Все эмоции выгорели ещё в прошлой жизни, когда Стив Дани был богатым и уважаемым человеком и мог летать первым классом, как вот эта французская актриса – навстречу своим мечтам.



Стефани взглянула в иллюминатор. Ещё несколько минут – и панорамы Парижа медленно уплывут в синеватую дымку; растворится, как сон, Эйфелева башня; затеряется среди очертаний богатых кварталов легендарный ресторан “Brasserie Flo”, в котором праздновались все кинематографические победы амбициозной актрисы.



Барбара обладала импозантной и эффектной внешностью, которую подавала, как подают в элитных ресторанах деликатес к дорогому вину. Джон за километр раскусывал таких и на лёгкий флирт отреагировал сухо, с некоторым оттенком брезгливости.



— Вы говорите о гармонии, совершая насилие над личностью? — вспыхнула Стефани. — Интересное у Вас отношение к гуманизму.



— Эта вечная склока между французами и англичанами уже порядком приелась. Пора бы молодому поколению отправить на свалку истории все обидные прозвища, которыми наши нации награждают друг друга. Мои поклонники разные. Но я люблю их всех! Тебе этого не понять — ты не актёр...



Единственное, чего она пугалась, так это неведомой, неподвластной ей тяги к этому мужчине. Она находила его привлекательным именно в этой своей грубой неотёсанности, но сама её природа не терпела столь откровенного противоречия и неестественности, рождая в душе Стефани разлады, расшатывая её моральный стержень, так тщательно возделанный культурными традициями цивилизованного мира.



— Дешевле будет отправить этот самолёт ко всем праотцам, чем посодействовать выходу в свет ещё одной низкопробной ленты с Вашим участием. Только полнейшие идиоты смотрят Ваши фильмы!



Было странно видеть огромный салон красавца "Боинга" пустым, словно у него отняли душу. Стефани оглянулась в поисках поддержки. Сейчас она нуждалась в ком-то, кто обнял бы её и сказал, что всё будет хорошо. Но только ряды пустых, осиротевших кресел видели её глаза. Стефани с горечью призналась себе, что больше не является заложницей – перед смертью все равны.



Ей не было дела до того, какую цель поставили перед собой террористы, но, какой бы она ни была, они использовали все самые грязные, самые жестокие методы для её достижения.



Интерес многотысячной аудитории подогревался ещё и тем, что в салоне первого класса летела известная французская актриса и её продюсер, о которых в газетах писали множество всяких небылиц.



   Таша Аненкова 2011-2021 © Все права защищены Рейтинг@Mail.ru