванка сочла это хорошим знаком, настроение улучшилось. Что поделать, её настроение по большому счёту зависело от внешних событий. А у кого не так?

Уже по дороге в салон набилось много людей – городская ёлка открылась несколько дней назад, маршрут автобуса пролегал как раз мимо неё. Основная масса народа выходила на центральной площади, поэтому пришлось запастись терпением и дать окружающим возможность потолкать Иванку и потрепать её полусинтетический шарф.

За две остановки до площади их вдруг обогнал легковой автомобиль, да так лихо, что водитель маршрутки едва успел увернуться. Автобус качнуло из стороны в сторону, пассажиры сбились в центре салона, вслед за этим их раскидало по разным сторонам маршрутки, а кто-то впереди даже ударился о поручни. Поднялось возмущение, переросшее в нервный смех и оживлённый разговор об обнаглевших автолюбителях. Иванке потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. Страх длился только мгновение, но такой пронизывающий, какого раньше ей испытывать не доводилось. Поправив сбитый набок шарф, она принялась вытаскивать застрявшую в толпе людей сумку. Какой-то парень участливо помог ей:

– Держите, красавица, держите, не теряйте!

Его помощь, подкреплённая столь приятными дамскому уху словами, возымела своё действие. Последний рывок – и сумка у Иванки на коленях. Она расслабилась и с удовольствием увидела, что маршрутка подъезжает к площади, а значит, сейчас станет просторно. Тот парень вышел вместе с потоком людей, оставив её сожалеть о том, что их знакомство не продолжилось. Кажется, он был милым.

Вздохнув, она проводила его фигуру печальным взглядом и принялась смотреть в окно. Всё те же однотипные дома, скудная архитектура, отсутствие каких-либо парков. Иванке хотелось бы жить в другом городе, а в каком, она не знала. Большие города манили, но и пугали своим ритмом, шумом, суетой. Несмотря на их притягательность, навечно оседать там не хотелось – предлагаемый ими образ жизни вконец лишил бы девушку свободного времени.

Водитель объявил остановку; Иванка достала сумку и принялась искать кошелёк. В женской сумочке, как верно подмечали многие юмористы, сложно что-либо найти быстро. Вроде всё на виду, но в такой комбинации, что не сразу и поймёшь, нужную ли вещь извлекла из её недр.

Автобус уже остановился, водитель выжидательно смотрел на Иванку, а она лихорадочно шарила по карманам, недоумевая, куда мог деться кошелёк.

– Нельзя было заранее приготовиться?! – не выдержал водитель. – Девушка, давайте же скорее, вы мне весь график сбиваете!

С растерянным видом она пролепетала:

– Кажется, кошелька нет.

– Как нет?! Забыла что ли?!

– Кажется, вытащили...

Иванка вдруг вспомнила того парня и его активную помощь.

– Вот козёл! – невольно вырвалось у неё, как только в голове установилась причинно-следственная связь.

Водитель развернулся и закричал:

– Кто козёл?! А ну давай выметайся отсюда! Платить не хочет, ещё и оскорбляет! Выметайся!

Иванка выскочила на улицу, дрожа от гнева и обиды. Прежде с ней не случалось ничего подобного. Бушующее негодование вдруг перекрыла одна мысль – в кошельке была вся зарплата. Та самая зарплата, которую грозились задержать, но великодушно выплатили в честь праздника. Что толку описывать чувства – с каждым, наверное, рано или поздно такое происходило. Неважно, какой суммы лишился человек – важно, что эта была последняя сумма, на которую он мог рассчитывать.

Как в тумане, Иванка добралась до скамейки и упала на её, изо всех сил сдерживая слёзы. Мысли о произошедшем оказались сильнее воли, девушка расплакалась, не в силах копить в себе плещущие через край эмоции. Именно так – в голос, рыдая от вселенского чувства несправедливости, полнейшего одиночества и безысходности.

Какой-то человек тронул её за плечо.

– Девушка, что с Вами? Нельзя так убиваться. Что случилось?

Всхлипывая после каждого слова, она рассказала ему историю своего ограбления.

– Н-да, даже не знаю, чем тут можно помочь. И в полицию обращаться бесполезно. Вот что – пойдёмте ко мне, я угощу чаем или кофе, что хотите. Вам станет легче.

Тут только Иванка решила посмотреть, что за тип её жалеет. Подняв глаза, она увидела худого небритого мужчину лет пятидесяти. От него шёл лёгкий запах алкоголя и сигарет. Пока девушка соображала, как вести себя в такой ситуации, он подвинулся ближе и положил руку на её колено.

– А пойдёмте?

Иванка вскочила, с отвращением скинув его руку. Ещё один дегенерат! На ходу вытирая слёзы, она направилась к дому подруги и увидела, как неприятный мужчина последовал за ней. Этого только не хватало! Почти перейдя на бег, она быстро достигла подъезда и на одном дыхании взлетела на четвёртый этаж. Подруга открыла не сразу, за это время внизу успела хлопнуть входная дверь.

– Где ты, красавица?

Уже второй раз за вечер её называли красавицей с целью причинить зло.

Буквально ворвавшись в квартиру подруги, Иванка закрыла дверь на замок и без сил опустилась на табуретку. Подруга растерянно и недоумённо смотрела на неё, а она не знала, что сказать. Возбуждение сменилось апатией, в голове не было ни одной мысли, Иванка просто позволила напоить себя чаем, без слов и эмоций. Подруга делилась какими-то своими проблемами, гостья безучастно слушала её, не вникая, так что вскоре та замолчала. Иванка впервые проигнорировала её обиженный вид.

– Прости, мне срочно нужно позвонить одному человеку.

Набрав номер Анны, она произнесла голосом, едва скрывающим панику:

– Здравствуйте! Мне нужна Ваша помощь.


Глава 4. "Клуб авантюристок"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2020 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru