– В Европе была создана ассоциация так называемых Мастеров Сновидений, в которой члены этой организации занимаются тем, что заказывают себе сны, где они становятся главными действующими лицами. Некоторые из этих снов омерзительны.



– Я сплю! – вдруг радостно воскликнула Дарья, решив, что это её сознание собрало воедино все представления о мужской неотразимости и выдало ей эталон. – Конечно же, это сон!



Он вглядывался в глубину своих глаз, и видел в них лишь серьёзный взгляд взрослого человека, у которого уже прошли детство и юность, но вера в чудо не исчезла, а лишь приобрела вселенский размах и, не выдержавшая конкуренции с напряжённой повседневностью, затаилась где-то в глубине сознания.



– Ты будешь устраиваться в школы, и тебя будут увольнять, потому что им не нужны люди, обличающие систему. Им не нужна правда.



Завораживающее зрелище открылось Дарье с земли. Высоко в небе, среди слабых отсветов звёзд, появилась золотистая точка. Она быстро приближалась, то исчезая, то появляясь в туманностях околозвёздных образований, и вскоре стали ясно различимы контуры гигантского коня, галопом несущегося среди облаков, и фигура юноши в развевающихся одеждах, оставляющих за собой шлейф бесшумных молний.



После конфликтов с начальством человеку необходим сон.



– Сны по заказу? – недоверчиво усмехнулся Румпф. – Да, подобное трудно подвести под какую-либо научную теорию. В чём состоит целесообразность метода? Совмещать приятное с полезным?



– Где мы? – шёпотом, боясь спугнуть очарование от узнавания неизвестного, спросила Дарья.

– У вас наяву это называют резиденцией. Однажды я слышал, как в своём сне один очень богатый – по вашим меркам – бизнесмен говорил деловому партнёру о том, что у себя в резиденции он король и бог. Бедняга, через несколько дней он был убит в своём же жилище, – скорбно умолк Гипнос, но тут же повеселел, – ну да ничего, с кем не бывает! Готова ли ты к тому, чтобы оценить мой вкус и фантазию?




– Сила трудовой привычки сильнее физического разложения. Знаете, Дарья Алексеевна, я иногда думаю: вот мы с Вами всю жизнь учительствовать будем, а умрём – и на том свете продолжим свою педагогическую деятельность. Я-то, конечно, раньше, чем Вы. У Вас ещё есть время вырваться из этого засасывающего болота.



На самом деле её злила непоколебимая уверенность Евдокии Владиславовны в том, что природа человеческого сна уже давно разгадана и всего-то зависит от норадреналина, допамина и серотонина! Значит, всё, что произошло с ней прошедшей ночью, было лишь удачной комбинацией нейротрансмиттеров?..



– Это особые люди? – переворачивая страницу за страницей, спросила Дарья.

– Да, особые, – нахмурился Гипнос, и солнце за окном на мгновение скрылось за облаками, – это люди, нарушившие законы Мира Сновидений. Их становится всё больше. Они учатся контролировать процесс сна и планируют его сюжет, как им вздумается, невежественно полагая, что моё государство – самое подходящее место для воплощения их фантазий.




Дарья вовсю веселилась, наблюдая за царившем в Кремле абсурдом, но когда Виталий Александрович в изнеможении сел, её охватила жалость; появилось желание загладить свою вину перед этим человеком. Если этого не сделать, президент проснётся в гнетущем настроении. А ей не хотелось подвергать свою родину риску быть управляемой невыспавшимся человеком.



А было бы неплохо сорваться в поход на байдарках через крутые пороги затерявшейся в глубинках России реки; удрать на залив, где о клёве никто и не слышал, но зато какие чудесные там бывают рассветы! Или снова стать подростком, чтобы тайком во время лагерного сончаса нарвать лесных цветов и незаметно положить их на подоконник пионервожатой – молодой красивой девушке, в которую влюблён.
Стоп! Об этом Виталий думать себе не позволял. Не позволял думать настолько, что даже в своих снах неизменно присутствовал рядом с женой и детьми. Времена романтических похождений и душевных волнений прошли. Было трудно совмещать в себе мужчину и президента.




– Всё это великолепно, но я не могу представить научным кругам в качестве доказательств своей теории анализ собственных снов. Им подавай альфа-ритмы с изменчивой амплитудой! Тета-волны! Вертекс-зубцы! Они поднимут меня на смех, услышав похождение бабочки-Румпфа!



– Взрослые пичкают нас сказками, поощряют веру в Деда Мороза и приветствуют волшебство в детских фантазиях. Но стоит детям чуть подрасти, как те же взрослые лишают их веры в существование чудес. Я думаю, это происходит потому, что взрослые завидуют детям, у которых есть сказка, а у взрослых ничего нет. Ни-че-го!



   Таша Аненкова 2011-2021 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru