Клуб авантюристок
медведь в тайге летом

Фанпарк Бобрового лога, крупнейшего за Уралом горнолыжного и рекреационного комплекса, встретил тишиной. Наступил первый рабочий день недели, и найти здесь можно было разве что сотрудников парка да редких иногородних гостей вроде пятерых путешественниц. Они неторопливо поднялись на вершину горы по канатно-кресельной дороге, наслаждаясь отрывающимся видом. Молодая зелёная поросль сибирских деревьев, нежная сочная трава, расстилающаяся, словно дорогой ковёр, повсюду, куда ступала нога. Воздух на вершине был полон хвойных ароматов заповедного края.

Со смотровой площадки подруги увидели горы, раскинувшиеся внизу и уходящие затем вверх. Покрытые лесом, они то тут, то там прерывались проложенными туристами тропами. Анна предложила следовать по одной из них и вскоре её спутницы уже шли среди яркого буйства зелёных оттенков разнообразных кустарников, пихт и сосен. Пару раз навстречу выскочили бурундучки, «авантюристки» даже успели сфотографироваться с ними, до того, кажется, они привыкли к людям.

– Интересно, а звери покрупнее здесь водятся? – спросила Иванка. – Тайга всё-таки.

– Конечно, – ответила Жанна. Ей эти места были хорошо знакомы; сюда она приводила группы на тренинг. – Но волков и медведей вблизи туристических троп никто не замечал.

Через полчаса ходьбы они приблизились к огромной скале, застывшей замысловатой фигурой чуть в стороне от тропы. Сама скала состояла не из сплошного камня, а как бы из множества средних и мелких валунов, уложенных природой по известному только ей рисунку.

– Это знаменитые Красноярские Столбы, одно из великих чудес природы, – взялась рассказывать Жанна, – создали их много миллионов лет назад титанические силы огненных недр Земли. Расплавленная магма пыталась вырваться наружу из глубины, но у неё ничего не получилось. Так и застыла в трещинах и пустотах осадочных горных пород, которые залегали на поверхности. Потом солнце, ветер и вода постепенно разрушили известняки, сланцы и песчаники, вмещавшие магматическую породу – розовый сиенит. Обнажившись в виде самых причудливых форм, сиенит оказался не по зубам ни солнцу, ни ветру, и остался торчать в виде причудливых каменных «столбов». Их очертания настолько выразительны, что каждый такой столб получил своё название. Здесь есть «Дед», «Бабушка», «Внучка», «Верблюд», «Перья», «Львиные ворота» и много других, чьи формы напоминают фигуры или головы людей и животных. Это удивительное место для отдыха и медитации!

Анна легко прыгнула на самый нижний камень и стала карабкаться вверх, подбадривая остальных:

– Давайте же, это только снизу скала кажется грозной!

Полная Инжу с проворностью обезьянки последовала за ней, потом Полина, потом Иванка и последней была Жанна. Они быстро и осторожно взбирались на самый верх, цепляясь за каменья поменьше и коряги, невесть откуда взявшиеся здесь. Оказавшись на вершине, Иванка отдышалась и глянула вниз. Ого! Подъём был достаточно крут. Как же они спустяться?

Увидев её озадаченный взгляд, Анна сказала весело:

– Возвращаться будем другим путём. Нам нужно теперь следовать дальше, в гущу лиственных деревьев, среди которых спряталась замечательная поляна. Тебе нравится здесь, Иванка?

– Очень! Я никогда прежде не бывала в таких метах. Меня пугало само слово «тайга».

– Ты убедилась, что она гостеприимная и дружелюбная, – подмигнула ей Инжу, – и она позволяет забыть о моём весе!

Посмеявшись, они продолжили путь. Идти оказалось совсем немного. Раздвинув крепкие ветви лиственниц, женщины увидели почти идеально круглую поляну, густо покрытую мелкими пёстрыми цветами. Иванка словно попала на страницу книги сказок.

– Она и в самом деле замечательная! И какая ухоженная! – воскликнула девушка, удовлетворённо осматривая новое место.

– Хотя бы раз в месяц кто-нибудь из нас старается побывать здесь, – сказала Полина, устраиваясь на ковре из цветов и вытряхивая содержимое своего рюкзака. – Ты обратила внимание, что комары перестали нам досаждать?

Действительно, над ушами больше не раздавался противный писк надоедливых кровопийц.

– Это волшебное место? – Иванка приготовилась поверить чему угодно.

– Ну, если можно назвать волшебством особые травы, отгоняющие насекомых...

Вот в чём дело! Словно сама природа позаботилась об оазисе для уставших туристов, создав кусочек рая в неприступной на первый взгляд тайге и оградив его от назойливой мошкары.

девушка в летнем лесу

Гостьи перекусили бутербродами и фруктами, запили водой из прохладного ручейка, неприметно бежавшего у края поляны. Иванка почувствовала, что за трапезой последует что-то красивое и необычное.

Анна достала из рюкзака бледно-розовую материю, велела девушке облачиться в неё. Кусок ткани оказался просторным хитоном, подруги помогли надеть его правильно. Иванка почувствовала себя актрисой в театре. Эта своеобразная роль немного смущала, ведь её смысл оставался неясен.

Усевшись в кружок, в удобной для каждой позе, все слушали Анну. Её речь главным образом была адресована Иванке:

– Мы научим тебя магическому обряду – совместному пению мантр. Их хорошо петь и в одиночестве, но группа многократно усиливает воздействие мелодии и слов. Я полагаю, ты знаешь, что такое мантра.

– Да, я прочла несколько книг о них и слушала на разных эзотерических сайтах. Какие-то нравились, какие-то оставляли равнодушной.

– Пыталась ли ты петь их?

– Да, – Иванка вспомнила свой робкий опыт и покраснела, – но у меня получается... не очень.

– Тебе просто нужно руководство. Сейчас послушай нас и потом скажешь, хочешь ли ты участвовать в этом.

Девушка кивнула. Женщины закрыли глаза и некоторое время сидели молча. Иванка слушала тишину, пытаясь уловить малейшее изменение пространства, о котором читала в книгах, но ничего такого не происходило. Она видела перед собой обычных земных женщин в розовых одеждах. Их лица были сосредоточены, а фигуры расслаблены. Чем не эзотерический театр?

И вдруг они начали петь с единой ноты, как если бы одновременно грянул хор. Иванка замерла в изумлении от такой синхронности. Голоса её подруг звучали сильно и уверенно. Они умело управляли дыханием, подчиняясь единому ритму. Никто не опаздывал, никто не торопился. Мантра лилась над их головами, отодвигая тишину, и девушка ощутила лёгкое покалывание на лице. Неведомый вихрь, рождённый вибрацией их голосов, закружил её сознание, заставляя сильнее биться сердце. Она сидела, взволнованная и завороженная, слушая музыку высоких женских голосов, стройно выводящих мелодию Гайятри Мантры.

Впервые Иванка услышала эту, безусловно, одну из самых красивых мантр в исполнении Девы Премаль. Тогда она впечатлила её своим необычным музыкальным рисунком и проникновенным исполнением. Сегодня ко всему этому добавилась сила объединённых в одно целое женских сердец. Их пение уносило за облака, позволяя увидеть мир таким, какой он есть, без условностей и границ. Иванка закрыла глаза, чтобы полностью отдаться звучанию голосов, и почувствовала, как душа словно потекла наружу, обволакивая её фигуру и всё окружающее, словно туман. Это было ощущение свободы и причастности к чему-то очень хорошему. В голове не осталось ни одной мысли, сердце освободилось от эмоций и только чувство восприятия мира обострилось до предела – Иванка слышала плеск воды в ручье, шелест листьев, торопливые шаги мелких животных, живущих поблизости. Все звуки сливались в одну симфонию и в то же время каждый звук жил своей жизнью.

В фильме «Вниз по кроличьей норе или что мы вообще знаем?» рассказывалось о том, что квантовая частица может находиться одновременно в двух местах. Девушка вспомнила об этом фильме, потому что сейчас испытывала именно такое состояние – ей казалось, что она, будучи сидящей на поляне, растекается дальше за пределы; ощущение, что её личное пространство вдруг в разы расширилось и она присутствовала на каждом его участке.

Неизвестно, что могло произойти дальше, если бы пение не прекратилось. Голоса женщин смолкли; некоторое время они сидели в абсолютной тишине, наслаждаясь пережитым. Сознание постепенно вернулось в обычное состояние и они смогли поговорить о новом для Иванки опыте. Выслушав её впечатления, Анна сказала:

– Это хороший результат. Когда ты начнёшь петь сама, увидишь, что ещё может открыть для тебя этот ритуал.

Девушка вдруг представила, как они поют мантры в школе всем педколлективом, ей стало смешно.

– Напрасно эта мысль вызвала твой смех, – произнесла Жанна, когда та рассказала о причине своего внезапного приступа веселья. – Если бы учителя и впрямь стали практиковать совместное пение мантр, они бы очень скоро удивились результатам. Вплоть до фантастической успеваемости учеников и финансовому поощрению непонятно за что. Мантры – очень сильный инструмент. Но лучше не распространяться об этом.

– Почему?

– Потому что любое магическое знание теряет свою силу, если ты передаёшь его большему числу людей, чем три.

– Но открой ютуб и слушай столько разных мантр – они доступны практически каждому!

– Верно. Однако имея в своём распоряжении цыплёнка и овощи, всякий ли сможет сварить вкусный суп? Недаром шеф-повара ценятся высоко. Да, магическое знание лежит доступным повсеместно – в теоретической форме. На практике оно по-прежнему остаётся уделом избранных.

– По возвращении домой я преподам тебе несколько уроков по совместному пению, – сказала Инжу, – поставлю твой голос, чтобы ты не испытывала неловкости при пении. Многие люди стесняются петь лишь потому, что понимают, что их голос звучит фальшиво. Это исправимо.

Слова Инжу вселяли надежду. Иванке очень хотелось принимать участие в совместном пропевании мантр, но спешка здесь была ненужной.

– Постойте! – вдруг быстро сказала Анна и приложила палец к губам. – Тсс-с!

Они услышали странный хруст – издавать этот звук могли только ломающиеся под чьими-то тяжёлыми ногами ветки. Вскочив, все принялись вглядываться в сторону шума. Подруги оставались спокойны, а в сердце Иванки закралась тревога. Девушка смутно различала среди переплетения веток тёмный силуэт, двигающийся несвойственной человеку походкой.

– Медведь! – воскликнула Полина, но не испуганно, а удивлённо. Подруги переглянулись.

– Кажется, его привлекло наше пение, – весело отозвалась Анна, выходя вперёд. Судя по всему, страх испытывала лишь новенькая. – Иванка, у тебя появляется великолепный шанс продемонстрировать свою силу.

– Силу? – девушка невольно попятилась назад. – К-какую ещё силу?

– С незапамятных времён женщина умела подчинять себе диких животных – современницы утратили этот навык, но не все.

На поляну вышел большой грузный медведь. Прежде Иванке доводилось видеть таких только в цирке и зоопарке. Но там был дрессировщик, и прутья! Она трусливо спряталась за спину Анны. Её спутницы стояли спокойные и сосредоточенные, переводя взгляды с Анны на медведя и обратно.

– Иванка, не будь трусихой, с нами ты в безопасности! – шёпотом произнесла её покровительница. – Встань рядом со мной!

Девушка повиновалась, вся дрожа от волнения. Кажется, даже ладони вспотели.

Медведь тем временем медленно, словно не решаясь, двигался в их сторону. Между ними оставалось не более тридцати метров. Бежать было некуда. В следующую минуту медведь одним прыжком сократил расстояние в два раза и Иванка испуганно икнула. Анна протянула вперёд ладонь и пристально посмотрела в глаза медведя. Поднявшись на задние лапы, он остановился, чуть покачиваясь большим сильным телом. Анна произнесла шёпотом:

– Я держу его силой свей энергии и мысли. Ты можешь попробовать. Сосредоточь всё своё Я в одном взгляде и направь его в глаза медведя. В тебе не должно быть страха. Животные очень хорошо его чувствуют. Но охотно подчиняются силе. Вытяни руку, как я, и вложи часть своей силы, своего внимания в центр ладони. Мысленно объедини ладонь и взгляд – они должны слиться в один поток, направленный на нашего непрошенного гостя. Тебе понятно?

Иванка несмело и неуклюже следовала её указаниям, но, само собой разумеется, внутри не было той самой уверенности. Она старалась изо всех сил. Медведь продолжал стоять, всё так же покачиваясь. Девушка стала находить это забавным, как вдруг Анна резко опустила свою руку и отошла в сторону. Иванка осталась наедине с хищным исполином, чувствуя себя ребёнком, которого бросили в воду, чтобы научился плавать. Медведь встал на передние лапы и грозно двинулся к ней, негромко рыча. Она изо всех сил тянула руку и пялилась ему в глаза, но ничего не помогало. Каким-то образом Иванка предугадала его намечающийся прыжок и, не выдержав физического напряжения вперемешку с напряжением нервным, завопила. Ор её разнёсся над поляной так звонко, и было в нём столько силы, что в следующее мгновение медведь развернулся и драпанул что было мочи. Поляна вслед за тем наполнилась дружным хохотом путешественниц. Пожалуй, смех оставался лучшим способом снять напряжение.

– Что ж, – немного успокоившись, сквозь слёзы сказала Анна, – ты не справилась с заданием, но прогнала его! Не менее, пожалуй, эффективно.

– Думаю, мишка испытал нешуточный стресс, когда ему в морду отчаянно заорала дама в розовом! – всё ещё не придя в себя от приступа смеха, добавила Полина. – Я бы, наверное, так не смогла.

– Я бессознательно, – пришлось Иванке оправдываться сквозь собственный нервный смех, который вдруг перешёл в бурные рыдания. Разве когда-нибудь ей приходилось встречаться с хищником в его собственных владениях?

Анна прекратила смеяться и обняла её. Жанна принесла воды, Полина растёрла плечи девушки какой-то травой. Её аромат и глоток холодной воды помогли прийти в чувство. Они посидели немного, обсуждая произошедшее. Анна рассказала, в чём заключалась ошибка девушки, и заверила, что научиться управлять – зверьми ли, людьми ли – лишь вопрос времени и практики. Иванка вдруг поняла, как много тренировок ей предстоит – духа, тела, сознания. Хватит ли жизни?

– Ты способная, – погладила её по плечу Инжу, – и, главное, умеешь находить достойный выход из ситуации. Мы укротим энергию твоего голоса, направим его в позитивное русло! – она неожиданно рассмеялась. – Не могу успокоиться. Как вспомню круглый мохнатый зад, улепётывающий от нас!

медведь в летнем лесу

– Пора идти обратно, – распорядилась Анна, поднимаясь первой, – событий на сегодня достаточно.

Они переоделись в свои спортивные костюмы и двинулись обратно, по другой тропе. Иванка шла молча, уже успокоившаяся, но до конца не расслабившаяся. В голове снова и снова прокручивались сцена противостояния с животным. Она никак не могла понять, почему у Анны получилось, а у неё нет, ведь внешне они производили один и те же действия. Хотя, что здесь было размышлять? Она находилась в начале своего пути.

– Не переживай сильно, Иванка, – Анна повернулась к ней, – такие способности требуют большой работы над собой. Я покажу тебе одно более простое упражнение – оно поможет тебе в исполнении желаний. Думаю, ты уже знаешь, что загадать.

Как Иванке ни было стыдно – но бедная Анна! Она намекала на то, что та загадает что-нибудь вроде успешного и более эффективного обучения, а в девушке уже давно зрело тайное и порочное желание соблазнить Славу. Вот для чего она хотела использовать силу этого упражнения! Иванка сжала губы и промолчала. Что ею руководило? Извечная жажда владеть любимым мужчиной? Самоутвердиться? Проверить силу упражнения? Ведь ей почти не верилось, что такого, как Слава, можно соблазнить.

В последний вечер в Красноярске Анна дала Иванке основы магического лестничного упражнения, и в последующие дни та активно практиковала его, держа в голове своё желание. Оно не было оформлено словами, просто какая-то часть её женского Я соскучилась по мужскому вниманию и заботе и всё время напоминала о себе смутными образами. Душа словно набрасывала эскизы.

Привести это упражнение в своих записях Иванка не могла – человеку неподготовленному оно может нанести вред. Как будет видно из дальнейшего, девушка сама чуть было не попала в неприятную ситуацию. Но это будет потом, а сейчас они проводили прощальный вечер на площади перед театром оперы и балета. Её новые подруги решили показать ей новое чудо Красноярска – музыкальный фонтан. На самом деле их было три: один центральный и два сбоку; они стали настоящим украшением города. Весь Красноярск изобиловал скульптурными фонтанами, и даже прозвище мэра было «Фонтаныч», потому что по его инициативе энергию могучего Енисея направили на созидание и уют. Городок Иванки, затерянный в европейской части России, хоть и находился на широкой и полноводной реке, имел всего пару фонтанов, да и те работали слабо.

Стоя перед центральным фонтаном, слушая музыку и наблюдая, как тонкие высокие и низкие струи следуют за мелодией – кажется, это был Моцарт – девушка наслаждалась игрой воды в разноцветных лучах подсветки, и с удовольствием ловила прохладные капли на своей коже.

– Это зрелище лучше всякой психотерапии, – сказала она Анне, стоящей рядом. – Я могу бесконечно смотреть на это.

– Вода – наша самая большая утешительница. Я знаю, что тебе это зрелище кажется фантастическим – так оно и есть – но я была свидетелем ещё более грандиозного и фееричного фонтана. Год назад, когда ездила в Арабские Эмираты, мне посчастливилось увидеть самый красивый фонтан. Вернёмся домой – я покажу тебе видео. Ты будешь впечатлена. Арабы создали настоящее чудо – целую Песнь Воды!

Мимо них прошла компания парней, недавно вышедших из подросткового возраста. Нагруженные упаковками бутылочного пива, они шли вразвалку, разговаривая сквозь зубы и вызывающе смеясь. Самым неприятным было то, что речь их изобиловала матерными словами, они нисколько не стеснялись произносить их громко, игнорируя окружающих. Картина, типичная не только для российской глубинки.

«Какое же быдло нас окружает!» – автоматически пронеслось в голове Иванки.

– О нет, мой мозг сейчас разорвёт! – шутливо воскликнула Анна. – Не будь так сурова к людям, они находятся в плену собственного невежества и очень страдают от этого, просто не показывают.

– Ты снова прочла мои мысли? – удивилась Иванка. Трудно привыкнуть к тому, что свои думы могут быть доступны другому человеку.

– Нет, это на твоём лице отразились всё презрение и отвращение к парням. Тут даже обычный человек не затруднился бы определить твоё отношение.

Иванке стало стыдно, но в следующую минуту она принялась защищать себя:

– Но разве эти парни не достойны презрения? Общество должно мило улыбаться в ответ на их грязную речь? Почему мы должны подвергать свои уши такому оскорблению?!

– Смотри, что происходит. Эти парни прошли мимо нас с тобой, мимо вон той женщины, которая даже оглянулась им вслед, мимо тех пенсионерок с внуками. И каждый в душе возмутился их поведением и послал вслед порцию негативной энергии – злости, раздражения, ненависти. Ходят такие парни по белу свету, собирают отрицательные эмоции окружающих и транслируют их обратно в социальное пространство. Мы сейчас не говорим о вреде, который наносят такие эмоции тому, кто их посылает. Считается, что если ты не воспринял негативный выпад другого человека в свой адрес, то он вернётся к тому, кто выпустил эту ядовитую стрелу. Да, прямо отрицательный посыл адресата не затронет, но создаст вокруг него плохой образ, который, обогащаясь далеко не положительными эмоциями окружающих людей, будет расширяться и в один день поглотит источник. Ведь именно он стал первопричиной возникновения у другого человека негативной эмоции.

– Что ж, мы все должны быть друг для друга белыми и пушистыми?

– Ты же знаешь, что это утопия. На всех не угодишь. Но когда люди нарушают истинные ценности, они автоматически становятся мишенью для негативных мыслей. Зная это, мы должны помогать им, а не умножать отрицательное поле каждого из нас. Попробуй взглянуть на этих парней иначе. Пожелай им, например, чтобы в их жизни встретился авторитетный человек, который бы открыл для них красоту речи. Разве ты сама не материлась, когда была подростком?

Иванке снова стало стыдно. Она вдруг вспомнила, как считала, что использовать матерные слова – это круто и современно. Сколько же ей было? Лет семнадцать...

– Почему ты перестала так говорить? – с любопытством посмотрела на неё Анна.

– Потому что один мальчик, который мне очень нравился, как-то сказал – я была у него в гостях и при нём разговаривала исключительно культурно – что терпеть не может грязно выражающихся девушек. «Идёт, – говорит, – красивая ухоженная барышня, – не идёт, а плывёт! – и взгляд любуется ею и душа поёт, и вдруг открывает рот и одно только матерное слово убивает всю её красоту. Ты не представляешь, Иванка, как мерзко становится! Как будто это не девушка, а оборотень. Я не могу представить, как она поёт колыбельную своему малышу. Я не могу представить, как целую её, как знакомлю с родителями». На меня его слова произвели огромное впечатление! И пусть наша дружба не переросла во что-то более интимное, с того дня я напрочь перестала произносить что-либо, порочащее моё женское достоинство.

– Хороший друг был у тебя, – задумчиво сказала Анна, – молодой, а понимал глубинные вещи.

– Почему я их не понимала? Среди девушек и парней, с которыми я общалась, было круто использовать такие слова. Они словно показывали, на какой ступени вседозволенности ты находишься. Незрелым подросткам присуще ложное понимание свободы. Мы не могли ничем выделиться – мат заменял достижения, которых не было.

Проговаривая мысли вслух, Иванка вдруг ощутила, как тёплая волна поднялась прямо из середины сердца и, пройдя через макушку, вылилась наружу. Она уже знала, что эта волна окутает тех парней заботой и пожеланием встречи с людьми, которые откроют им красоту и выразительность литературного языка. Ведь сколько в нём изящных оборотов, пословиц, каламбуров и синонимических оттенков! Женщины любят ушами – ох, как это верно! – и хочется слышать музыку фонетически благозвучных слов, а не лай цепных псов.

– Женщина подобна воде, – произнесла Анна, – её речь должна звучать, словно лесной ручеёк – спокойно и кротко.

– Кто же нас тогда услышит? – с иронией отозвалась Иванка.

– Услышат. Надо звучать ещё и уверенно, как шум прибоя – вода ведь способна быть разной. Единственное, чего у неё не может быть – стремительности огня. Даже цунами накатывает мягко.

Девушку неожиданно осенило.

– Не потому ли мужчины исчезают порой из нашей жизни, что боятся этого самого цунами? – спросила она. – У меня было два таких печальных опыта. Отношения, вроде бы, складывались удачно, но однажды мой друг исчезал, без объяснений, без записок. Дозвониться до него было невозможно. Я разговаривала со своими знакомыми – у многих такое случалось. Теперь я понимаю: мужчины чувствуют «цунами» – наши слёзы и вопросы – и стараются избежать его. Они боятся сделать больно и боятся сказать правду. Почему мужчины так трусливы?

– Потому что так проще. Анализировать отношения больше свойственно нашему полу, мужчины просто чувствуют, что это – не их женщина и решают покинуть её. Они сами толком не могут объяснить, что не так. Исчезновение без объяснений становится для них единственным выходом. В этом многие мужчины удивительно солидарны. Но эта черта говорит о незрелости личности и, может быть, исчезновение такого мужчины – к лучшему?

– Всё равно на тот момент грустно, хотя сердцем и осознаёшь твою правоту.

– Помни, Иванка: всё, что твоё, обязательно к тебе вернётся. А если быть более точной, то с самого начала никуда не денется. Всё, что нам принадлежит по каким-то заслуженным причинам, идёт бок о бок с нами и нет нужды жить в страхе чего-то лишиться, понимая эту простую истину.

Её слова заставили Иванку задуматься над тем, имела ли она право использовать упражнение по отношению к Славе. Может быть, её мечта была попыткой привязать то, что ей не принадлежало? Она вздохнула и снова себя оправдала – вот и будет видно, насколько можно доверять упражнению. С медведем-то у неё ничего не получилось!


Глава 11. "Коварство наших желаний"


Таша Аненкова

Использование материалов сайта в offline и online изданиях без согласования с автором категорически запрещается.

   Таша Аненкова 2020 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru